21:22 , 07 ноября 2013

Армения и Грузия: Новые ключевые отношения на Южном Кавказе?

  Сергей Минасян, Институт Кавказа, Ереван

После недавней смены правительства в Грузии, приведшей к снижению напряженности между Россией и Грузией, Ереван и Тбилиси получили более благоприятные возможности по улучшению своих отношений. Армения и Грузия также продвигаются вместе в своих усилиях по продолжению и углублению процесса интеграции с ЕС. В случае Грузии это означает готовность заключить Ассоциированное Соглашение с Европейским Союзом, включающее Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA), планируя парафировать их в ходе ноябрьского саммита «Восточного партнерства» ЕС в Вильнюсе. В случае с Арменией, которую Россия сравнительно недавно заставила отказаться от подобного шага и вместо этого объявить о своем намерении присоединиться к возглавляемому Россией Таможенному Союзу, это означает нахождение в режиме постоянного ожидания по возобновлению процесса интеграции с ЕС при возникновении более благоприятных внешних условий. Несмотря на данную заминку, последние развития благоприятны для прорыва в армяно-грузинских отношениях. В случае такого прорыва, он повлечет за собой существенные региональные последствия.

Параметры современного армяно-грузинского Modus Vivendi

Экономическое сотрудничество между Арменией и Россией основано на торговом и энергетическом транзите через Грузию. Двусторонняя торговля между двумя соседями сравнительно мала, но возрастает. В 2012 году Грузия была девятым крупнейшим торговым партнером Армении по объемам экспорта (до $78 млн.), а Армения – вторым крупнейшим адресантом грузинского экспорта ($261 млн., хотя большую часть этой суммы составляет реэкспорт поддержанных автомобилей) [Армения экспортирует в Грузию строительные материалы, стеклянную тару, продукты из резины и пластмассы, сельскохозяйственные продукты (особенно виноград), медикаменты. Импорт из Грузии включает продовольственные товары,  азотные удобрения, лес и древесину. В течение последних нескольких лет реэкспорт поддержанных автомобилей (из Соединенных Штатов и Европы) стал важной статьей грузинского экспорта.] В последние годы существенно возросли армянские инвестиции в туристическую и транспортную инфраструктуру Грузии. В целом, экономики двух стран похожи по своей структуре, вследствие этого плохо интегрированы. Они ориентированы на различные рынки и основываются на различных поставщиков энергоресурсов и сырья [См. подробнее: Сергей Минасян, «Армяно-грузинские отношения: проблемы и перспективы», Центральная Азия и Кавказ 15 (2), 2012].

В вопросах безопасности Армения и Грузия имеют различные подходы и поддерживаются противостоящими друг другу великими державами. Это стало особенно очевидно после Августовской войны 2008 года между Грузией и Россией, так как последняя является основным военно-политическим партнером Армении, как в двустороннем формате, так и через Организацию договора о коллективной безопасности. Отношение грузин к Армении и армянам в постсоветский период во многом определяется негативным восприятием имеющегося сотрудничества между Москвой и Ереваном. Армения, со своей стороны, внимательно следит за сотрудничеством Турции и Азербайджана, опасаясь углубления существующей транспортной и коммуникационной блокады Армении со стороны этих стран. Позиции двух стран по урегулированию региональных этнических конфликтов также различны. Грузия поддерживает принцип территориальной целостности (в случаях с Абхазией и Южной Осетией), тогда как  Армения выступает за принцип самоопределения (Нагорный Карабах). Проблема Джавахети – армянонаселенного региона Грузии, также играет важную роль в двусторонних отношениях. Фактор проживания примерно 100 тыс. этнических армян в этом приграничном с Арменией административно-территориальном регионе создает взаимные подозрения и фобии.

Вместе с тем, обе страны имеют серьезные точки соприкосновения. К примеру, Армения не признает независимость Абхазии и Южной Осетии, а Грузия старается сохранять нейтралитет в карабахском конфликте. На глобальном уровне, в рамках программы Европейского Союза «Восточное партнерство», позиции двух стран довольно схожи. Кроме того, Армения и Грузия связаны отношениями с Соединенными Штатами, учитывая наличие там влиятельной армянской общины и политическую поддержку Грузии со стороны США.

Результатом всего этого является достаточно стабильный modus vivendi между Тбилиси и Ереваном.

Новые фактор и тренды: что изменилось?

Приход к власти в Грузии правительства Бидзины Иванишвили стал одним из наиболее важных позитивных факторов в армяно-грузинских отношениях. На фоне усилий Иванишвили по нормализации отношений с Москвой, политическое и военное сотрудничество Армении с Россией трансформировалось из ограничителя в возможность. Наиболее наглядным примером этого являются ссылки Грузии на Армению, как основного бенефицария возобновления железнодорожного сообщения через Абхазию (закрытого с начала 1990-х годов) – даже если эта идея выступает удобным поводом для правительства Иванишвили по поиску путей улучшения отношений с Россией.

В некотором смысле попытки Грузии скорректировать свою внешнюю политику являются заимствованием армянской внешней политики «комплементаризма». Это отчасти вызвано разочарованием грузинской политической элиты результатами одновекторной политики президента Михаила Саакашвили. Опасность дерзкой, но несбалансированной внешней политики стала очевидной в августе 2008 года. В ходе своего первого официального визита в Ереван в январе 2013 г. грузинский премьер-министр Иванишвили прямо указал на преимущества сбалансированной внешней политики Армении, отметив, что «Армения поддает хороший пример для грузин [в этом контексте]. Мы может только с «белой завистью» смотреть на это». Естественно, это вызвало жесткую критику со стороны Саакашвили и его команды, что свидетельствует о том, что попытки переосмысления внешней политики Грузии требуют серьезной общественной поддержки.

Возможности для реальной реализации более сбалансированной внешней политики могут возникнуть лишь после президентских выборов в Грузии в октябре. Но ожидания резких изменений негарантированны. Никакого «пророссийского» разворота в Грузии в обозримом будущем не будет. Об этом свидетельствует единогласная резолюция грузинского парламента в поддержку важнейших внешнеполитических приоритетов страны – включая членство в НАТО и ЕС.

Тем не менее, общее смягчение грузино-российской политической атмосферы уже оказало позитивное влияние на различных уровнях, включая ситуацию в Джавахети. В период Саакашвили Джавахети был под жестким контролем полиции и спецслужб. В настоящее время ситуация несколько меняется.  Под менее жестким давлением со стороны спецслужб органы местного самоуправления и политические организации получат возможность активнее участвовать в публичной политике. Это повысит уровень доверия местного населения к центральным властям и снизит опасения по поводу нарушения их прав, как этнического меньшинства, что, в свою очередь, позитивно отразится на отношениях между Ереваном и Тбилиси.

Примечательно, что российско-грузинские попытки примирения и общая корректировка внешней политики Грузии происходят одновременно на фоне усиливающегося среди армян недовольства российско-армянскими отношениями. Это во многом было вызвано увеличившейся ценой на российский газ и анонсированием скандальных контрактов между Москвой и Баку по поставкам российских вооружений. Совсем недавно Россия предприняла активные шаги по недопущению европейской интеграции Армении и заставила Ереван объявить о своем намерении присоединиться к «Евразийскому» Таможенному Союзу. Россия, таким образом, попыталась предотвратить парафирование Арменией Ассоциативного Соглашения/DCFTA, уже согласованного с Брюсселем.

С практической точки зрения, однако, таможенная зона возможна только между государствами с общей границей. Армения в реальности может присоединиться к ней только через Грузию (даже если Азербайджан тоже присоединился, что маловероятно, его границы с Арменией останутся закрытыми). Таким образом, сотрудничество Армении с Грузией после парафирования Тбилиси Ассоциативного Соглашения/DCFTA получит особую значимость, так как в результате Ереван получит единую границу с таможенной зоной ЕС, приобретая дополнительный аргумент в его сложных переговорах с Москвой в рамках Таможенного Союза.

Усиливающееся внутреннее недовольство в Армении относительно нынешней региональной политики Москвы вряд ли радикально изменит военно-стратегические рамки российско-армянских отношений в краткосрочной или среднесрочной перспективе. Однако нынешняя динамика может привести к некоторому разделению между военно-стратегическим и экономическим измерением российско-армянских отношений. Ереван надеется, что такого рода разделение позволит Армении продолжить свой процесс интеграции с ЕС (даже в режиме ожидания) без жесткого противодействия России и избежать угроз в сфере обороны и безопасности, предоставляемых Москвой.

Продолжающаяся важность устремлений Грузии и Армении к европейской интеграции

В ходе июльского визита в Армению и Грузию, европейский комиссар по вопросам расширения Штефан Фюле положительно оценил внутриполитические развития в двух странах и их прогресс к парафированию Ассоциированного Соглашения. К концу того же месяца Грузия и Армения завершили свои переговоры с ЕС по Ассоциированному Соглашению/DCFTA и объявили, что они готовы к парафированию этих соглашений. Однако с началом августа российское давление на Армению стало существенно сильнее, во многом в силу фрустрации Кремля от решительного сопротивления Украины присоединению к Таможенному Союзу и одновременной напряженности с Беларусью. В результате, в ходе встречи армянского президента Сержа Саргсяна и российского президента Владимира Путина в Москве в начале сентября, Саргсян был вынужден отказаться от своих планов по парафированию Ассоциированного Соглашения. Вместо этого, он сделал политическое заявление о готовности Армении присоединиться к Таможенному Союзу.

Тем не менее, эти развития не остановят процесс интеграции Армении с ЕС, хотя и замедлят его. Очевидно, что если Армения не ратифицирует документы, уже согласованные с ЕС, это произойдет не вследствие внутренних ограничений или добровольного выбора армянской политической элиты, а в результате внешнего давления и даже угроз. Армянское общество осознает это, что очевидно и для Брюсселя. Соответственно, при возникновении малейшей благоприятной возможности Армения возобновит процесс европейской интеграции с той самой точки, на которой она была вынуждена приостановить ее. Непосредственно после встречи Саргсяна и Путина, комиссар Фюле заявил в ходе встречи с министром иностранных дел Армении Эдвардом Налбандяном, что ЕС и Армения «убеждены, что в интересах всех дальнейшее упрочнение с Арменией того, чего мы достигли вместе в течение прошедших лет сотрудничества».

На этом фоне успех Грузии по парафированию ею Ассоциированного  Соглашения/DCFTA в Вильнюсе будет иметь решающее значение для Армении. Это будет значить постепенное создание европейского экономического и политического пространства непосредственно у границ Армении. Успех соседней Грузии будет хорошим примером для Армении по продолжению внутренних реформ и синхронизации своей правовой и экономической среды с европейскими стандартами даже без формальных политических обязательств со стороны ЕС.

Успех Грузии не будет означать немедленных изменений в двусторонних отношениях, но с течением времени приведет к позитивному улучшению. К примеру, продолжающаяся модернизация таможенных пунктов на армяно-грузинской границе и более упрощенные процедуры ее пересечения (в рамках  гранта в 60 млн евро ЕС Армении) будут способствовать более активному и гибкому торговому режиму между двумя соседними странами в столь сложной ситуации.

Заключение

В целом, чрезвычайно благоприятные условия — в частности, новое руководство в Тбилиси, серьезные внутренние экономические и политические развития в двух странах, и параллельные устремления к европейской интеграции — трансформируют армяно-грузинские отношения, основанные на стабильном modus vivendi и продуктивном опыте двух десятилетий межгосударственного сотрудничества. Армении и Грузии еще предстоит пройти долгий путь для достижения тех целей, которые они ставят перед собой, но даже сама эта перспектива «общего пути» позволит Армении и Грузии установить новые ключевые политические и экономические отношения на Южном Кавказе.

Original: Sergey Minasyan. Armenia and Georgia: A New Pivotal Relationship in the South Caucasus?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире