У меня теперь есть любимый район в Лондоне. Я побывал в этом городе, если ничего не забыл, уже девятый раз, но с любимым районом как-то не складывалось: все по одним и тем же туристическо-деловым местам, замечательным, но не душевным. Теперь такой нашелся, и это Шордич. Но рассказать о нем хочу не из-за своих впечатлений, а потому, что за последние несколько десятков лет он претерпел фантастические и очень интересные изменения.

Не буду углубляться в историю Шордича, который до самого конца прошлого века был, мягко говоря, невзрачным рабочим районом с текстильно-мебельным бэкграундом. Пребывал он, можно сказать, в упадке, образовалось полно пустующих зданий, что, само собой, привело к сквоттингу, то есть, захвату собственности разными творческими людьми  — художниками, музыкантами, тусовщиками и прочими фриками. Далеко не все селились бесплатно, но сквоты создавали нужную творческую атмосферу, которой проникся и бизнес, начавший реконструкцию зданий, где стали открываться галереи, бары, клубы и прочие элементы богемно-гламурной жизни. Это привлекало еще больше фриков. Рабочий класс, может, и смирился бы с со всей этой вакханалией, но проблема в том, что вместе с популярностью вверх пошли цены на недвижимость, аренда стала непосильной и пришлось ему собирать нехитрые пожитки и перебираться в менее модные районы. При всем сочувствии к проблемам рабочих Шордича, район обрел новую, гораздо более интересную жизнь.

Впрочем, богемно-гламурный период длился не очень долго и джентирификация на нем не остановилась. Если выражаться красиво, на смену хиппи пришли хипстеры, а если точно — тут стали селиться всякие стартаперы. Причиной стал кризис 2008 года.
С одной стороны, разорились многие компании и освободилась куча офисных помещений.  С другой — на улице оказалась толпа финансистов, которые понимали про инвестирование. А за инвестициями можно было буквально дойти пешком — Сити совсем рядом

Снизились и цены на аренду жилья. До возвращения рабочего класса дело не дошло, но разные хипстеры сюда потянулись. На этом тренде активно пошли вверх два вида бизнесов: кофейни и коворкинги, которые приютили начинающих бизнесменов, дома у которых было тесновато и не всегда вдохновляюще.
В 2013-м появляется рынок краткосрочной офисной аренды, pop-up retail. Запускает его 20-летний на тот момент студент Росс Бейли. Решив подработать летом 2012-го, он пытается открыть в районе Сохо маленькую сувенирную лавку, на пару недель. Но все хозяева пустующих помещений гонят его в шею, потому что не хотят связываться на столь короткий срок.

В конце концов кто-то все же уступил, и Бейли с удивлением отметил, что половина посетителей приходит вовсе не для того, чтобы купить футболочку с олимпийской символикой или кружку с Елизаветой (в том году был 60-летний юбилей ее пребывания на троне), а чтобы узнать, как ему удалось снять помещение на две недели. Бейли не вернулся в универ, а основал компанию Appear Here. Это платформа, вроде Booking.Com или Airbnb, которая позволяет снимать помещения на короткий период также легко, как номера в отелях. Сейчас в списке компании более 10 тысяч мест для краткосрочной аренды в Европе и США, а офисы Appear Here — в Париже и  Нью Йорке.

Вкупе с коворкинагми, эта модель стала невероятно популярной в Шордиче, поскольку стартаперам часто не нужен офис надолго. Для того, чтобы понять, взлетит их бизнес или нет, нужно не так уж много времени. 

В результате, менее, чем за 10 лет район становится британской Кремниевой долиной, ну или если хотите, Сколково. Я, пожалуй, удержусь от сравнений и параллелей, ну, просто, чтобы лишний раз не расстраиваться. Официально этот кластер называется East London Tech City. Но есть и «народное название» — Silicon Roundabout (нормально на русский не переводится, потому что Roundabout — это перекресток с круговым движением, собственно, из-за такого перекрестка на Old Street название и появилось), которое в шутку было употреблено в одном из твитов, но, как это иногда бывает, стало вирусным. В английском языке появилось и еще несколько слов, отражающих успех развития района, например, «шордичефикация» (Shoreditchification), этот термин применяют к тем британским местностям, которые решили пойти путем Шордича.

Сейчас здесь находятся офисы не только местных выстреливших стартапов, вроде Last.FM,  сюда инвестировали Google (у него тут свой кампус), Intel, Cisco, Microsoft, Facebook. Здесь находится здание Amazon (Digital Media Development Centre)

с теннисным кортом на крыше и бесплатной раздачей бананов всем желающим во дворе.

Сюда же подтягиваются профильные образовательные структуры, банки предлагают специальные программы здешним бизнесам.

Внешне выглядит все это весьма эклектично.

В кофейне могут не принимать кэш

зато внутри — банкомат для криптовалюты.

Надо ли говорить, что цены на недвижимость снова пошли в рост и давно уже не по карману и художникам с фриками, о которых здесь теперь напоминают в основном граффити.

Само собой, сейчас тут — активное строительство, в том числе и жилищное, и на юге района, примыкающем к Сити в ближайшие годы будет больше жилья на продажу, чем в Олимпийской деревне после 2012 года. Самое, конечно, удивительное, что все это, как бы сказали у нас, очень близко к центру города.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире