Кризис

В результате полностью проваленных трех встреч для президента одной из двух стран-учредителей Союзного государства (6, 25 и 29 декабря), российско-белорусский кризис, о неизбежности и неотвратимости которого мы говорим с мая 2018 года, все-таки стал главным итогом завершившегося года.

Однако, не все так однозначно. В частности, если не обращать внимание на традиционные хамские выпады А. Лукашенко в сторону России и её руководства, стороны все-таки в какой-то мере сдерживают свои медиа ресурсы и пока полномасштабной информационной войны между Москвой и Минском не разыгралось. Президенты публично встречаются, обнимаются и друг другу улыбаются, что позволяет российским СМИ ехидничать, а их белорусским коллегам петь умиротворяющие хоралы в стиле «Все будет хорошо!».

Прогнозы

Прогнозы – вещь неблагодарная, но и обойтись без них невозможно.  Прогноз состояния политического режима в Беларуси конечно отличается от динамичных политико-экономических сценариев с определением альтернатив и развилок.  Кроме того, политический прогноз невозможен без политических формул и аксиом, которых в рамках российско-белорусских отношений накоплено вполне достаточно. Но прежде, чем давать прогнозы необходимо понять суть кризиса между Россией и Беларусью.

Что хочет Минск от Москвы?

Исходя из сложившейся в Беларуси национальной экономической модели, не способной функционировать без российской финансово-ресурсной поддержки, Минск хотел бы сохранить сложившуюся к 2010-2012 году систему отношений с Россией, подразумевающей односторонние преимущества Минска от доступа к российским энергоносителям, российским кредитам, заказам, технологиям и российскому рынку. 

На внешней арене Минск хотел бы сохранить «свободу рук» в плане выстраивания традиционной лимитрофной внешней политики, согласовывая с Москвой только единую политику в международных организациях (ООН и т.д.). 

Слабая сторона данной позиции Минска: невозможность собрать неопровержимый аргументный ряд, доказывающий Москве необходимость сохранения дотационной политики в отношении Беларуси, которая обходится российскому федеральному бюджету от 6 до 10 млрд. долларов в год. Проще говоря, Москва ничего не получает от российско-белорусской интеграции, кроме проблем с собственными субъектами федерации.

Что хочет Москва от Минска? 

Москва хотела бы сохранить Союзное государство Беларуси и России, но в динамике постепенного и неуклонного интеграционного развития, создания наднациональных институтов, сращивания экономик на основе единой валюты, что с одной стороны со временем привело бы к структурным преобразованиям в белорусской экономике и социальной сфере, а с другой стороны сняло бы с повестки дня тему дотирования республики. Стоит напомнить, что дотационная система и возникла в свое время в качестве подмены реальной интеграции между двумя странами.

Естественно, учитывая, что Союзное государство является политической формой интеграции, то со временем возникла бы и совместная жестко согласованная внешняя политика.  В итоге можно было бы говорить о создании в перспективе государственного образования в форме слабой конфедерации.

Однако, созданная система двух государств потребовала бы унификации политических режимов, что обрекает авторитаризм Лукашенко на исчезновение.

«Дорожная карта»

Тем не менее, формально белорусское руководство поддержало итоги саммитов от 25 и 29 декабря: к созданной под руководством министра экономического развития РФ Максима Орешкина «рабочей группе» с белорусской стороны была присоединена аналогичная группа. Возникла межгосударственная структура, призванная, по мнению Кремля, определить новый дизайн Союзного государства.

Однако, учитывая, что А. Лукашенко видит в «рабочей группе» лишь некую последнюю инстанцию для доступа к российским ресурсам – получения столь долгожданной компенсации за дорожающую российскую нефть, снижение в 2020 году цены за российский газ и т.д., то стороны не договорятся. «Рабочая группа» — зримое свидетельство того, что российско-белорусская интеграция находится в кризисе.

Неуступчивость Москвы ставит под сомнение переизбрание А. Лукашенко на шестой срок, так как Кремль демонстрирует своё недоверие белорусскому президенту, а  Лукашенко может предложить своему народу только «стратегию выживания» за его же счет. В итоге белорусский избиратель может прийти к выводу, что режим А. Лукашенко обходится ему слишком дорого…

Политические формулы и аксиомы

Понятно, что в определении перспектив сохранения в Беларуси власти А. Лукашенко первую скрипку играет формула местного истеблишмента: «Главой Беларуси может быть только тот политический деятель, который способен решать проблемы республики в Москве». Судя по предновогодней суете А. Лукашенко вокруг Кремля, который весь декабрь буквально осаждал президента России своими требованиями и просьбами, белорусский президент прекрасно понимает важность сохранения за собой статуса «вышибалы» из Москвы финансов и ресурсов.

Однако не первый год мы отмечаем, что возможности А. Лукашенко в российской столице неумолимо сокращаются.  В 2018 году, учитывая, что белорусский президент в диалоге с Кремлем «слабеет» буквально на глазах, официальный Минск был вынужден мобилизовать в России для поддержки А. Лукашенко не только традиционное белорусское лобби, но и откровенную «пятую колонну», а также развернуть настоящее информационное наступление. В итоге на пост посла РБ в РФ был назначен В. Семашко, чьи таланты переговорщика в Беларуси явно мифологизированы. Понятно, что эти бесполезные конвульсии только ускоряют  негативные для Минска процессы переформатирования Союзного государства.

В тоже время необходимо уяснить, что Москве нечего терять в Беларуси. В белорусском политическом классе отсутствует идейная пророссийская оппозиция режиму А. Лукашенко. Её ростки были буквально выкорчеваны властями по подсказке националистической оппозиции еще в первые годы XXI века (аксиома № 1). В то же время на белорусском политическом поле нет и реальных пробелорусских лидеров, стремящихся к какому-то компромиссу с Москвой (аксиома №2).

Аксиомой № 3 можно считать тот факт, что практически весь белорусский политический класс не просто ориентирован на Запад, но и в рамках развернувшегося с 2014 года противостояния между Россией и Западом он однозначно оказался на стороне США, ЕС и Украины, считая, что Россия обречена на поражение и будет вынуждена, под давлением санкций вернуть Крым, отказать в поддержке ополченцам Донбасса, её экономика будет разрушена, а сама федерация развалится.

Лукашенко не просто уверен в том, что Россия проиграет в противостоянии с Западом, но и в союзе с Киевом ведет активную подготовку к закреплению за собой желаемых российских трофеев.  Белорусский президент, безусловно, не является союзником России (аксиома № 4). 

Список аксиом можно продолжить, но уже на обозначенной базе можно сформулировать несколько сценариев.

Сценарии

Промежуточный сценарий, в котором сейчас находятся российско-белорусские отношения будет потрачен на сохранение старой иждивенческой модели СГ. Этот продолжительный по времени этап (до лета 2019 г.) будет характерен тем, что Минск изо всех сил будет демонстрировать плодотворность переговоров с Москвой, а Кремль, уверенный, что деваться белорусскому президенту некуда, применит в отношении А. Лукашенко метод «тупого лобзика».

Проблема в том, что, имея в ближайшей перспективе начало предвыборной кампании А. Лукашенко будет вынужден как-то ускорить процесс получения от России столь необходимых ему ресурсов, что в свою очередь будет означать и политическую поддержку Москвы, что в свою очередь может опрокинуть деятельность «рабочей группы» и вынести кризис между Москвой и Минском на политическую «поверхность». Индикатором перехода к новой стадии станет постепенное или даже мгновенное открытие в белорусском медиапространстве информационной войны против Москвы.

Но и Россия, в преддверии запуска в декабре наступившего года первого энергоблока Белорусской АЭС, ограничена во времени. До сентября – октября 2019 года «белорусская проблема» должна быть решена, если не появится ИНОЙ сценарий промежуточного этапа. В этом случае промежуточный этап может занять буквально несколько недель…

В любом случае следом за первым этапом появляется развилка из нескольких сценариев: консервативного, прозападного, националистического.

Вероятность консервативного сценария связана с властным инстинктом А. Лукашенко. На каком-то этапе кризиса отношений с Москвой А. Лукашенко, опираясь на силовой блок и националистов (номенклатура, банкиры, олигархи и даже часть семьи мгновенно его покинет), может попытаться сохранить власть без финансово-ресурсной поддержки России. В рамках данного этапа белорусскую внешнюю политику переформатируют в яростную антироссийскую кампанию по образцу украинской. Москва мгновенно будет представлена в роли лютого и многовекового врага белорусского народа и белорусской государственности. Под угрозой окажутся российские экономические активы на территории РБ. Очевидно, что Москва в экономическом плане ответит Минску мгновенно, что в республике будет традиционно представлено в качестве экспансионистских планов России в отношении Беларуси. 

В ответ Лукашенко будет ожидать поддержку со стороны Запада. Эта поддержка обязательно придет, но только в ограниченном объеме, которого хватит для подпитки белорусской псевдоэлиты. Проблема в том, что ЕС и США, с целью поддержки демократических ценностей, потребуют проведения в Беларуси выборов с НЕ очевидной перспективой для А. Лукашенко и его наследников.

Кроме того, не стоит забывать, что, если политический класс, включая оппозицию, поддержит А. Лукашенко в качестве яростного борца против «российского империализма», то данный статус белорусского руководства обязательно приведет к расколу среди населения республики, что может проявиться и регионально.

В любом случае, консервативный этап больше будет походить на работу штаба МЧС на всеохватывающем «пожаре», пожирающем целые отрасли белорусской экономики. Продержаться он сможет относительно небольшой промежуток времени, и страна вновь окажется на развилке: прозападный режим или националистический. Естественно, к этому моменту А. Лукашенко в любом случае уже покинет республику.

Прозападный режим, установленный в Беларуси уже после исчезновения первого белорусского президента может проявиться в двух форматах: колония Запада (Польши) во главе в В. Макеем и вариант славянской Армении Н. Пашаняна.

«Армянский» вариант подразумевает относительную нормализацию отношений с Москвой, хотя ни о какой реальной интеграции говорить уже не придется. Но частично белорусская экономика будет спасена. Роль белорусского  Н. Пашиняна «потянут» целый ряд относительно молодых персон из правительства Сергея Румаса. Не исключена политическая карьера и самого Румаса. 

Между прочим, С. Румас мог бы оказаться «спасителем» «семьи» А. Лукашенко, так как нынешний премьер договороспособен и умеет держать слово.  В. Макей, дорвись он до власти, расправился бы с «семьей» и, прежде всего, с Виктором Лукашенко практически мгновенно.

Не исключен и националистический вариант, когда на месте А. Лукашенко может оказаться жесткий белорусский (скорее пропольский) националист. Кандидатуры на роль белорусского фюрера вполне просматриваются. Между прочим, уже на консервативной этапе в Беларуси будет сформирован местный вариант украинского «Правого сектора» (запрещенная в России организация). Но в целом данный националистический сценарий остается в сфере фантазий, так как подразумевает не только определенную политическую изоляцию белорусского рейха, но и жесткую конфронтацию с Москвой на уровне провокаций.

Как следствие, начнутся поиски местной русской 5-й колонны, шпиономания, репрессии в стиле облав полицаев в годы Второй мировой войны. Гражданская война в этом случае неминуема, что закономерно, так как нет более лютых врагов собственного народа, чем его титульные националисты.

Итак,

все в руках А. Лукашенко. Он имеет полное представление о том, что ждет от него Москва и что ждет лично его и планируемую династию в случае выбора ИНЫХ сценариев. Естественно, Лукашенко попытается в очередной раз выбрать «средний путь», заболтать Москву, утопить её требования и предложения в пустой многомесячной риторике, т.е. вернуться к старой практике в отношениях с Россией, которой он пользовался последние два десятка лет. Однако, и у Москвы исчезли как время, так и ресурсы на то, чтобы в очередной раз вернуться к очень дорогостоящему спектаклю под названием Союзное государство. Репертуар давно пора менять, как и актеров…

Полная версия



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире