Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко слетал в столицу Казахстана на юбилейный саммит ЕАЭС. Визит был короткий: на одни сутки – 28-29 мая, так как мероприятие в Нур-Султане было юбилейным (пять лет Евразийскому экономическому союзу). Глубоких и масштабных переговоров не планировались и президенты России и Беларуси беседовали в формате «на ногах», что становится уже традицией. Опять-таки по традиции, вернувшись в Минск их казахских степей, А. Лукашенко тут же стал жаловаться на Россию… Стартовал летний политический сезон.
ЕАЭС
Между прочим, для белорусского президента 29 мая 2014 года в какой-то степени стал днем профессионального успеха. Тогда, пять лет назад, за подписание документов, учреждающих ЕАЭС, А. Лукашенко путем элементарного шантажа вытянул из российского бюджета 2 миллиарда долларов. Иными словами,  белорусский президент продал  участие Беларуси в евразийском интеграционном проекте, что позволяет ему последние два года  постоянно  выражать недовольство медленными темпами развития ЕАЭС. Видимо, современный ЕАЭС не воплотил в жизнь надежды «корпорации Беларусь», контрольный пакет от которой находится в руках «семьи» А. Лукашенко, о доступе к российским нефти/газу и российскому рынку.  В этом недовольстве белорусской стороны евразийской интеграцией есть и стратегический аспект. Дело в том, что А. Лукашенко, рассчитывая сохранить иждивенческий формат Союзного государства, стремится сконцентрировать экономические отношения между Беларусью и Россию исключительно в формате дотаций. Развитая система дотирования и субсидирования белорусской экономики со стороны России, естественно, не вписывается в формат экономической интеграции ЕАЭС.  Воспринимая РФ исключительно в качестве белорусской сырьевой колонии и системного финансового донора, Минск не хотел делить Москву (прежде всего ресурсы России) с тем же Казахстаном, не говоря уже о Киргизии и Армении. В историческом плане стоит напомнить деструктивную роль белорусских властей в период «борьбы двух интеграций» в 2012-2013 годах.  В те «предмайданные» годы Минск категорически не устраивало появление в рядах евразийского интеграционного проекта Украины, известной своим неограниченным аппетитом в отношении российских ресурсов. Президент Лукашенко не без оснований полагал, что он не совладает с В. Януковичем, деля дотации российского бюджета. Львиную часть российской поддержки, как считали в белорусском руководстве,  обязательно оттянет на себя Украина. Косвенным результатом позиции Минска, подрывающей все усилия Москвы, в свою очередь, не жалеющих усилий по втягиванию Киева в евразийскую интеграцию (весной 2013 года Украина стала наблюдателем в Таможенном союзе), стал полномасштабный политический кризис на Украине осенью 2013 г., переросший в Евромайдан. Возвращаясь к ЕАЭС, стоит напомнить, что официальный Минск никогда не упускал случая для того, чтобы использовать «партнеров» по ЕАЭС в организации давления на Россию. В данной закулисной игре на площадке евразийского интеграционного проекта белорусская сторона, ювелирно стравливая «союзников» и одновременно натравливая их на Москву, неоднократно достигала успеха, сохраняя собственный доступ к российским ресурсам и рынку, бдительно оберегая свои позиции в диалоге с российским руководством. В основе особых отношений РБ с РФ лежит Союзное государство, чем Минск неоднократно пользовался с односторонней выгодой для себя.
Год прошел – юбилейный Высший Госсовет
21 июня 2019 года должен состояться очередной Высший государственный совет (ВГС) Союзного государства (СГ). Символично то, что ровно год назад в Минске состоялся точно такой же ВГС, на котором российской стороной очень осторожно, но настойчиво был поставлен вопрос об изменении иждивенческого формата Союзного государства.  За минувший год российско-белорусские отношения вошли в системный кризис, который, тем не менее, во многом благодаря усилиям России, так и не вырвался на поле полномасштабной  конфронтации в российском информационном пространстве, чего не скажешь, конечно, о белорусском СМИ. Прошедшие двенадцать месяцев войдут в историю российско-белорусских отношений в качестве примера невиданного и очень упорного противостояния, когда одна из сторон использовала практически все политические инструменты, чтобы поменять основу союзных отношений, а другая сторона – отстоять интеграцию в старом, дотационном формате. За эти месяцы в российско-белорусских отношениях чего только не происходило: обострение отношений в июле и декабре 2018 г., метания А. Лукашенко между Минском и Москвой в конце 2018 года, бессмысленные катания на лыжах в горах Сочи, конфликт вокруг российского посла М. Бабича, эскалация информационно-политического давления на российскую общественность и политический класс со стороны белорусского лобби в Москве и т.д. На этой незримой закулисной войне были свои победители и побежденные, уступки и провалы, арестованные и отозванные.  Но главный вывод для Москвы неутешителен – повернуть Минск к углублению интеграции не удалось. Минск не принял формулы: «больше дотаций – больше интеграции» и «сначала интеграция, затем дотации», отстаивая не просто право на дотации по принципу «если России нужен союзник на Западе…», но и некий особый статус Беларуси для России, подразумевающий, по мнению большей части белорусского политического класса, некую «священную» обязанность России и дальше наращивать финансово-ресурсную поддержку Беларуси.
Дошли до края… 
Проблема усугублена тем, что Москва исчерпала переговорные ресурсы для диалога с Минском. Индикатором переговорного кризиса стал инцидент в Пекине в конце апреля 2019 г. В Нур-Султане президент России, демонстрируя в целом вполне доброжелательный подход к «партнеру» по Союзному государству и несмотря на хорошо известной Москве театральный талант А. Лукашенко, не выразил желания обсудить с белорусским президентом насущные проблемы союзных отношений. Понятно, что два-три часа в расписании встречи вполне можно было бы выкроить, но все переговоры отложены на три недели. С другой стороны, у белорусской стороны есть серьезные проблемы в противостоянии с  Москвой. Прежде всего, Минск, не желая терять дотационную систему Союзного государства, за прошедший год так и не смог сформулировать реалистичный и неопровержимый аргументный ряд, обосновывающий сохранение финансово-ресурсной поддержки со стороны российского федерального бюджета.
Внешнеполитический крен
Кроме того, стоит напомнить, что выравнивание союзного баланса подразумевает изменение внешнеполитического курса Беларуси, который в настоящее время под руководством В. Макея носит откровенно антироссийский характер: бизнес на войне на Донбассе, игра на стороне Киева в минском процессе,  солидарность с санкциями Евросоюза против России – контрабандный транзит санкционных товаров, политическая игра Минска на Южном Кавказе, игнорирование российского статуса Крыма, развитие отношений с «Восточным партнерством», раскручивание инициативы «Хельсинки-2» — фактически международный трибунал над Россией, как «нарушительнице» границ в Европе,  антироссийская деятельность В. Макея в Евросоюзе и США и т.д.  Оправдания внешнеполитического курса Минска, воспроизводимые экспертами МИДа РБ и белорусским лобби в Москве, выглядят крайне неубедительно. Весь прошедший год Минск упорно продолжал навязывать Москве белорусское посредничество с Киевом и Западом, попутно убеждая, что без Минска Россия не наладит отношений со странами Прибалтики и т.д. Иногда попытки белорусского руководства втиснуться между Россией и Украиной приобретали едва ли не истеричный характер.  С одной стороны, МИД РБ не хочет признать тот факт, что Москва, если только не случалась война (Швеция в качестве посредника между СССР и Финляндией в 1944 г.), никогда в мирное время не использовала посредников. Визит в начале этого года президента Эстонии в Россию подтверждает это правило. С другой стороны, попытки белорусского руководства «продать» Москве внешнеполитический курс республики можно рассматривать исключительно в формате попыток  замаскировать проукраинский и прозападный тренд Минска.
Время истекло…
Для российской общественности, которая неплохо информирована о «суверенном», то есть по сути, прозападном внешнеполитическом курсе Минска, вопрос о сохранении финансово-ресурсной поддержки Беларуси со стороны России носит политический характер и по аналогии с Украиной очень остро воспринимается политическим классом федерации.   Видимо, предстоящее лето 2019 года должно стать неким поворотным пунктом в решении белорусской проблемы, так как у российской стороны не остается времени и политического потенциала дальше бесконечно уговаривать А. Лукашенко привести союзные отношения в удовлетворяющий обе стороны баланс. Прежде всего, в Москве нет иллюзий в отношении шестого срока А. Лукашенко и предстоящей реформы белорусской Конституции, которая должна обеспечить власть династии Лукашенко до XXII века… 
«Обобрали-обокрали»
Минск готовится к июньской схватке на ВГС. Главная задача белорусского руководства: выбить из России финансово-ресурсную и политическую поддержку избрания А. Лукашенко на шестой срок.  Проблема в том, как этого добиться? Выше отмечалось, что, серьезной аргументной базы у Минска нет, что, однако, не мешает Минску активно сопротивляться и периодически пытаться даже атаковать Москву упреками и скандалами. Самый последний крупный скандал – «грязная нефть», которую в качестве повода еще долго будут  использовать белорусские СМИ для демонстрации того, что Беларусь оказалась «жертвой» российских «расхлябанности и разгильдяйства». Вернувшись из Нур-Султана, белорусский президент вновь вспомнил о Беларуси в качестве «жертвы»: «после распада Советского Союза мы остались один на один плюс еще с советскими рублями. Нам обещали, что из советской рублевой системы мы не выходим, а потом нас кинули с этими рублями, забрав у нас товар и не оплатив. Беларуси оказались очень много миллиардов должны. Но мы их не получили… Я клоню к тому, что у нас народу нечего было есть. Пустые полки. Это в республике, которая всегда была развита в этом отношении — производстве товаров народного потребления и продуктов питания».  Понятно, Россия съела все белорусские продукты (вывезла), опустошила прилавки и склады («пустые полки»), а самое главное – оставила республику без денег («с советскими рублями»).
«Жертва»
В общем, основа июньского Высшего Госсвета СГ постепенно начинает проясняться. Во-первых, нет никаких признаков того, что А. Лукашенко приступит к какой-либо реальной интеграции с Россией.  На предложение российской рабочей группы, подготовившей под руководством министра Максима Орешкина вполне детальный план углубления интеграции, Минск прислал издевательскую отписку, в основе которой лежит скрытый ультиматум: «Платили и будете платить!». Во-вторых, не имея реальной аргументации и стремясь оставить в неприкосновенности «суверенную», т.е. антироссийскую внешнюю политику, А. Лукашенко будет использовать украинский формат: «Беларусь – жертва России» и «обманута Россией». Как известно, теория «Жертвы» доведена до совершенства на Украине, где все, что происходит негативного сразу приписывается Москве и В. Путину. Но если на Украине статус «Жертвы» доведен до своего совершенства, т.е. если на птицефабрике под Шепетовкой начинается падеж кур -— нужно искать русских диверсантов, то в Беларуси постепенно создана многоуровневая система пропагандисткой защиты, где «жертва» является только первой ступенью сложной политической интриги, в которой нашлось место всем: начиная от А. Лукашенко, белорусской оппозиции, В. Макея и так называемого «белорусского экспертного сообщества» и заканчивая Западом, который в итоге должен применить против России санкции за намерение (!) «аннексировать» Беларусь по примеру Крыма.  Между прочим, к этому и ведет А. Лукашенко.

Полная версия


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире