Символично, что осенне-зимний  политический сезон  2015 года  завершился двумя белорусско-российскими саммитами, результатом которых  стало новое политическое позиционирование  белорусского политического режима в системе российско-белорусских отношений, четко проявившееся после избрания А. Лукашенко на пятый президентский срок. 

«Никто тебя здесь не ждет»

Первый после очередной инаугурации  визит А. Лукашенко в Москву все-таки состоялся.  Вечером  14 декабря белорусский «Борт №1» приземлился в правительственном аэропорту российской столицы. 

Необходимо сразу отметить, что внешне визит был обставлен великолепно: флаги в вечерней декабрьской мгле, четко шагающий почетный караул, медленно и как-то устало спускающийся по трапу белорусский президент, одновременно с ним сбегающий по кормовому трапу Н. Лукашенко и т.д. Но буквально с того момента, когда нога главы белорусского президента вступила на российскую землю, начались какие-то  неприятные  и явно подготовленные российской стороной нестыковки. 

Дело в том, что такого рода визиты,  призванные продемонстрировать определённый уровень отношений между странами,   проходят, как правило, по очень сложному сценарию, где учитываются все нюансы, позволяющие  предугадать атмосферу предстоящих переговоров. 

Но в середине декабря А. Лукашенко совершил официальный визит в Россию.  Между тем,официальный визит является вершиной определённой иерархии визитов, принятых  в рамках дипломатического протокола.

Официальный визит всегда носит исключительно политический характер и подводит итог предыдущей сложившейся сумме отношений между странами, открывая  новый этап в межгосударственном сотрудничестве. Поэтому, обычно после переговоров в рамках официального визита подписывается фундаментальный договор, «цементирующий» достигнутый уровень отношений между странами и задающий парадигму их дальнейшего развития. Сразу отметим, что подобного договора 15 декабря мы не увидели, если не считать совместного заявления, в котором стороны обязались координировать политику в ЕАЭС и в Союзном государстве Беларуси и России.

Кроме того, в программу официального визита обязательно входит церемониальные мероприятия, включая возложение венков (было), официальные завтраки и обеды (не было, был фуршет) и желательная встреча с общественностью страны посещения (не было, так как трудно представить такую встречу без неудобных вопросов главе белорусского государства).

Но формат  и атмосфера визита закладывается уже на ковровой дорожке аэропорта. Дело в том, что согласно дипломатического протоколу, принятому в России, встречать главу государства, прибывающего в страну с официальным визитом, должен президент России или премьер-министр. На худой конец, если премьера в стране нет (Медведев Д,А. был в Пекине), то на летном поле должны быть представители законодательной власти.  

Сценарий встречи А. Лукашенко в аэропорту «Внуково-2» оказался поразительным.  Российское должностное лицо, приветствующее белорусского президента в аэропорту от лица В. Путина, оказалось в ранге заместителя министра иностранных дел России, Это был  Григорий Карасин.

Стоит отметить, что Григорий Борисович пользуется заслуженным уважением в российском истэблишменте. Последние годы посол Карасин занимался от МИДа постсоветским пространством и кризисом на Украине, так что, по идее, для А. Лукашенко   он не был новым персонажем из российской власти. Но в рамках официального визита так не поступают.

Нет нужды объяснять политическую  значимость столь демонстративного  жеста Москвы («Никто тебя здесь не ждет»). Судя по злобному выражению лица белорусского президента, он все прекрасно понял – Россия вынуждена его принять, как главу соседнего и формально союзного государства, но не более… Надеяться не на что.

По идее, А. Лукашенко, непрерывно твердящий о независимом внешнеполитическом курсе  Беларуси, мог демонстративно оскорбиться, развернуться и улететь домой… Конечно, это было бы сильным решением, но не для А. Лукашенко. Так что унижение на глазах видеокамер пришлось вытерпеть. Спектакль надо было доиграть до конца. 

...

Чем может помочь Минск?   

Возвращаясь к озабоченностям Москвы, нельзя игнорировать и многочисленные проблемы второго ряда, куда приходится включать и украинский кризис во всех его проявлениях: неуклонная подготовка наступления ВСУ в Донбассе, энергетический дефицит в Крыму (преодолен), отказ Киева выплачивать долг Москве в 3 млрд. долларов и переход с 1 января 2016 г. на новый торговый режим с Украиной.  На все эти проблемы российским властям приходится реагировать политическими решениями, которые необходимо объяснять публично, чтобы их  понимала и поддерживала основная часть российского общества,  а также выделять ресурсы, отвлекая их от решения внутренних экономических проблем.

Чем может Беларусь, которая продолжает официально считать себя союзником России, помочь в данном случае Москве?  Понятно, что А. Лукашенко прилетел в российскую столицу  не для того, чтобы предложить свои услугу, а скорее за очередной реальной платой за виртуальное«союзничество».

Формат переговоров

Это был очень спокойный и взвешенный разговор людей, не только знающих друг друга второе десятилетие, но и прекрасно понимающих интересы и желания собеседника.

Обсудили практически все, но в каком-то своеобразном неглубоком и дипломатичном формате. Как будто каждая из сторон ждала от собеседника, что тот  сделает первым шаг к  конкретике. А. Лукашенко, во всяком случае, не дождался, но и сам не решился.

В итоге  можно сказать, что два президента составили список дел, которые необходимо обсудить и, естественно, по возможности, решить.

Именно в таком формате затронули желание Минска получить очередной кредит, который как –то «усох» с 3 млрд. долларов до 2 млрд.  Но торопиться с кредитом  причин не было, так как  республика уже ждет первые транши кредита Международного валютного фонда. 

Необходимо напомнить, что совсем недавно  А. Лукашенко жаловался, что условия кредита от России хуже, чем то, что требует от Минска МВФ. Со своей стороны, министр финансов России А. Силуанов 8 декабря напомнил, что основным условием предоставления кредита со стороны Москвы является готовность Минска к реальным экономическим реформам. Однако никакого плана действий из белорусской столицы так и не было получено. Минск отмолчался…

Вопрос о российской авиационной базе в Бобруйске прошелестел осенней листвой на фоне напоминания о военных заказах для модернизации белорусской армии (об оплате этих заказов не вспоминали). Кроме того, А. Лукашенко  посулил  более глубокий анализ необходимости развертывания данного подразделения ВКС РФ в Беларуси. Понятно, что белорусская сторона всеми силами  будет оттягивать решение данной проблемы. Москва это видит…

Реплика

 Сразу необходимо отметить, что никакой тайны в «замыслах» белорусской стороны по вопросу базы  нет. Москва их прекрасно видит. Скорее всего, А. Лукашенко уже 21 декабря  предложит Кремлю использовать российской авиацией белорусские аэродромы только «в случае кризиса», а пока их будет содержать и модернизировать белорусская сторона, но, естественно, за российский счет и с помощью российского оборудования. Иными словами, вместо базы, по изощренному замыслу А. Лукашенко, Россия должна просто в очередной раз дать Минску денег. Желательно побольше…

Стоит напомнить, что главная задача белорусской высшей номенклатуры всегда заключалась в поиске поводов для получения от России денег и только денег без каких-либо обязательств со стороны официального Минска.

Между прочим, нет никаких гарантий, что модернизированные за российские деньги белорусские аэродромы когда-то примут именно российские самолеты.  Учитывая срочный визит В. Макея в Брюссель, на этих взлетных площадках может оказаться и авиация НАТО.

И это не все геополитические сюрпризы, которыми может в среднесрочной перспективе  удивить А. Лукашенко Москву

Посредничество?

Тема белорусского посредничества в российско-турецком кризисе, как, впрочем, и в кризисе на Украине тут же сбежала, как молочная пенка с плиты на фоне жесткой («горячей») позиции В. Путина. Но обсуждение данной проблемы позволило российской стороне зафиксировать «близость» позиций России и Беларуси,но не их идентичность, что и было озвучено на состоявшейся по итогам переговоров совместной пресс-конференции. Иными словами, по данной проблеме стороны не поняли друг друга.

Однако А. Лукашенко тут же интерпретировал позиции двух стран по данным сложным проблемам, объявив их, по сути, совпадающими: «Сегодня мы говорили и об Украине, ситуации на Ближнем Востоке, в других горячих точках планеты. Беларусь по-соседски заинтересована в мире на украинской земле, и расхождений у нас с президентом России абсолютно нет по этим проблемам»

Зачем А. Лукашенко  подтасовал итоги президентского диалога? А затем, чтобы скрыть возникшие противоречия между Москвой и Минском. Белорусский президент боится паники в белорусской номенклатуре и в среде силовиков, которые внимательно наблюдают развертывание политики Кремля по отношению к Киеву и Анкаре, невольно примеряя Минск к судьбе Украины и Турции.  

В итоге, тот осторожный обмен мнениями, который состоялся 15 декабря в Кремле нельзя считать переговорами.  Скорее, можно говорить о встрече глав государств, которые абсолютно не доверяют друг друга, ожидая, в свою очередь от «союзника»  «удар в спину».  Более того, на каком-то этапе возникло ощущение, что в беседах В. Путина и Б. Обамы, а также в диалоге С. Лаврова с Дж. Керри ощущается на порядок больше доверия и уверенности, чем в контексте белорусско-российского саммита.

Бонусы

Москва согласилась снять с белорусских гастрабайтеров и мигрантов обязанность сдавать экзамен по русскому языку, что логично, так как в Беларуси русский язык имеет статус государственного.  Но А. Лукашенко не понял подвох…

Дело в том, что до недавнего времени белорусские власти крайне болезненно относились к теме белорусских трудовых мигрантов, предоставляя какую-то фантастическую статистику, согласно которой республику каждый год выбирает все больше россиян. Иногда на белорусском телевизионном экране можно увидеть каких-то бомжей с российскими паспортами, ударно работающих в белорусских совхозах рядом с российско-белорусской границей.  Однако вопрос об экзамене по русскому языку фактически легализовал то, что давно не является новостью: белорусская экономика постепенно, но  уверенно превращается в миграционную.

Вторым успехом белорусская сторона считает то, что белорусская продукция в рамках российских программ импортозамещения не будет считаться импортной.  Правда, стоит напомнить, что руководство республики претендовала и на часть денег, выделяемых в рамках  данных программ российским правительством. Зато у Минска появилась надежда, что белорусские персики, дыни и киви будут считаться отечественным товаром…   

Реакция А. Лукашенко

Белорусский президент вернулся в Минск к вечеру 15 декабря.  Очевидцы говорят, что он был не в духе, что понятно…

Символично было то, что уже на следующий  день он  собрал силовиков по уже традиционной теме охраны белорусско-украинской границы, но в итоге разговор все-таки пошел о российской авиабазе… Но не это было главным.

Попутно был дан ход целому набору решений, призванных сформировать нормативную базу экономического развития страны в 2016 году. Буквально за два в жестком режиме «пакет» был проведен через две палаты белорусского парламента, «пробежал» по всем инстанциям и вступил в силу.  Спецификой данных решений было то, что основные индикаторы рассчитаныбез учета российского кредита от ЕФСР ЕврАзЭС и не отличаются оптимизмом…  Нет, там есть и низкая цена на российские энергоносители и доступ на российский рынок, т.е. то, к чему давно в Минске привыкли и давно считают не российской поддержкой, а естественной московской данью. Но на российское  кредитное «плечо» А. Лукашенко уже не надеется. Это главный итог визита 14-15 декабря 2015 г.  и он символизирует, что в российско-белорусских отношениях начинается новый и весьма непростой период. Но А. Лукашенко к этому этапу давно был политически и психологически подготовлен.

На грани…

Необходимо отметить, что именно декабрьская ситуация в российской экономике и результаты консультаций  В. Макея в Брюсселе (13-14 декабря), оказали определяющее влияние на настроение А. Лукашенко во время визита.  Москва теряет привлекательность для белорусского истеблишмента в качестве  экономического ориентира и безусловного спонсора. Падение цен на нефть разрушает белорусский бюджет, российский рынок все менее привлекателен для белорусского экспорта. По мнению белорусского политического класса, поворот к Европе не имеет альтернативы. В белорусских экспертных кругах давно считают, что необходимо поскорее «отвязать белорусскую лодку от российского «Титаника», чтобы не пойти с Россией на дно. 

Вопрос только в правильно выбранном моменте  для белорусского «прыжка» с российской «палубы». Понятно, что его надо всеми силами оттянуть, мороча голову Москве союзническим статусом и попутно вытягивая из России все возможные ресурсы. Именно с такими настроениями вернулся А. Лукашенко из Москвы.

Но политический  итог первого декабрьского визита А. Лукашенко в российскую столицу оказался неутешительным. Белорусский президент понял, что кредит доверия он почти потерял и времени для «прыжка» у него практически не осталось. Фактически,  отношения между странами  вошли в непубличный, но из-за этого не менее опасный  кризис.  В Кремле А. Лукашенко дали понять, что уже не ждут от него выполнения союзнического долга, что в перспективе объективно приведет к постепенной деградации отношений между странами.  

Но у белорусского президента есть еще один шанс хотя бы затормозить крайне негативную для него политическую тенденцию в отношениях двух стран.  21 декабря нас ждет продолжение саммита, но уже в формате ЕАЭС и Союзного государства Беларуси и России.

Продолжение следует

Полная версия на моем сайте Politoboz.com



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире