Вечером 20 ноября 2017 года президент Республики Беларусь Александр Лукашенко решил отменить свой ранее запланированный визит в Брюссель на саммит европейской программы «Восточное партнерство».  В столицу Евросоюза и НАТО отправился министр иностранных дел РБ Владимир Макей, который в свою очередь получил от белорусского президента полномочия для подписания документов саммита. 

Нет и не было сомнений, что министр будет вынужден в Брюсселе  микшировать негативный политический эффект от отсутствия за круглым столом лидера  восточноевропейского государства, которого так не хватает в  «санитарном кордоне» между  Россией и Евросоюзом.

Первая реакция

На определенное время отказ от визита А. Лукашенко стал главной новостью не только в самой Беларуси, но и в странах Восточной и Центральной Европы. Естественно, в СМИ данных стран не обошлось без упоминания «российского следа». Особенно на «российский фактор», якобы помешавший  А. Лукашенко появиться в Брюсселе, налегали в Киеве, где в качестве доказательства коварства Москвы  использовали разгоревшийся буквально на глазах белорусско-украинский шпионский скандал, частично совпавший по времени с моментом  принятия в Минске судьбоносных решений в отношении «броска» на Запад. Но об это ниже.

Белорусская оппозиция, бурно отреагировав на несостоявшийся визит президента республики, и в свою очередь, тоже не забывая, о «кознях» Москвы, воспользовалась моментом для того, чтобы пропиарить  собственную «значимость»  в формировании Западом  белорусской политики.  Следом появились интерпретации  и варианты,  главными из которых были  утверждения, что   Запад все-таки «прислушался» к доводам оппонентов белорусского политического режима и в итоге закрыл белорусского президенту дорогу на саммит «Восточного партнерства».  

Однако, в данном случае стоит напомнить, что решение не ехать в Брюссель А. Лукашенко принял самостоятельно и никто в ЕС ему двери «Восточного партнерства» не закрывал, хотя, как стало понятно немного позднее, аргументы в отношении рисков контактов с белорусским президентом на Западе усвоили.

Российские СМИ тему о несостоявшемся визите А. Лукашенко в столицу Евросоюза в большей степени проигнорировали, сконцентрировавшись 24 ноября уже на итогах саммита «Восточного партнерства».

Комментарии

Но были бы неправильно не отметить и комментарии, скажем так, сервильного характера, в изобилии появившиеся в белорусском секторе Интернета уже 21 ноября. В частности, обратили на себя внимание утверждения известных в Беларуси экспертов, ищущие  причину  отказа  от визита в невыгодной и даже в чем-то унизительной для А. Лукашенко программе саммита.

Безусловно, саммиты в Евросоюзе являются делом обычным и привычным. Не редкость, когда премьер-министры и министры из стран ЕС прибывают на очередное мероприятие рейсовыми самолетами.  Как правило, встречи высокого уровня в Брюсселе  проходят без традиционной для Восточной Европы пышности, что, вероятно, заранее огорчало белорусского президента, но так как  о программе саммита было известно минимум за месяц до мероприятия,  подготовка  к визиту по данной причине не прерывалась.

Более того, участие А. Лукашенко в саммите «Восточного партнерства» обсуждалось в Минске с министром иностранных дел Германии за неделю до встречи в Брюсселе. Зигмар Габриэль улетел из белорусской столицы уверенный в том, что  появления в столице Евросоюза главы белорусского государства обеспечено. Так что попытка привязать решение белорусского руководства об отмене визита к  «поверхностности» повестки и «слабости» формата саммита не может быть признана удачной, хотя, потом, в момент принятия решения остаться дома  этот фактор сыграл свою роль, пусть и далеко не первую…  

Есть еще более экзотическая версия, которая повторяет формат октября 2015 года. Напомним, что в канун президентских выборов 2015 года А. Лукашенко вдруг начисто забыл о проводимых с РФ с 2013 года переговорах о размещении   на белорусской территории российской авиабазы. Мол, не было никаких переговоров, «первый раз слышу о какой-то базе».

Нечто подобное было воспроизведено в белорусском медиапространстве и в отношении  несостоявшейся поездки А. Лукашенко в Брюссель – мол, никто и не собирался в бельгийскую столицу, и все слухи об отказе от полета президентского «Боинга» в столицу Евросоюза являются выдумками.

Представители белорусского экспертно-аналитического сообщества, которые выступали с подобного рода заявлениями, обеспечили «обоснование» версии, которую изложил уже сам А. Лукашенко 24 ноября во время поездки по Гомельской области: «Когда мы планировали это мероприятие, мы знали, что саммит состоится в конце ноября в этот день. Тогда никаких приглашений не было, и мы запланировали туда визит министра иностранных дел, еще за полгода до саммита, может быть, и раньше. А уже ближе к саммиту почему-то вдруг Европейский союз пожелал видеть там президента Беларуси…» 

Безусловно, эти оправдания не могут быть восприняты серьезно, так как скрыть масштабную подготовку визита главы белорусского государства в Брюссель было невозможно. Мало того, что писались доклады и речи, а также шились костюмы, но состоялся срочный визит в Москву В. Макея, приходила информация из Киева и самого Брюсселя…

Почему А. Лукашенко не поехал в Брюссель?

В пятницу, 24 ноября соседкой В. Макея в зале заседания саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе оказалась канцлер ФРГ Ангела Меркель —

Оценка  нового европейского статуса, который получил на саммите белорусский министр иностранных дел,  все-таки  выходит за рамки нашего повествования, но стоит обратить внимание еще на один факт: в рамках саммита встреча П. Порошенко и А. Меркель все-таки состоялась, а вот с президентом Беларуси встреча по просьбе германской стороны была отменена.

Действительно, вечером 20 ноября на решение А. Лукашенко повлияла масса второстепенных факторов, включая и невысокий, по его мнению, формат встречи, очень «мутная» позиция России, которую можно было подозревать в чем угодно, а также  жесткая антибелорусская позиция ряда стран Евросоюза.  В частности,  президент Литвы  24 ноября в Брюсселе заявила, что  Москва заблокировала приезд А. Лукашенко в Брюссель, т.е. госпожа Грибаускайте  повторила основную версию белорусской оппозиции по формуле «во всем виновата Россия/Путин/русские». Немалую роль сыграл и некий личный форс-мажор А. Лукашенко, о котором писать  не будем…

Но главную роль в решение белорусского президента остаться дома  сыграло разочарование А. Лукашенко позицией Берлина. Видимо министр иностранных дел Германии  после беседы с президентом Беларуси сделал еще один вывод, помимо того, что  А. Лукашенко обязательно приедет в Брюссель (тут З. Габриэль ошибся).

Дело в том, что в Берлине поняли, что А. Лукашенко «не созрел» для принятия  необратимого геополитического решения. Стало ясно, что Минск и дальше будет пытаться «усидеть на двух стульях» и шантажировать своими связями с Европой Москву.

Иными словами, если говорить конкретно, можно было ждать того, что А. Лукашенко будет шантажировать  В. Путина своими контактами с А. Меркель (!). В Берлине поняли, что в Кремле это сочтут провокацией со стороны Германии, а следом и всего Евросоюза со всеми вытекающими для ЕС политическими и иными последствиями.  В Берлине констатировали: Минск пытается играть Евросоюзом в своих интересах…

В итоге Берлин отменил встречу А. Меркель и А. Лукашенко. Последний понял, что в реальности, вне дипломатических «поклонов», его на Западе не ждут. Вот, В. Макея ждут, а его, главу белорусского государства, не ждут. Вернее сказать, не ждут вечного «перебежчика», торгующего интересами своих партнеров и союзников. Такие политические персонажи никому не нужны…

Полная версия



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире