Ядерная стратегия это всегда психологический поединок

Президенты США приходят и уходят, а американское deep state остаётся. Недавний вояж Майка Помпео по российско-китайскому предбрюшью, вызвавший гнев и ярость в Пекине и Москве, был презентацией этим двум замечательным городам и миру новой внешнеполитической стратегии американского глубинного государства.

20 февраля 2014 года (дата предательски выбита на медальках «За покорение Крыма») пожизненный путиндент России развязал 4-ю мировую гибридную войну против Запада. Целью ее является реванш за поражение СССР в третьей мировой войне, а именно:

  • установление военно-политического контроля Москвы как минимум над всем постсоветским пространством, а по возможности и над Центральной Европой;
  • дискредитация и разрушение НАТО как беспомощной и неспособной защитить своих членов организации;
  • по завершении войны закрепление и легитимация ее итогов новой «ялтинской сделкой» с изолированными и униженными США.

В качестве идеологического знамени войны — «Русский мир» — была ученически заимствована гитлеровская концепция разъединенного народа, защиты этнических соотечественников, «восстановления исторической справедливости».

Военная стратегия победы над превосходящим во всех отношениях противником полагалась на три составляющих элемента:

  • концепция генерала В. Герасимова нелинейной гибридной войны, т.е. ставка на информационный террор, кибертеррор и физический террор нерегулярных подразделений (зеленые человечки);
  • доктрина Патрушева: РФ как ядерная держава, ориентированная на изменение сложившегося статус-кво и обладающая политической волей к такому изменению, может и должна добиться радикальных внешнеполитических результатов угрозой применения или, если понадобится, ограниченным применением ядерного оружия;
  • традиционное для правителей Орды презрение к жизни своих подданных: как глумливо заметил г-н путиндент, для них — русских — на миру и смерть за меня красна.

В 2016 году Владимир Таврический затеял дерзкую трансатлантическую операцию по внедрению в Белый Дом «партнера», идеологически и личностно наиболее созревшего для «большой ялтинской сделки». Давно сформированная группа агентов влияния Вашингтонская капелла (Симис, Грэм, Киссинджер) плюс внедренные непосредственно в руководство штабом кандидата в президенты мелкие прокремлевские жулики (Манафорт, Пейдж) энергично занялись окормлением несведущего в вопросах внешней политики великовозрастного агента по недвижимости.

Ему внушались стандартные кремлевские мемы — устарелость НАТО как реликта холодной войны; необходимость отбросить всякие мелкие разногласия с Кремлем (Украина, Прибалтика) и сосредоточиться на совместной с Путиным борьбе с исламским терроризмом. Преподносилась значимость Путина как потенциального союзника США в их противостоянии Китаю. We need Russians, нам без этих Russians вообще никуда не деться — повторяли они на все голоса.

Как справедливо заметил один из самых проницательных американских экспертов в области внешней политики Д. Игнатиус:

«Трамп, начиная со своей первой внешнеполитической речи 27 апреля 2016 года в отеле Mayflower был достаточно последователен в своей изоляционистской концепции «America first», отвергающей все основные постулаты, которым следовала американская дипломатия на протяжении десятилетий, и, что интересно, повторял в своей критике почти слово в слово российского президента Владимира Путина».

9 ноября 2016 года в Москве не скрывали своего торжества.

Но в Кремле напрочь не понимали одного очень важного обстоятельства. Засрать мозги неискушенному в международных отношениях человеку и усадить его в кресло в Овальном кабинете совершенно недостаточно, чтобы кардинально изменить американскую внешнюю политику. США — развитая политическая система с многоуровневой системой сдержек и противовесов.

Победа Кремля оказалась пирровой. Сопротивление пропутинским настроениям Трампа обозначилось с самого начала, а его угодническое по отношению к Путину поведение на их первой встрече в Гамбурге стало последней каплей для американского военно-политического истеблишмента.

Поворотной для истории 4-й мировой войны стала американская ежегодная конференция по безопасности в Аспене 19–22 июля 2017 года.

В ней традиционно принимали участие в неформальном личном качестве практически все руководители американских силовых структур, как прежней, так и трамповской администраций.

Тон конференции задало выступление только что назначенного Директора ЦРУ Майка Помпео. В нем впервые за три с половиной года гибридных военных действий Кремля совершенно четко прозвучали два принципиальных момента: ясное понимание целей, методов и инструментов ведущейся Путиным войны и твердая решимость сорвать его далеко идущие планы — ремейк исторической фултонской речи Уинстона Черчилля.

Через некоторое время Помпео занял ключевую должность госсекретаря в трамповском кабинете. Его предшественник Тиллерсон не сработался с Трампом, публично назвал его идиотом (moron) и ушел в отставку, хлопнув дверью. Помпео взял на себя гораздо более содержательную и многогранную миссию смотрящего за Трампом от deep state, мудрого дядьки, одобряющего верные внешнеполитические порывы неофита (Китай, Израиль, Иран) и заботливой няньки, подтирающей за ним после дипломатических промахов. В отличие от Тиллерсона, он называл Трампа не идиотом, а альтернативным гением. Помпео старательно встраивал внесистемного Президента в разрабатываемую Пентагоном и Госдепом новую доктрину национальной безопасности США, призванную адекватно ответить на два одновременных вызова — экономического гиганта Китая и реваншистски закомплексованной до ядерного безумия России.

Несколько лет ушло на демонтаж в трамповском сознании конструкций, заложенных там в 2016 году Вашингтонской капеллой. Это было нелегко, потому что Симис, Грэм и периодически привозимая ими к Трампу для убедительности мумия Киссинджера были весьма искусны в своем лоббировании интересов Кремля. Для США действительно большим успехом было бы увидеть Россию своим партнером и союзником в их неизбежном противостоянии с Китаем. Повторить, если хотите, в обратном направлении блестящий маневр Никсона — Киссинджера 70-х годов прошлого века, когда США сделали Китай своим союзником в конфронтации с СССР. Еще более такой поворот событий отвечал бы интересам России. Без сотрудничества, союза с США, с Западом в целом, а тем более в конфронтации с ними Россия обречена на экономическое, демографическое и, как результат, политическое поглощение Китаем.

Но Вашингтонская капелла сознательно продавала Трампу воздух. Эти очень неглупые и хорошо информированные люди, десятилетиями обслуживающие кремлевскую мафию, прекрасно знали, что правящая в Россия группировка категорически не способна сделать такой выбор. Чекистские скифы с жадными глазами:

a) патологически ненавидят Запад и окончательно повернулись к нему своею «азиатской рожей»;

б) отчаянно пытаясь собрать хоть каких-нибудь вассалов в своем «ближнем зарубежье», на деле уже превратили саму Россию в полностью зависимое от Китая его ближнее зарубежье.

А получить от Трампа за пустые посулы Симиса, Грэма и старика Генри кремлевские хотели все ту же «ялтинскую сделку», на которой они в своем хроническом победобесии окончательно свихнулись.

Основные положения «доктрины Помпео» были впервые достаточно полно артикулированы в документе The 2018 National Defense Strategy, подписанном тогдашним шефом Пентагона Джимом Мэттисом.

Реализм в квадрате — так я охарактеризовал бы «доктрину Помпео», нашедшую свое отражение в ряде последующих документов и решений в сфере военного планирования. Реализм в отношении намерений двух своих оппонентов. И реализм в отношении возможностей самих США.

Исчезли из доктринальных документов «перезагрузка» с Владимиром, G2 c Китаем, совместная борьба с глобальным потеплением и международным терроризмом. Остались две revisionist powers. Одна, преодолевающая крупнейшую геополитическую катастрофу XIX века, другая — крупнейшую геополитическую катастрофу XX века. И обе, каждая по-своему, планирующие в процессе этого преодоления организовать нам крупнейшую геополитическую катастрофу XXI века — уход Запада из мировой Истории.

США сегодня во многом превосходят своих соперников, но не обладают над ними таким подавляющим военным преимуществом, как в 90-е. В этих обстоятельствах США не могут позволить себе вовлекаться крупными силами во второстепенные региональные конфликты на Ближнем Востоке. Их политические союзы в Европе и в Индо-тихоокеанском регионе и их военное планирование должны быть сфокусированы на сдерживании (deterrence) двух бросивших им вызов соперников. Целью США является не конфронтация с двумя ядерными державами ради конфронтации, а Denial Defence (ключевой термин доктрины Помпео). Denial Defence означает обладание США и их союзниками набором средств и инструментов, достаточным, чтобы не позволить (deny) Китаю осуществить операцию по захвату Тайваня и не позволить России захватить одно из прибалтийских государств или часть его.

Ниже мы рассмотрим подробнее, как доктрина Помпео предметно реализуется на российском направлении. Во-первых, это нам всем интересней. А во-вторых, Китай — это игра вдолгую, а ядерная доктрина Президента федерации волейбола РФ Патрушева требовала немедленного концептуального ответа. И он последовал.

«Парадокс Нарвы» — способность Путина одним шагом поставить весь Запад перед немыслимым выбором — унизительная капитуляция и уход из мировой Истории или ядерная война с человеком, находящимся в другой реальности, — обсуждался и обсуждается во многих мировых мозговых центрах.

Как рассказал в своем доверительном интервью Бобу Вудворду бывший министр обороны США Джим Мэттис, он стал рассматривать Москву как экзистенциальную угрозу США после того, как некие Russians предупредили его лично, что они будут готовы применить ядерное оружие в случае военного конфликта с НАТО в Прибалтике: «Не думайте, что мы поставили крест на Эстонии, Латвии и Литве после того, как НАТО отправило туда горстку солдат».

Russians называют этот способ ведения войны «деэскалация через ядерную эскалацию». В Кремле и на Фрунзенской набережной рассчитали, что России надо своей агрессией против одного из государств НАТО в Прибалтике втянуть блок в масштабное военное столкновение, в котором тот полагается на свое конвенциональное превосходство. А затем, резко повысив ставки до ядерного уровня, миролюбиво призвать противника к прекращению огня и капитуляции. И Кремль не скрывает этого плана. Наоборот! Специально назначенные люди доверительно разъясняют его подробности американцам вплоть до министра обороны, чтобы заранее сломить у намеченной жертвы волю к сопротивлению. Ядерный шантаж — важнейшая составная часть той гибридной мировой войны, которую Russians объявили Западу 20.02.2014. Я детально разбирал эти активные мероприятия в статьях «Путин намерен победить в IV мировой войне» и «Вы действительно **нулись, господа ветераны разведки?».

В сфере ядерных вооружений, несмотря на все свои великолепные мультики, Россия не обладает никаким превосходством над США. Так же как и США над Россией. Обе эти страны могут уничтожить друг друга. В этой сфере вообще ничего принципиально не изменилось и никогда не менялось с 1962 года, когда Кеннеди и Хрущев, ужаснувшись своей возможности уничтожить обе страны, отшатнулись в последнее мгновение от края пропасти.

Есть только одно преимущество у наших с вами властителей, но решающее. Их готовность рискнуть миллионами жизней своих и чужих граждан. Посмотрите на лоснящееся лицо вождя Русского мира, когда он рассуждает с болезненным вожделением о ядерном ударе, который он нанесет.

Несмотря на жесткие декларации саммитов НАТО и размещение четырех натовских батальонов в Прибалтике и Польше, Путин твердо убежден, что сытый гедонистский декадентский Запад не готов умирать за условную Нарву (Данциг).

Коллективный Путин в разных своих ипостасях на разных площадках откровенно заявлял Западу следующее: я собираюсь выиграть у вас гибридную войну и поставить вас на колени, потому что у меня есть перед вами одно решающее преимущество — нападая на вас, я готов применить ядерное оружие, а вы для своей защиты — нет. Я готов хладнокровно убить сотни тысяч, а может быть, и миллионы людей, а вы нет. Поэтому вы отступите и капитулируете.

Он все это уже сказал, и не раз. Но многие на Западе, даже услышав, продолжали и продолжают убаюкивать себя — может быть, это всего лишь риторика политика, которого надо понять и разумными уступками за счет суверенитета его соседей вовлечь в конструктивное обсуждение действительно важнейших проблем безопасности человечества, например глобального потепления. Так Западу удобнее. Потому что иначе ему придется сделать очень серьезные и неприятные выводы. Русский Мир — это ледяная пустыня, по которой бродит лихой человек, но уже не с топором, а с ядерной бомбой.

Мэтисс, пожалуй, первый государственный деятель Запада, по-настоящему услышавший послание лихого человека и не уклонившийся от этого знания, в котором столько печали. Кремль сегодня действительно экзистенциальная угроза США, России, миру в целом.

В Пентагоне тщательно проанализировали эту угрозу. Выводы были представлены городу и миру в апреле 2018 года «Атлантическим советом» в обстоятельном докладе Мatthew Kroening’а «A Strategy for Deterring Russian Nuclear De-Escalation Strikes». М. Kroening служил на ответственных постах в Пентагоне (Strategy Office) и ЦРУ (Strategic Assessment Group), автор монографии «The Logic of American Nuclear Strategy» (Oxford University Press, 2018).

М. Кroening рассматривает тот же классический сценарий, которым открыто угрожает Западу Путин и который обсуждался ещё 4 года назад в статье «Вы хотите умереть за Нарву?» и в фильме ВВС «World War Three Inside The War Room».

Столкнувшись с конвенциональным превосходством коллективной обороны НАТО, Москва наносит ограниченный ядерный удар. У НАТО имеются четыре варианта ответа:

  1. капитуляция;
  2. продолжение войны исключительно конвенциональными средствами;
  3. ответный ограниченный ядерный удар;
  4. полномасштабная ядерная война.

M. Kroening рекомендует зафиксировать вариант 3 в качестве положения официальной военной доктрины НАТО. Логика этого выбора в том, что четко сформулированная достоверная угроза ответного ядерного удара должна послужить инструментом deterrence (сдерживания) Москвы от нанесения первого ядерного удара и, следовательно, от изначальной агрессии в Прибалтике.

Это были рекомендации концептуального характера 2018 года. А вот материальная фактура февраля 2020 года. Реализовано ключевое предложение доклада М. Кroening — в США создан и стал поступать на вооружение новый вид ядерного оружия. Боеголовки W-76-2 малой мощности (менее 10 килотонн) для ракет Trident II. В начале февраля Пентагон подтвердил размещение новых ядерных боеголовок на подводных лодках, которые уже выходили на патрулирования с американской морской базы на восточном побережье США.

Доктрина Помпео против доктрины Патрушева. Ядерная стратегия — это всегда психологический поединок. Путин уверен, что США дрогнут и отступят в региональном конфликте в Прибалтике, когда он станет угрожать им применением тактического ядерного оружия или применит его. На этой и только на этой уверенности зиждется весь его план реванша за поражение СССР в третьей мировой войне. Об этом говорят вся его политика, все его поведение, все драматические свидетельства инсайдеров, имеющих редкий доступ к зияющим высотам власти (Венедиктов, Соловей, Явлинский).

Та же уверенность разделялась до самого последнего времени ближним кругом долларовых миллиардеров, составляющих политбюро российской клептократии. И они вполне позитивно относились к путинскому плану Победы. Действительно, жизнь удалась и почему бы к тому же еще не стать Властелинами мира, а заодно и ликвидировать навсегда неприятную угрозу санации их зарубежных токсичных активов.

Доктрина Помпео и размещение новых ядерных боеголовок малой мощности не оставляют, однако, никаких сомнений, что Соединенные Штаты обязательно отреагируют, если Russians действительно применят тактическое ядерное оружие. У США теперь более широкий выбор ответа на ядерную эскалацию Кремля, нежели только капитуляция или взаимное гарантированное уничтожение.

Американские подводные ракетоносцы «Огайо», способные поразить любую точку Евразии, барражируют вблизи российского побережья, оказывая определенное воздействие на умы упомянутых выше особ в Москве. Этот психологический механизм и называется ядерным сдерживанием.

Ядерное оружие, в том числе и новые американские боеголовки W76-2, существует не для того, чтобы его применять, а чтобы «добрым словом» убеждать оппонента воздерживаться от его применения.

Путин и Патрушев были абсолютно убеждены сами и убедили всю правящую верхушку, что у них появилась уникальная возможность нарушить этот принцип, одним броском костей переиграть мировую историю и взять реванш за поражение СССР. «Пиндосы отступят перед ядерным шантажом и сдадут Прибалтику», — полагали кремлевские мудрецы. «Как Чемберлен сдал Чехословакию, как Обама сдал Сирию, отказавшись от собственных «красных линий», когда ему даже никто ничем не угрожал. Тем более что Трампушка наш и товарищ Симис объяснил ему, что Таллинн — это пригород Санкт-Петербурга, а Нарва вообще русский город».

Шанс унизить и растоптать Запад одним столкновением воль, показав его растерянность, нерешительность и беспомощность, несмотря на всё его колоссальное экономическое и серьезное военное превосходство, был настолько притягателен и сулил такие головокружительные геополитические дивиденды, что недофюрер недоимперии не мог избежать искушения и упрямо шел навстречу своему ядерному Аустерлицу. Который может обернуться теперь только ядерным Ватерлоо.

Не нашлось на него Черчилля или Рейгана, но неожиданно у уходящего, по всем признакам, из мировой истории Запада оказался в резерве последний полк — американское deep state.

Стратегическая ситуация в паре Россия — США изменилась кардинально. Не в результате создания какого-то удивительного оружия на новых физических принципах. Боеголовки W76-2 установлены на баллистических ракетах, работающих на тех же физических принципах, что и Фау-2 Вернера фон Брауна. Изменилась политическая воля одной из сторон, которая осознала экзистенциальную угрозу и очень четко (концептуально и затем в металле) артикулировала свой ответ на нее.

Ядерная стратегия — это не обмен ракетными ударами, это психологический поединок в абстрактном интеллектуальном пространстве без запуска ракет. Как учил Сун Цзы, без обнажения меча.

Судя по той загадочной суете, которая творится в последние недели в Кремле, «Верховный Правитель» и его окружение, видимо, поняли, что проиграли затеянную ими 4-ю мировую войну. Реванша майора КГБ за 3-ю мировую, проигранную генералами КГБ, не будет.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире