Сегодня движение «Пациентский контроль» совместно с «Пиратской партией России», Профсоюзом уличного искусства, Фондом имени Андрея Рылькова, Творческим Бюро «Как это работает» провели акцию протеста против швейцарской фармацевтической компании Roche. Активисты тредовали от фармпроизводителя в 7 раз снизить цены на пэгинтерферон альфа 2-а – важнейший компонент лечения гепатита С.

В настоящее время стоимость одного укола на коммерческом рынке в России может составлять 11 тысяч рублей и более, а всего таких уколов в среднем требуется 48 (на год). Цена за полный курс терапии – около полумиллиона рублей. Активисты призвали компанию снизить стоимость до 60 000 рублей за годовой курс, чтобы больше людей могли позволить себе приобретать лекарства против гепатита С, который без лечения приводит к циррозу печени и к смерти.

Казалось бы, что такое снижение цен невозможно. Но относительно недавно индийская кампания Cipla снизила стоимость препаратов от СПИДа в 85 раз! Все дело в патентах. 

Не секрет, что патенты фармакологические кампании используют не столько для производства новых препаратов, сколько для удержания монополии и за счет этого очень высокой цены. Хотя на самом деле доля патента в стоимости препарата составляет, как правило, 10-15%, почти половину стоимости лекарства составляет маркетинг.  

Недавно Россия вступила в ВТО, что многие восприняли негативно. В том числе и пираты, потому что у организации есть соглашение ТРИПС (по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности), которое усиливает систему защиты интеллектуальных прав, в том числе и патентов. А усиление института так называемой интеллектуальной собственности сегодня невыгодно России, которая с советских времен почти ничего не изобретает. 90% всех патентов в мире принадлежит транснациональным корпорациям, интересы которых и лоббирует ВТО. 

Но не так страшно ВТО, как его малюют. Существуют дополнительные соглашения называемые ТРИПС плюс, некоторые из которых позволяют выдавать принудительные лицензии. 

Принудительная лицензия – это лицензия, выданная правительством (без согласия владельца патента) третьим сторонам на производство дженериков — точных аналогов  препарата, который все еще защищен патентом. 

Такие принудительные лицензии могут вводить, например, если государство считает заболевание угрозой национальной безопасности. Например, в Боливии вы не можете запатентовать ни одно лекарство от ВИЧ или гепатита. А в индии компания Cipla, о которой шла речь, смогла снизить стоимость препаратов от СПИДА с 12 000 долларов в год на пациента до 140 именно благодаря принудительной лицензии.

Кстати, наш президент тоже называл среди угроз национальной безопасности ВИЧ. Действительно, Россия входит в десятку стран с наибольшим распространением ВИЧ (1 млн. человек). Но только ли ВИЧ грозит нашей нации? 

Лидерами среди болезней-убийц являются сердечные и раковые заболевания. Лечение последних является наиболее дорогостоящим. Ежегодно от болезней сердца и сосудов в России умирает более 1 млн. человек, из них около 100 тыс. заболевших — в трудоспособном возрасте, а около 375 тыс. человек становятся инвалидами. Это ли не угроза национальной безопасности? 

Если уж мы вступили в ВТО, то надо получать от этого выгоду. В данном случае  — требовать значительного снижения цен на самые важные медицинские препараты. Выдавать принудительные лицензии на жизненно важные лекарства и производить дженерики на территории России.  

В конце концов, что важнее, права монополистов или жизни людей? 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире