12:13 , 07 марта 2018

Как строить новую жизнь для 250 тысяч уволенных военных?

Одним из ключевых пунктов реформ в программе Алексея Навального является сокращение численности военного и силового аппарата на несколько сотен тысяч человек. Закономерен вопрос о дальнейшей судьбе этих людей. На самом деле проблема трудоустройства есть и сейчас — после увольнения военнослужащих в запас. Вопрос: как эффективно интегрировать их в гражданский рынок труда?

Автор: Кирилл Шамиев, эксперт по современным вооруженным силам РФ. Аналитический проект «План Перемен»

В российской армии на сегодня служат около 220 тысяч офицеров, 350 тысяч солдат-контрактников и 300 тысяч призывников. Таким образом, соотношение офицеров к солдатам примерно 1 к 3. Исходя из этой пропорции, в случае сокращения вооруженных сил до 500 тысяч человек в армии будет служить около 100–110 тысяч офицеров и 380–390 тысяч солдат. То есть помимо того, что призыв будет отменен и останется только контрактная служба, около 100 тысяч офицеров и 20 тысяч солдат будут вынуждены уйти. Также в программе Алексея Навального предложено существенно сократить Росгвардию, в которой сегодня служит порядка 300 тысяч человек. Таким образом, в общей сложности работу могут потерять 200–250 тысяч военнослужащих.

Почему реинтеграция военных важна для всего общества?

Мировой опыт говорит о том, что в интересах государства позаботиться о трудоустройстве бывших военных.

Во-первых, успешная реинтеграция позволяет снизить альтернативные издержки реформы. Дело в том, что из государственного бюджета были выделены большие средства на обучение и содержание военнослужащих, в том числе на получение дополнительной «гражданской специальности». Однако после раннего увольнения и при отсутствии работы эффект от затраченных средств нивелируется. На бюджет ложится нагрузка по социальному обеспечению и выплате пенсий с 40–45 лет тем гражданам, кто служил в дальних регионах или тяжелых климатических условиях.

Во-вторых, реинтеграция военнослужащих, особенно с боевым опытом, — это эффективный способ предотвращения потенциальных преступлений, разрешения семейных конфликтов и профилактики «маскулинизации» отношений в обществе. Мужчина, который провел почти всю свою жизнь в условиях военного быта, иногда принимал участие в боевых действиях, был обучен командовать и подчиняться, может быстро попасть в девиантную группу из-за отсутствия работы и гражданских навыков. При этом кадровые агентства и HR-специалисты российских компаний отмечают, что бывшие военнослужащие положительно отличаются от других работников наличием ценных личностных качеств: дисциплинированность, способность выполнять дополнительные задачи без дополнительного поощрения, четкое следование плану и бюджету. Получается, что из-за недостаточных профессиональных компетенций бывшие военнослужащие не могут применить свои отличительные личностные качества, тем самым попадая в группу риска из-за отсутствия самореализации.

Наконец, дальнейшая реинтеграция позволит поддержать семьи бывших военных, так как для большинства из них военная служба — либо единственный источник дохода, либо основной (другие источники также чаще всего зависят от службы). Во многом это следствие горизонтальной мобильности военнослужащих. На протяжении жизни им приходится неоднократно переезжать на новые места службы, разрывая устоявшиеся социальные связи и трудовые отношения членов семьи. В результате семьи военных обычно являются «традиционными», где мужчины служат и обеспечивают семью, а женщины воспитывают детей и/или работают в связанных с армией сферах: военная медицина, школьное образование или сопутствующий бизнес (продуктовые магазины, местные культурные учреждения).

Таким образом, программа по реинтеграции бывших военнослужащих позволит снизить социальную нагрузку на государство, наполнить рынок труда специалистами, а также обезопасит самих военнослужащих и их семьи от медицинских и психологических проблем.

Российский опыт

Как уже было сказано, проблема для России не нова — у нас ежегодно увольняется около 25 тысяч солдат и сержантов контрактной службы. Что касается офицеров, ежегодные данные не публикуются, однако известно, что с 2012 по 2017 год из армии ежегодно увольнялось 10 тысяч офицеров.

Трудоустройство военных происходит стихийным образом с девяностых, когда после распада Советского Союза служащие многомиллионной Советской армии оказались лицом к лицу с новой экономической реальностью. Отчасти это привело к появлению так называемых «силовых предпринимателей» — людей, применявших свои боевые навыки для извлечения ренты из зарождающегося российского бизнеса. Режим Владимира Путина, пришедший на смену лихим девяностым, поменял расстановку сил. «Силовые предприниматели» канули в лету, зато заметно выросла роль силовиков в правительстве. Построение вертикали власти требовало кадровых перестановок, когда посты занимали те, кому новый президент мог доверять, в том числе и бывшие сослуживцы. Так, с 1999 по 2003 гг. количество государственных деятелей с опытом службы в силовых органах увеличилось в среднем с 17 до 25%. Больше всего изменения коснулись Совета Безопасности, правительства и Совета Федерации.

Впрочем, эти процессы касались политической элиты, тогда как реинтеграция на низовом уровне так и не была налажена, несмотря на несколько проведенных с 1991 года военных реформ.

Пока небольшая часть бывших военнослужащих была интегрирована в гражданские государственные и окологосударственные структуры, основная их часть оказалась в низкооплачиваемом секторе рынка труда: сотрудники ЧОП, школьные учителя физкультуры, географии и ОБЖ, в лучшем случае — преподаватели военных кафедр и военных вузов. Существуют программы переподготовки, однако все они проводятся в учебных заведениях Министерства обороны, то есть гражданским специальностям учат военные в военных заведениях. Возможно, этим обусловлена низкая эффективность подобных программ.

В целом в России по-прежнему нет специальной политики в области реинтеграции военнослужащих. Увольняющимся в запас гарантированы лишь определенные льготы и денежные выплаты. В случае сокращения не по собственному желанию военные могут рассчитывать на следующее:

1)    единовременное пособие: 2 месячных оклада при стаже меньше 20 лет службы и 7 месячных окладов при стаже более 20 лет;

2)    премия за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей. Она исчисляется в зависимости от звания и должности, достигает 3 месячных окладов;

3)    материальная помощь в размере не менее одного месячного оклада (с учетом звания и должности);

4)    единовременное пособие в 2 миллиона рублей в случае признания военнослужащего непригодным к военной службе по состоянию здоровья (ранение или болезнь).

Согласно ФЗ №4468 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел <…> и их семей» и ФЗ №76 «О статусе военнослужащих» бывшие военнослужащие также получают специальную военную пенсию, налоговые льготы, субсидированную ипотеку в случае покупки первого жилья и льготное медицинское обеспечение. Кроме этого, некоторые субъекты Федерации могут устанавливать свои региональные льготы.

При этом после выхода в запас большинство военнослужащих по-прежнему остаются в трудоспособном возрасте, а их пенсии, как правило, оказываются неспособны заменить основной источник дохода семьи. В итоге они вынуждены продолжать трудовую деятельность уже на гражданке. Государство здесь может помочь, пожалуй, только в поисках работы с помощью центров занятости. Однако исследования показывают, что без дополнительной подготовки бывшие военнослужащие не могут эффективно интегрироваться в гражданский рынок труда. Военнослужащим не хватает знаний в области гражданского права, рыночной экономики, горизонтального менеджмента (а не строго вертикального, как в ВС), иностранных языков. Практика показывает, что после увольнения у большинства возникает проблема с трудоустройством.

Таким образом, современная государственная политика по поддержке бывших военнослужащих имеет мало общего с политикой реинтеграции, которая отличается своей длительностью и ориентированностью на индивидуальные потребности.

Какой должна быть реинтеграция

Целевую группу программы реинтеграции бывших военнослужащих можно разделить на 3 группы. Первая группа — это контрактники, молодые офицеры, по разным причинам ушедшие до истечения предельных сроков пребывания на военной службе. Вторая группа — это офицеры, «ушедшие на пенсию», то есть уволенные по истечении предельных сроков службы. Тем не менее эти люди все еще могут быть в составе рабочей силы. Третья, особая группа — это военнослужащие с боевым опытом, уволенные с военной службы по причинам, не связанным с состоянием здоровья. Представители всех трех групп могут нуждаться в информационной, образовательной и психологической поддержке после увольнения в запас. 

Программа переподготовки может быть разделена на взаимосвязанные части в зависимости от целевой группы. Оптимально разделить ее на два уровня: для военнослужащих в целом и для ветеранов боевых действий. Последние нуждаются в дополнительном медицинском и психологическом внимании, так как находятся в группе риска злоупотребления алкоголем, наркотической зависимости и других психотравматических синдромов. Также программа должна начинаться до выхода военнослужащих в запас, поскольку процесс увольнения не моментальный. Кроме того, это снизит единовременную нагрузку на всю систему переподготовки.

Один из способов сэкономить ресурсы на программе, при этом сделав ее масштабной и качественной, — запустить первый этап в онлайн-доступе. Это позволит сообщить бывшим военнослужащим их права, положенные льготы и способы их получения. Также должны быть организованы закрытые онлайн-лекции с возможностью анонимного обсуждения проблем. Такие лекции будут затрагивать психологические, социальные и практические проблемы после выхода в запас, а также успешные примеры их решения. Хороший эффект также дадут интервью и лекции бывших военнослужащих, добившихся успеха в гражданской жизни; HR-специалистов, которые расскажут об ожиданиях организаций от бывших военнослужащих; представителей образовательных организаций, осуществляющих программы переподготовки. Таким образом, онлайн-программа будет представлять «базовый» справочник для увольняющихся. Ее главной целью станет информирование обо всех особенностях жизни «на гражданке», чтобы военнослужащие, с одной стороны, понимали все предстоящие трудности, но с другой — знали свои сильные стороны и потенциальные направления дальнейшей деятельности. В поддержку программе логично создать специальный открытый веб-сайт с теоретической и правовой информацией, площадкой для размещения объявлений о работе для бывших военнослужащих, а также практическими советами по послевоенному саморазвитию. Министерство обороны России владеет телеканалом «Звезда», веб-сайт которого посвящен военной тематике. Было бы очень удобно и бюджетно организовать раздел для бывших военнослужащих прямо на сайте военного телеканала.

Исследования показывают, что образовательные программы по обучению бывших военнослужащих играют большую роль в их интеграции на рынок труда. Правительству нужно обеспечить дополнительное грантовое финансирование на базе образовательных учреждений и НКО. Финансирование должно быть распределено по регионам, учитывая наиболее вероятное территориальное распределение ушедших со службы военнослужащих (основываясь на расположении их существующих или получаемых квартир).

Опыт постсоциалистических стран показывает важность организации курсов по развитию предпринимательских навыков для бывших военнослужащих и членов их семей. В развивающихся экономиках предприниматели с военными soft skills (дисциплиной, стрессоустойчивостью и планированием) могут организовать конкурентные предприятия в самом широком спектре. Программы, организованные при помощи НКО, учат составлению бюджета, дают основы налогового законодательства, правовые механизмы деятельности бизнеса, бизнес-менеджмент. Также важной особенностью этих программ является их индивидуализация посредством наставничества и работы с выпускниками.

Второй уровень программы обязательно должен касаться адаптации уволенных в запас ветеранов боевых действий. Работа с этой социальной группой комплексна и требует подготовки специальной программы совместно со специалистами из области медицины и психологии. Однако исследования показывают, что без первого уровня программы реинтеграции медицинско-психологическая помощь не может быть эффективной, так как общая реинтеграция на рынок труда и в сферу общественных отношений положительно сказывается на решении психологических проблем.

Организационно программу логично было бы разделить между несколькими ведомствами. Прежде всего, Министерство обороны должно быть ответственно за основные подготовительные мероприятия перед увольнением, а также за информационное сопровождение ресурсов, предназначенных для уволенных в запас военнослужащих. При помощи Фонда президентских грантов может быть обеспечено финансирование НКО, занимающихся образовательной поддержкой бывших военнослужащих. Помимо этого, потребуется дополнительная координация с Министерством образования и науки и университетами при Правительстве РФ. Из-за разницы в уровне подготовки профессорско-преподавательского состава важно организовать эти программы именно в гражданских образовательных учреждениях, а не вузах Министерства обороны. Более того, такой опыт переподготовки уже имелся в 1990-е, но финансировался за счет иностранных фондов.

Финансирование программы может осуществляться за счет перераспределения имеющихся средств Министерства обороны, смены направлений финансирования Фонда президентских грантов, а также за счет иностранных организаций в случае нормализации международной обстановки и отмены закона «Об иностранных агентах». Помимо этого, может быть рассмотрен вопрос об ограничении раннего пенсионного обеспечения бывших военнослужащих, прошедших программу переподготовки и занятых в гражданской сфере труда.

Эффект от программ

Для оценки результатов реализации программы могут быть использованы различные количественные социально-экономические, психологические критерии, а также статистика органов власти.

Главным критерием оценки программы должен стать уровень безработицы среди уволенных в запас военнослужащих в возрасте до 60 лет. Опыт Соединенных Штатов показывает, что аналогичные программы после массовых сокращений военнослужащих приводили к положительным результатам. Прежде всего, сами военные готовы были рекомендовать программы реинтеграции своим товарищам и в целом очень положительно оценивали (90% всех участников) государственную помощь по интеграции в гражданскую жизнь. Также в среднем участники программ находили трудоустройство быстрее, чем не участвовавшие. Наконец, участники отмечали важность морально-психологического влияния таких программ — бывшие военнослужащие «переходили» с военного стиля жизни и образа мыслей на гражданское понимание рыночных и трудовых отношений и своего места в них. 

***

В конце XIX века император Александр III сказал свою известную фразу: «У России есть только два союзника: ее армия и флот». Однако, возможно, сами военнослужащие после исполнения воинского долга переставали быть «союзниками» своего государства. Чего стоит один только пример искалеченных ветеранов Великой Отечественной войны, которых советская власть не только не поддерживала, но и депортировала из крупных городов.

Сегодня, несмотря на большое влияние силовиков в режиме Владимира Путина, а также использование армии во внешнеполитических целях, бывшие военнослужащие все еще никак не поддерживаются государством, несмотря на их заслуги и вложенные в них ресурсы. Однако благодаря публикации президентской программы Алексея Навального представители СМИ и общественность начали задать справедливый вопрос о будущем увольняемых военнослужащих. И это уже хорошо.


Проект «План Перемен» призван инициировать общественную дискуссию об образе будущей России. Мы открыты к сотрудничеству со всеми экспертами и политическими силами демократической направленности. Контактный адрес: planperemen2018@gmail.com.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире