piontkovsky_a

Андрей Пионтковский

01 сентября 2017

F
01 сентября 2017

Палата «победителей»

«На Украине, пусть и с запозданием и большой ценой, была остановлена смертельно опасная экспансия западных союзов. Из полувеймарской, отбивающейся Россия вернулась к своей привычной роли державы-победительницы, к новой уверенности в себе»
С.Караганов, евразийский мыслитель .

Вот уже более двадцати лет я безуспешно пытаюсь разъяснить безумствующему российскому политическому классу некоторые, казалось бы, совершенно очевидные любому нормальному человеку истины.
Я продолжаю упорствовать в этой почти безнадежной миссии, потому что тяжкое повальное заболевание «мозга нации» ведет мою страну к неизбежной катастрофе.

Важнейшей идеологемой российского внешнеполитического дискурса, собственно его структурообразующим ядром является сладострастное смакование некоего «унижения», испытываемого в последние четверть века Россией в результате поражения СССР в холодной войне. Это демонстративное порывание рубищ и демонстрация геополитических язв – любимое занятие всей нашей политической «элиты» от азиопов Проханова и Дугина до яблочников Арбатова и Лукина.

Непотопляемая cоветская «элита» вышла из крупнейшей геополитической катастрофы XX-го века упакованной как никогда прежде.
Но, обеспечив себя севрюжиной с хреном на несколько поколений вперед, она вновь возжелала не конституции, а азиопского величия – новой Золотой Орды, объединяющей мечтающие прильнуть к ее длани народы и государства.

Вороватая и бездарная, чванливая и трусливая, мечущаяся между Куршевелем и Лефортовом российская политическая «элита» никак не может понять, что она на хрен никому не нужна на постсоветском пространстве в качестве учителя жизни и центра притяжения.
И не потому что американка гадит. А потому что сама путинская Россия ни для кого не может быть привлекательной – ни для миллионов украинцев, жаждущих избавиться от собственных бандитов во власти, ни для среднеазиатских паханов, которым не нужен смотрящий над ними в Кремле.

Ну, может быть, нашлись бы среди наших соседей какие-нибудь социально близкие братья по разуму, если бы хрипящая от ненависти к Западу российская «элита» предложила бы им последовательный Большой Антизападный Идеологический Проект.
Но всему миру известно, где эта «элита» хранит свои сокровища, какую медицину она предпочитает для себя и какое образование выбирает для своих детей.

Неспособность нарциссирующей в своих мегаломанических фантазиях «элиты» не формально на бумаге, а внутренне психологически воспринимать всерьез независимость «братских» стран, ее поразительная глухота к возможной реакции наших соседей, духовная лень и имперская спесь, не позволяющие попытаться взглянуть на себя их глазами, – все эти замечательные качества российской клептократии закономерно порождали цикл отчуждения и вражды на всем постсоветском пространстве.
В обыденных человеческих отношениях претензия на «братское доминирование» становится приглашением к ненависти. Почему же столь очевидная глупость выдается за образец государственной мудрости, когда речь идет не об отношениях между людьми, а об отношениях между народами.

Агрессивная концепция «Русского Мира», ученически заимствованная вождем «разъединенного» племени у гитлеровской внешней политики 30-х годов прошлого века, и позорная попытка ее практической реализации в Украине стали апофеозом четвертьвековой оргии «униженчества».

Пациент дал, наконец, ответ на вопрос давно уже обеспокоенных его неадекватным поведением окружающих о природе его униженности.
Русский человек на rendez-vous Истории, оказывается, унижен, когда он не может безнаказанно топтать и расчленять своих бывших собратьев по строительству платоновского Котлована.

Российская империя распадалась дважды.
Первый раз ровно 100 лет назад.

Вожди Белого движения переживали распад империи как национальную катастрофу.
Они совершенно искренне считали Украину частью Большой России. И не только Украину, но и Кавказ, и Прибалтику, а возможно, и Финляндию с Польшей. Сражались они в гражданскую войну под девизом «За единую и неделимую Россию». Честь и верность этой идее не позволяли белым даже ради победы над большевиками идти на компромиссы с явно не разделявшими ее национальными движениями на территории бывшей Российской империи.

У этой принципиальной позиции был только один недостаток.
Она категорически не поддерживалась ни украинцами, ни кавказцами, ни прибалтами — никем из нерусских народов России. В лучшем случае кто-то мог с ней смириться. Но увлечь, тем более заставить за нее сражаться и умирать, идея Великой России никого из них просто не могла. Это элементарная истина, но на осознание ее у «титульных» наций бывших империй уходят обычно десятилетия.

Непонимание ее было одной из причин поражения белого движения.
Победили красные, обещавшие всем все и вступавшие в любые тактические союзы.

Победив Деникина и других белых генералов, большевики довольно быстро реализовали его программу «единой и неделимой», восстановив почти целиком Российскую империю.
Как же произошло это чудо и почему оно не произойдет сегодня?

Да потому, что Ульянов-Ленин и его товарищи никому из народов бывшей Российской империи не пытались навязывать абсолютно чуждую и пустую для них идею Великой России.
Красная армия несла им на своих штыках, а ее комиссары в своей пропаганде вдохновляющую коммунистическую идею социальной справедливости и освобождения угнетенных трудящихся. Неважно, что идея оказалась ложной, а ее реализация преступной. Это выяснилось позднее. А тогда она увлекала миллионы людей независимо от их национальности и не просто была квазирелигиозной, а играла роль самой настоящей новой религии.

Прав был гениальный Андрей Амальрик, еще в конце 60-х годов предсказавший распад Советского Союза, когда утверждал: «Как принятие христианства продлило на 300 лет существование Римской империи, так и принятие коммунизма продлило на несколько десятилетий существование Российской империи».

СССР мог распасться немного раньше, немного позже, по тому или по другому сценарию (например, югославскому), но когда коммунистическая религия умерла в душах сначала своих жрецов, а потом и паствы, советская теократическая империя была обречена.

А что сегодняшняя воровская российская «элита» может предложить своим бывшим соседям по коммунальной квартире?
Ничего кроме помпезных разговоров о своем величии, своей исторической имперской миссии, о сакральном Херсонесе, о спустившемся с Карпатских гор арийском племени с дополнительной хромосомой духовности. Но этот бред никому не интересен.

В Украине «державой-победительницей» проиграно все.
«Русский мир» вспоминать уже неприлично. Эта нацистская идеологема потерпела два болезнейших метафизических поражения. Во-первых, она была отвергнута подавляющим большинством русского населения Украины, сохранившего верность украинскому государству и его европейскому выбору. И во-вторых, не получила никакой серьезной поддержки в самой России. Социальные отбросы с провинциальных автопомоек и столичные политруки-писатели не в счет. У имперской «элиты» не оказалось под рукой имперского народа. Лучезарная Новороссия скукожилась до огрызка бандитской Лугандонии, которую Кремль отчаянно пытается впихнуть обратно в Украину. Крымнаш все более становится чемоданом без ручки. Украина ушла навсегда. И с ней все постсоветское пространство. Четвертьвековые коллективные вопли об унижении стали самосбывающимся прогнозом. Россия выступила в отношении Украины действительно в самой унизительной роли насильника-импотента.

Оригинал

Сколько я себя помню, я всегда был болельщиком «Спартака».
В начале было слово, и слово это было — единственный в те времена живой голос, раздававшийся из торчавших повсюду угрюмых тарелок и репродукторов, — незабываемый голос Вадима Синявского.

Не поинтересоваться, о чем с такой страстью и заразительным оптимизмом говорит этот удивительный человек, было невозможно.

У репродуктора я пережил все великие матчи «Спартака» моего детства — трагическое поражение 4:5 от «Динамо», блистательные победы 4:0 над «Динамо» в полуфинале и 3:0 над ЦДКА в финале Кубка СССР 1950 года.
И наконец, «Спартак» в форме сборной СССР, побеждающий чемпиона мира — сборную Германии в августе 1955 года. Футбольный ремейк Войны – 1:2 после первого тайма и 3:2 в финале.

С годами любовь становилась более осмысленной и, если хотите, идеологизированной.
Я, как и многие, очень ясно чувствовал, что «Динамо» и ЦСКА — это команды «начальства», людей системы, сознательных или стихийных конформистов. А в «Спартаке» и его болельщиках традиционно ощущались подспудное бунтарство и антисистемность. Братья Старостины против машины «Динамо». Братья Майоровы против машины ЦСКА.

Вызов хоккейного «Спартака начала 60-х невероятно воодушевил ставшую футбольно-хоккейной спартаковскую торсиду.
«Спартак» выигрывал хоккейный чемпионат всего три раза, но каждая эта победа была подвигом в битве с Системой.

С тех пор прошло более полувека.
Хоккей в «Спартаке» умер. На футбольном олимпе крепко обосновался «Зенит», потеснивший исторических соперников.

Не было у меня, естественно, никогда особых симпатий ни к «Зениту», ни к его болельщикам.
Особенно после того, как обязательным приложением к каждому матчу «Зенита» стало многократное лицезрение на экранах двух его болельщиков — на редкость выразительных персонажей Миллера и Фурсенко. Даже на беспросветно сером и отталкивающем фоне толстошеих (в нашей итерации) нелюдей-вождей эти двое выделяются какой-то воинствующей формой нравственного идиотизма.

Я был катастрофически неправ.
Выборка (Миллер, Фурсенко) оказалась совершенно нерепрезентативной для сообщества зенитовских болельщиков. 13 августа 2017 года фанаты «Зенита» сделали две великие вещи, которые не могли предвидеть ни знатоки футбола, ни знатоки политики.

Своими баннерами (предсмертная записка капитан-лейтенанта ВМС Дмитрия Колесникова и похабная улыбочка его верховного главнокомандующего) они достойней всех нас, 140 миллионов граждан России, отдали дань памяти погубленным 16 лет назад героям — подводникам «Курска».

2802166

И еще одно они сделали лучше, чем все мы.
Они вынесли, наконец, не подлежащий обжалованию приговор пожизненному путинденту. Этот приговор для него и его бригады намного страшнее, чем статьи мои и моих коллег, фильмы Алексея Навального, массовые демонстрации 26 марта и 12 июня, унизительные и оскорбительные персональные санкции американского конгресса.

Это мнение народное, выдохнутое той средой, которую путины, медведевы, фурсенки, миллеры, полтавченки до вчерашнего дня ошибочно полагали зомбированной ими массой.

Это библейская надпись на стене.
Мене, мене, текел, упарсин. Он был взвешен и найден очень легким. Только у страны ушло на это 16 лет. И сколько еще людей в России, Грузии, Украине, Сирии за это бесконечно длинное время были посланы им на смерть.

«Зараз проявились у Советской власти два крыла: правое и левое. Когда же она сымется  и улетит от нас к ядрене-фене?»
М.Шолохов «Поднятая целина»



Зараз внутри постсоветской власти есть две линии: одна на жесткое подавление протестов и откровенную фашизацию страны; другая — на сохранение режима без Путина. Членов второй группировки – будущую хунту национального спасения — идеализировать я бы не стал — они такие же клептократы. Но смена диктатора всегда ослабляет режим в целом, какие бы мерзавцы ни пришли к власти. Она создает окно возможностей. Достаточно вспомнить, что произошло после смерти или убийства Сталина. К власти пришли участники его преступлений. Однако в итоге достаточно серьезно была изменена и внешняя, и внутренняя политика страны. В долгосрочной перспективе это стало первым крупным шагом к падению коммунистического режима. А изменения в наше уплотнившееся время пойдут гораздо быстрее.

Путинский бункер задумал прямую линию 15 июня как попытку реанимации вождя «Русского мира» в глазах подданных после его довольно унизительных перформансов в Париже и Петербурге. Но виртуальная хунта нанесла ответный удар.

«Хунта» показала Путину громадный кукиш и не в кармане, а в нижнем правом углу всех телеэкранов страны. Пока национальный лидер, цитируя М.Лермонтова, путал чекистов и гомосексуалистов, объединяя их по признаку голубизны, грозил Украине канализационной катастрофой, навязчиво возвращался к мысли о необходимости смертной казни, на десятках миллионов экранах вызывающе появлялись один за другим лозунги и мемы жестоко разогнанных 12 июня антипутинских маршей. И это еще не все.

Подбор видео-сюжетов из  регионов был не просто мрачным. Это был настоящий макабр: апофеоз нищеты, убожества, упадка и смерти. Картины того, как люди десятилетиями живут в  бараках без горячей воды и туалетов, сюжет о несчастной умирающей от рака девочке из города, в котором благодаря путинской «оптимизации медицины» закрыты все больницы.

Эрнст и Добродеев явно перешли на сторону хунты. Кстати, опытного разведчика должна была бы сразу насторожить полная смена обслуживающего персонала. Куда пропали все привычные лакейски заискивающие кати и эрнесты? Кругом расхаживали какие-то незнакомые мальчики и девочки без восторженного блеска в глазах. Сегодня ему поменяли обслугу, а завтра поменяют охрану.

При Сталине предатели Эрнст и Добродеев были бы уже расстреляны в своих кабинетах. При Путине 2-3 годичной давности – аргументированно обвинены в масштабных хищениях и отправлены в Лефортово. При сегодняшнем Путине им ничего не будет. И они это твердо знают. Таково, видимо, сложившееся соотношение сил в правящей верхушке.

Многочисленные расследования связей избирательного штаба кандидата Трампа с путинской агентурой, ведущиеся Конгрессом США, прессой, правоохранительными органами, концентрируются исключительно на возможной помощи российских структур в проведении кампании и избрании Трампа президентом США.

Напрочь игнорируется не менее важная сторона деятельности кремлевской капеллы, без которой вообще невозможно было бы понять, а зачем, собственно, Кремль способствовал избранию Трампа.

Это — формирование политики будущей администрации Трампа по отношению к России. Суть «путингейта» не в количестве контактов предвыборного штаба Трампа с Кремлем, а в последовательно нараставшем весь 2016 год сходстве внешнеполитических воззрений Трампа с набором путинских пожеланий.

Наконец, буквально на днях Russia Investigation в лице многочисленных комиссий законодательной и исполнительной власти приблизилось к ключевому невралгическому событию грандиозной спецоперации «Трампнаш».

Произошло это почти случайно и значение своего открытия еще не осознано полностью самими расследователями. Но 24 мая впервые были произнесены слова – 27 апреля 2016, Отель «Mayflower».

Рутинная проверка показал что Джефф Сешнс , Генеральный прокурор США, заполняя при вступлении в должность необходимую форму безопасности, забыл указать в ней одну из своих встреч с российским послом в США Сергеем Кисляком. Одну, но какую! Я, кажется, понимаю, почему дрогнула рука Генерального прокурора и не начертала роковых слов «Майский цветок». А зачем вообще двум таким солидным джентльменам как Сешнс и Кисляк надо было встречаться в каком-то отеле. Почему не в уютном кабинете сенатора Сешнса? Дело в том, что в той же точке четырехмерного пространства-времени пересеклись мировые линии еще нескольких замечательных людей – Пола Манафорта, Картера Пейджа, Майкла Флинна, Джареда Кушнера, Дональда Трампа и, наконец, самого главного из них, того, кто с того исторического дня и рулил всей этой дружной кампанией – Дмитрия Константиновича Симиса, бывшего заместителя секретаря комитета ВЛКСМ ИМЭМО и лектора-международника МГК КПСС, неожиданно в 1972 подавшего прямо в этом качестве прошение на постоянное жительство в США.

За долгие годы скитаний на чужбине Дмитрий Константинович оборотился в Dmitrii Simes, President and CEO of The Сenter for the National Interest.

27 апреля конференц-холл «Мayflower» был арендован саймовским Центром Национального интереса для важного мероприятия – со своим первым докладом по вопросам внешней политики был приглашен выступить один из кандидатов на пост президента от республиканской партии Д. Трамп. Перед начала выступления гостеприимный хозяин познакомил двух своих гостей – Трампа и Кисляка. Видимо они сразу же так понравилось друг другу, что встретившись через год с небольшим в Овальном кабинете просто сияли от удовольствия и заливались в счастливом смехе. Кисляк стал сегодня в Вашингтоне токсичной суперзвездой. Но я бы не преувеличивал его значение. Во многом он раздутая фигура отвлечения. Реальным шефом операции «Трампнаш» был не Кисляк, а именно Саймс.

В качестве руководителя мозгового центра «Nixon Center», а затем «Center for the National Interest» Дмитрий Саймс уже более двух десятилетий выполняет важную миссию в американском экспертном сообществе. Его задача — мягко и ненавязчиво постоянно внушать американскому истеблишменту и руководству позиции, выгодные в текущий момент Москве, подталкивая Белый Дом на очередные перезагрузки.

Делалось это всегда весьма искусно, я бы даже сказал артистично. Его тексты содержательно и стилистически неотличимы от стандартного вашингтонского внешнеполитического дискурса на тему американских national interests. Но в каждой статье обязательно появлялся ключевой абзац, вкрадчиво выдававший за american national interest какую-нибудь очередную кремлевскую хотелку. А все остальное было солидной академическй шелухой, выполнявшей для американского читателя роль сигнала «я свой».

И не важно, был ли появившийся в США в 1973 году эмигрант Д. Симис засланным «казачком» КГБ.

Важны бесспорные факты — многодетняя аналитическая и публицистическая деятельность Simes/Симиса. Звездный час его наступил в 2016 году. Центральной фигурой, душой и мозгом кремлевской операции «Трампнаш» стал именно президент «Сenter for the National Interest».

Кандидатура Трампа, человека мало осведомленного в вопросах внешней политики, чрезвычайно самоуверенного и сделавшего своим коньком лозунг «America First», оказалась идеальным объектом для оперативной разработки.

Ключевым успехом Саймса стала готовность Трампа произнести 26 апреля свою первую внешнеполитическую речь «America First will be the major and overriding theme of my administration» в саймовском «Сenter for the National Interest» — этой вашингтонской резидентуре путинского аналитического спецназа.

Tакому удачному выбору Трампа предшествовала большая предварительная работа Саймса по обработке клиента, совместное обсуждение двумя выдающимися американскими патриотами — Саймсом и Трампом — американских национальных интересов. Разумеется, безграмотный Трамп не мог сам написать свою речь, он прочел-то ее по промтеру с трудом. Но, кстати, очень дисциплинированно, ни разу не отрываясь от первоисточника, что для него крайне не характерно. Знакомое перо легко прочитывалось в озвученном кандидатом на президентский пост тексте. В окружении маргинала в большой политике Трампа весной 2016 вообще не было экспертов по международным отношениям и заполнить вакансию внешнеполитического гуру оказалось для мотивированного Саймса делом нехитрым.

Так Саймс стал Пигмалионом, лепившим свою президенскую Галатею по дизайнерской задумке Кремля. Учитывая крайне ограниченный attention span великовозрастной Галатеи, решено было сосредоточится на внушении ей двух наиболее важных для Москвы мэмов : «Путин – небходимый Америке союзник в борьбе с ИГ и с ним следует сотрудничать» и «НАТО устарела как организация эпохи холодной войны».

Оба они сначала в характерной для Саймса осторожной и вкрадчивой манере прозвучали уже в установочной речи 27 апреля:
«We should seek common ground based on shared interests. Russia, for instance, has also seen the horror of Islamic terrorism».
«The countries we are defending must pay for the cost of this defence, and if not the US must be prepared to let these countries defend themselves. We have no choice.»

Постепенно в последующих заявлениях Трампа и его окружения из этих пассажей как из личинки начала вылезать вся путинская программа капитуляции Запада.

«Наш основной враг — ИГИЛ, Путин борется с ИГИЛ, поэтому мы должны отбросить все наши мелкие разногласия и объединиться с Путиным» — вот нехитрый штамп сознания, который денно и нощно внушали Трампу Саймс и его подручные Манафорт и Пейдж.

Отбросить мелкие разногласия на их языке означало сдать Украину на полный произвол Путина. И вот уже Трамп заявляет, что он не уверен, было ли присоединение Крыма к России аннексией. А затем крайне скептически отзывается об устаревшей, на его взгляд, организации НАТО.

А какой музыкой сфер прозвучали в Кремле слова близкого к Трампу Гингрича, объявившего капитуляцию Запада от имени будущего президента Трампа ! Спикер палаты представителей в 90-х Ньют Гингрич заявил в ходе кампании, что «Эстония — это пригород Санкт-Петербурга, и он не собирается ради нее идти на риск ядерной войны с Россией».

Интересно, знал ли Гингрич, что он дословно повторяет аргументацию Сталина 1939 года, объявившего войну Финляндии, якобы самой своей географией угрожавшей безопасности Ленинграда.

Отказ США от военной защиты страны — члена НАТО, от принципа ядерного сдерживания означал бы конец НАТО, конец США как мировой державы, уход Запада из Мировой Истории.

«Сотрудничайте с нами или вас будут продолжать взрывать в ваших домах и на ваших улицах» — вот какой сигнал практически дословно посылается из Москвы после каждого крупного теракта в США, Франции, Германии, Великобритании, начиная от Бостонского марафона-2013 и кончая недавним взрывом в Манчестере.

Председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров только что назвал теракт в Манчестере «уроком» британским спецслужбам за отказ сотрудничать с российскими коллегами.

Кремлевская мафия почти открытым текстом предлагает Западу крышу от дальнейших терактов.
Условия этой «крыши» и суть навязываемого Кремлем Западу «сотрудничества» формулируются им предельно откровенно: новая Ялта, раздел сфер влияния, признание исключительного доминирования Москвы на территории бывшего СССР.

Шампанским в думе была встречена 9 ноября утром победа Трампа в Москве. Cаймс отсалютовал на нее директивной статьей — инструкцией «A Blueprint for Donald Trump to Fix Relations with Russia» для трамповской администрации, представляя путинскую повестку дня в респектабельном обличии «american national interests».

Но в Кремле не понимали одного очень важного обстоятельства. Засрать мозги одному недалекому человеку и усадить его в кресло в Овальном кабинете в Белом доме недостаточно, чтобы подчинить себе внешнюю политику США.

США — развитая демократия с многоуровневой системой сдержек и противовесов. За сто с лишним дней президенства Трампа уникальная кремлевская спецоперация «Трампнаш» прошла путь от триумфа до полного провала. Но виртуозное мастерство ее главного героя в зомбировании своего клиента должно быть оценено по достоинству профессионалами разведывательного сообщества. Судите сами. Трамп уже движется уверенно в направлении импичмента, а все равно продолжает время от времени повторять заученную им с 27.04.16 мантру – Путин наш союзник в борьбе с ИГ и мы должны с ним сотрудничать. А на саммите НАТО упрямо отказывается подтвердить приверженность США статье 5-ой устава НАТО о коллективной обороне.

Секретный канал связи с Путиным Трампу так и не удалось создать. Кушнер с Кисляком провалили эту многообещающую идею. Но ментальный вербовочный канал Саймс-Трамп выдержал проверку на прочность.

29 мая 2017

12-15 июня

На 12 июня хороший Путин запланировал «поджог рейхстага».

Мало кто обратил внимание, что на 15 июня Путин неожиданно назначил свою «прямую линию» общения с народом. О ней уже все было забыли, решив, что он отказался от этого исчерпавшего себя пиар-хода. Нечем ему сейчас похвастаться. И вдруг прямая линия проводится 15 июня, через три дня после всероссийского марша протеста, который по всем ожиданиям будет еще более массовым и успешным чем 26 марта.

Значит, ни в коем случае не должен он стать успешным. Вождь не может придти на прямую линию, поджав хвост. Он должен придти в сапогах и камуфляже, пропахнув порохом и слезоточивым газом. Придти и доложить спустившемуся с Карпатских гор племени с дополнительной хромосомой, что верные ему нацгвардейцы во главе с беспощадным к врагам Русского мира маршалом Золотовым подавили 12 июня попытку вооруженного мятежа, инспирированного врагами России. А 13-14 июня провели зачистку предателей в высших эшелонах власти.

В сложившихся обстоятельствах он не может себе позволить покинуть свой пост национального лидера, собирателя земель русских. Если процесс консолидации общества будет достаточно динамичным, к концу года возможна отмена чрезвычайного положения. Тогда он примет участие в выборах Президента РФ, назначенных на 18 марта 2018 года – день воссоединения Крыма с Великой Россией.

Такой вот план Путина. Будет ли он реализован? Это зависит от всех нас. В том числе и от тех наверху, кто намечен под зачистку. 14 дней у них еще есть. Предупрежден – значит вооружен.

Оригинал

30 апреля 2017

Апрельские тезисы

Третий Форум Свободной России (25-26 мая) даст возможность активистам оппозиционного движения обменяться взглядами в момент нарастающего в правящей верхушке политического кризиса.

Себя верхи обманывать уже не могут. Воровская «экономика друзей» бесперспективна и обрекает страну на технологическое одичание и массовое обнищание. Вставший с колен телевизор, три года яростно противостоявший холодильнику, в ночь с 6 на 7 апреля сломался и ремонту не подлежит. Все путинские внешнеполитические понты с размахиванием ядерной финкой и разрыванием тельняшки – для нас, русских, на миру и смерть красна – были рассчитаны только на гарвардского ботаника Обамку. А поутру 7-го нам объяснили, что знаменитые С-400 не сбили «Томагавки» «из-за кривизны Земли».

Во всех авторитарных борделях в подобных ситуациях меняют не кровати, а прежде всего Главную Девочку. Не могли об этом не задуматься и российские постсоветские миллиардеры. Но самая выдающаяся посредственность нашего политического класса потому и самая выдающаяся, что предвидела такое развитие событий и постаралась его упредить.

В результате схватки «афганских бульдогов» под кремлевским ковром на обозрение публики вывалился любопытный документ – донос на высочайшее имя одного хозяйствующего субъекта на другого по поводу крышевания санатория «Русь». Но поразительной в нем была одна фраза – «Уважаемый Владимир Владимирович, под угрозой дискредитации оказались политические проекты, руководимые Володиным В.В. в качестве вашего правопреемника».

Столь богохульственные слова могли быть начертаны на бумаге только после того, как они сначала неоднократно были произнесены самим Путиным. То есть, мы получили очень важную информацию – Путин дал понять своему окружению, что он де не планирует идти на следующий срок, и для большей убедительности уже представил бригаде выбранного им преемника: я, мол, пацаны, и сам за власть не цепляюсь, вот и правопреемничка вам уже присмотрел.

На самом деле уходить он никуда не собирается – именно по причине безнадежности ситуации в стране в целом. Он прекрасно понимает, что никакой к черту «преемник» не сможет гарантировать ему безопасности.

Его кредитная история такова, что после ухода от власти при любом преемнике он будет подвергнут уголовному преследованию. При этом где гарантия, что выбранный им преемник, не будет смещен через неделю? Поэтому в лучшем случае его ждет судьба Милошевича, а в худшем, что-то напоминающее гибель несчастного Каддафи.

Никуда Путин не уйдет добровольно и, если уж печальный конец неизбежен, предпочтет отдалить его максимально, оставаясь в Кремле. Скорее всего осенью будут сконструированы некие драматические события, которые резко повернут настроения внутри «элиты» в сторону холуйского нарратива: «уходить ни в коем случае нельзя», «не уходите дорогой Владимир Владимирович, на кого же вы нас бросаете».

А пока он внимательно отслеживает реакцию окружения и берет на заметку тех, кто на приманку клюнет и проявит нелояльность. Орал же тот же самый Володин, наш русский Гесс, что «Путин это Россия, а Россия это Путин», а  не отверг ведь с порога в ужасе кощунственную идею о правопреемничестве. Нет, спокойно и деловито шуршит бумажками, и от мысли, что он  «правопреемник», никакого дискомфорта не испытывает. Проверку не прошел, можно ждать оргвыводов.

Любимый придворный шут Колесников очень тонко прочел нехорошую полуулыбку на лице capo di tutti capi при публичном оглашении словосочетания «правопреемник Володин».

И в тот же вечер Председатель Географического Общества совсем по Фрейду сравнил себя с морским ангелом – хищным моллюском, который постоянно должен кого-то сжирать, чтобы самому не быть сожранным.

Старинная это забава русских царей – жертвоприношение преемника. Иван Грозный уезжал в Александровскую слободу и назначал вместо себя Симеона Бекбулатовича или одевал шутовскую корону на Владимира Старицкого.

Но заканчивались эти шутки по-разному. 16 октября 1952 года И.В.Сталин взял слово на пленуме ЦК, только что избранного 19-ым съездом партии: «Я устал, я старый больной человек: я ухожу, нам нужно найти товарища, который бы меня заменил». Однако отрихтованное десятилетиями репрессий тогдашнее окружение сразу же поняло, что Вождь «прикидывается шлангом», а на самом деле готовит новую жесточайшую чистку верхушки партии.

И все, что происходило с 16 октября 1952 года по 1 марта 1953-го, когда соратники товарища Сталина обнаружили его лежащим сутки в луже собственной мочи, – это была отчаянная борьба диктатора и его окружения.

Как получится у господина Путина – предсказывать сложно. Но еще раз повторю – сам уходить и тем самым приближать свою гибель он не собирается. И в любом случае – с Путиным или без Путина – правящая в стране ОПГ намерена как и в 91-ом, 93-ем, 96-ом, 99-ом, 03-ем, 12-ом годах решать ключевые для нее вопросы властесобственности исключительно в своем номенклатурном кругу. Даже, если понадобится, путем жесткой схватки «воров и сук», ослабляющей и тех и других.

А схватка эта уже идет на наших глазах, в том числе и между силовыми структурами. Между ФСБ и МВД с выбрасыванием проигравших из окон СИЗО иди их  22-летними приговорами. Между Золотовым и другими силовиками, требующими от Путина головы Кадырова. Читайте «Евангелие от палача» братьев Вайнеров о последних месяцах жизни Сталина. Очень похожая картина.

Нарастающая активность гражданского общества в России, неожиданно для властей так ярко проявившаяся 26 марта в маршах и митингах по всей стране, дает, однако, основания полагать, что на этот раз криминальная кремлевская модель решения вопроса о власти может быть сломана.

Стремительно теряющая адекватность власть, разумеется, будет готова отдать любой преступный приказ, чтобы остаться властью. Она и отдает такие приказы ежедневно. Жестокие разгоны мирных протестных акций, облавы на оппозиционеров, слежка за гражданскими активистами и угрозы судебной расправы в их адрес, уличный террор, аресты и суровые приговоры стали повседневной практикой. Критиковать ее, подавать ей петиции и требовать от нее честных выборов бессмысленно. Эта власть никогда не уйдет в результате проводимых ею «выборов».

У народов России остается конституционное право и патриотический долг – Мирная ненасильственная антикриминальная революция. Именно революция в строго научном понимании этого слова. Потому что речь идет об отстранении от власти не одного одиозного персонажа, а целого социального слоя чиновников-«бизнесменов», овладевших государством и превративших самое государство в орудие своего бесконечного преступного обогащения.

Инструменты мирной революции – массовые митинги, демонстрации, забастовки, кампании гражданского неповиновения с требованием демонтажа преступного режима.

Первоочередные требования и контуры переходного периода были неоднократно сформулированы на митингах и маршах оппозиции 11-17 годов:
– немедленное освобождение политических заключенных;
– отставка нелегитимного и неадекватного «президента»;
– радикальное изменение законодательства о выборах и политических партиях;
– отмена цензуры и восстановление свободы слова в СМИ;
– изменение монархической, по существу, конституции в сторону резкого сокращения полномочий президента;
– реализация жестких антикоррупционных мер в отношении общаков, созданных представителями высшей власти;
– разработка ответственной социальной политики в сфере здравоохранения и образования, предотвращающей деградацию человеческого капитала;
– реформа полиции и начало судебной реформы;

А кто же вместо Него?
Никто.

Наша задача не заменить плохого царя Путина на хорошего царя Навального.

Наша задача – ликвидировать, наконец, в России самодержавие.

16 апреля 2017

В мире животных

Каждый человек намного больше, чем наше представление о нем. Ну, казалось бы, все мы знали о президенте США Трампе. Для многих – довольно неприятный субъект, нарцисс, в бизнесе – делец, подчас лавирующий на грани закона, в политике – демагог, равнодушный к переживаниям и страданиям других людей. Еще в начале апреля Трамп полагал, что президент Сирии Асад, по приказу которого были уничтожены сотни тысяч граждан страны, – это политическая реальность, с которой надо считаться. Тем более что каким-то боком Асад вроде бы участвует в борьбе с «Исламским государством» – этим главным, по мнению Трампа, врагом США.

Ну кто же мог ожидать, что этот человек окажется до глубины души потрясен телевизионными кадрами гибели от химического отравления десятков мирных жителей, включая маленьких детей. Babies! – как несколько раз восклицал Трамп на своей пресс-конференции. И он совершил нечто, на что способен только абсолютно неопытный политик. В течение пяти минут перевернул американскую внешнюю политику на Ближнем Востоке – и обамовскую, и уже, казалось бы, наметившуюся как продолжение обамовской свою собственную. Проклял Асада, размазал по стенке Барака Обаму за его отказ от «красной линии» в 2013 году, развязавший руки сирийскому диктатору и его российскому патрону. Объявил, что для него, Трампа, Асад перешел все мыслимые и немыслимые красные и любые другие линии и не останется безнаказанным. «Асад – животное», – добавит Трамп к характеристике «нашего всего на Ближнем Востоке» через несколько дней.

И прямо с пресс-конференции глава Соединенных Штатов Америки отправился на ужин с китайским президентом Си, а за десертом разразился «Карибский кризис 2.0», потенциальное военное столкновение с ядерной сверхдержавой. «Карибский 2.0», в отличие от первого, продолжался не две недели, а всего лишь несколько часов ночи с 6 на 7 апреля, и лично для Владимира Путина закончился гораздо большим позором, чем Карибский для Никиты Хрущева. Генсек вышел тогда из ситуации, сохранив, по крайней мере, формально, лицо. В 1962-м в ответ на вывод советских ракет с Кубы американцы согласились вывести свои ракеты из Турции.

Сегодня же мы констатируем полный и унизительный провал России. Американцы издевательски корректно за несколько часов предупредили российских военных об ударе, предложив им вывести с базы свой персонал. Тем самым дав понять, между прочим, что им хорошо известно: Москва знала и, более того, фактически участвовала в химическом нападении. И оказалось, что Путин, на деле просто «понтовался» в Сирии два года: он даже и не вздумал попытаться защитить своего дорогого союзника Асада. Несмотря на неоднократные официальные заявления Кремля о том, что С-300 и С-400 развернуты в Сирии именно для «защиты сирийских аэродромов от американских крылатых ракет».

Путин благоразумно отступил. Болтать о радиоактивном пепле можно сколько угодно, но только – до угрозы реального столкновения на конвенциональном уровне, где превосходство американской стороны подавляющее. А на ядерную ничью взаимно гарантированного самоубийства никто не подписывался. И прежде всего кремлевские вожди-гедонисты. Ну и, кроме того, хваленые С-300 и С-400 просто не смогли бы остановить американские «Томагавки». Как замечательно разъяснил на следующий день на российском телевидении один крупный военный специалист, «мы не учли фактор кривизны Земли».

12 апреля Рекс Тиллерсон, заручившись поддержкой коллег по G7, прибыл в Москву оформлять посткарибскую ситуацию. Его предшественника, государственного секретаря Джона Керри, «прописывали» в Москве во время его первого визита тремя с половиной часами ожидания в путинском предбаннике. Тиллерсона держали весь день в неведении, пройдет ли он собеседование с Сергеем Лавровым и удостоен ли будет лицезрения солнцеликого. Однако, судя по поведению Тиллерсона на пресс-конференции по итогам этих встреч, собеседование у него не прошли Путин с Лавровым. Тональность заявлений была совершенно иной, нежели у несчастного Керри, покорно бормотавшего по ходу уничтожения Алеппо: «О, Сэергэй… Мы с Сэергэем…»

И дело было не только в посткарибской ситуации на земле, но и в личности самого Тиллерсона. Многие говорили, что новичку во внешней политике тяжело придется с «выдающимся многоопытным мэтром» советско-российской дипломатии. Ничего подобного: российский орденоносец оказался фактурным мужчиной, прекрасно знающим цену себе и своему слову. Он говорил очень коротко, корректно, прекрасным прозрачным английским и исключительно по делу. И Лавров как-то сразу сдулся – пускался в совершенно неуместные для жанра пресс-конференции длиннющие монологи, то путаясь во взаимоисключаюших российских версиях трагедии 4 апреля, то сокрушаясь о судьбе покинувших нас по разным причинах диктаторов, многолетних советских клиентов.

Как это часто практиковалось с Керри, первым же вопросом российской стороны стала заготовка с миссией срезать Тиллерсона. С благородным негодованием в голосе юноша вопросил, доколе американцы (читай: президент Трамп) будут позволять себе недопустимую риторику: называть животным выдающегося государственного деятеля, законно избранного президента суверенного государства. Тиллерсон очень спокойно и убедительно ответил: такой характеристикой президент Асад наградил себя сам.

Центральным, содержащим в себе тот консолидированный месседж Запада Кремлю, с которым Тиллерсон и прибыл в Москву, был его ответ на другой вопрос, заданный американским журналистом, о причастности России к химической атаке на Хан-Шейхун: «У нас нет твердых подтверждений того, что имела место какая бы то ни было вовлеченность России, российских сил, в эту атаку». Я не случайно выделил в цитате одно слово. Оно ключевое. На следующий день президент Трамп практически дословно повторил это высказывание своего госсекретаря, добавив к нему два момента. Во-первых, Пентагон тщательно изучает в настоящее время все данные о причастности русских к химическому нападению на мирных жителей. Во-вторых, он, Трамп, будет очень, ну очень расстроен, если выяснится, что русские действительно были причастны. Россия обвинения о своей причастности к химической атаке на всех официальных уровнях опровергает.

Перевожу все это с языка дипломатического на язык, который дипломаты не используют явно, но прекрасно понимают. Асад – животное. 4 апреля российский самолет его ВВС с российским химическим оружием на борту вылетел с базы, нашпигованной российскими военными советниками, и нанес химический удар по Хан-Шейхуну. Россия является соучастницей этого тяжкого военного преступления. Но мы готовы закрыть на это глаза и предоставить вам окно возможностей. Вы можете, не теряя лица, выйти из мира животных (Асад, «Хезболла», Корпус стражей исламской революции), в котором по какому-то странному недоразумению оказались. Но время уже пошло.



Оригинал

Недавний эфир звезды «Эха Москвы» и «Новой газеты» Ю.Латыниной – явление выдающееся во многих отношениях. Это блистательный образец применения знаменитого метода 6040 – попытка завоевания доверия целевой аудитории путем предоставления 60 процентов правды с целью мягкого убеждения её в 40 процентах чего-то очень важного для пропагандиста.

Тезис, заточенный для внушения слушателям «Эха» 8 апреля, был сверхважным. Болезненные провалы спецслужб в их очередной операции, на этот раз в питерском метро, были столь очевидны, что впервые большинство пользователей интернета не поверило официальной версии и серьезно задумалось о провокации властей.

Ошеломляющим признанием, своего рода явкой с повинной явилась публикация в солидной газете «Коммерсант», где неназванные источники спецслужб подробно и с поразительным бахвальством рассказывали о своей «оперативной игре» с «террористами», которая якобы сорвалась в последний момент. До появления Латыниной в эфире небезызвестный Хинштейн уже три дня носился по всем телестудиям, старательно пытаясь дезавуировать эту статью, но в результате привлекая к ней все большее внимание.

Агенту Клаусу из «17-ти мгновений» гестапо для успеха работы среди антифашистов разрешало все. В обязательной 60%-ной части передачи Латынина превзошла себя. У меня никогда не было сомнений, что Юлия Леонидовна — очень умная и талантливая женщина. Для разогрева аудитории сначала она произнесла два совершенно блестящих текста – о провале путинской сирийской авантюры и о победе в России интернета над зомбоящиком. Я аплодировал каждому ее слову, смиренно сознавая, что не смог бы раскрыть эти темы столь же ярко и убедительно.

Наконец, она перешла к 40%-ному главному: тому, чем она профессионально занимается уже много лет — отмыванию преступлений российских спецслужб.

Она много говорила про исламский террор, про Израиль, про Кельн, про Лондон пока, наконец, не дала волю давно заготовленному благородному негодованию:
«Кто только от Каспарова до Пионтковского и Илларионова не написал, что, конечно, это всё взорвал сам Путин… Другое дело, что то мнение, которое на Западе является абсолютно мнением маргиналов. Все-таки, неприлично в американском хорошем обществе говорить, что американцы сами устроили 11-е сентября. А у нас его считают возможным высказывать люди, которые считают себя разумными, интеллектуальными».

А как же его не высказывать, уважаемая Юлия Леонидовна, после «учений» в Рязани, о которых вы сами справедливо высказались, цепляясь, правда, за лукавое спасительное для власти словечко «очковтирательство»:
«Когда офицеров практически поймали с поличным, им не осталось ничего другого, как нести какую-то чепуху о том, что в мешках сахар, и про «проверку бдительности». Тогда единственное, что могло спасти репутацию режима и лично Путина,— это немедленное увольнение Патрушева и гласный суд над всеми, кто был причастен к очковтирательству, переходящему в терроризм»?

А как же не говорить о причастности спецслужб после «Норд-Оста», если оставшийся в живых террорист Теркибаев, завербованный агент спецслужб, выйдя из здания невредимым и свободным, успел затем дать сенсационное интервью «Новой газете», и только после этого был ликвидирован? А один из организаторов теракта Эльмурзаев руководил службой безопасности крышуемого спецслужбами Прима-банка, на инкассаторских машинах которого передвигались по Москве террористы.

А как же не говорить о том же после Беслана, если среди бесланских террористов было несколько человек, включая одного из их главарей Ходова, отпущенных на свободу незадолго до нападения на школу. Все они были выпущены из тюрем и изоляторов не вопреки желанию силовиков, а по их сознательному решению. Лица, задержанные российскими спецслужбами как подозреваемые террористы, могут оказаться живыми на свободе только в одном качестве — в роли завербованных агентов этих спецслужб.

Бесланская трагедия с самого ее начала до финала – от ее организации до залпа из огнемета по залу с детьми-заложниками – была преступлением российской государственной власти.

А как же не высказываться после теракта в Волгограде 21 октября 2013 года? Дмитрий Соколов, «гражданский муж шахидки Зияловой», находился в центре волгоградской легенды силовиков. Начиная с 21 октября, наши славные органы ежедневно сообщали нам, что кольцо преследования вокруг неуловимого главного подрывника махачкалинской диверсионно-террористической группировки Соколова неумолимо сжимается и вот-вот он будет схвачен.

Только зачем это кольцо им пришлось такими героическими усилиями сжимать, если сами же они его и разжали? Он был уже в их чистых руках. Они сами об этом рассказали, выложив в интернет его фотографии в фас и профиль при задержании, детали его перемещений, записи разговоров боевиков. Как признался в интервью «Неделе» волгоградский чекист Сергей Воронцов: «Да, он был задержан, мы его контролировали, но не могли же мы уследить за каждым его шагом».

В конце концов Соколов снова был арестован (в который раз!). Затем он как мешок был заброшен вместе с четырьмя неизвестными в какой-то дом на окраине города, в котором им всем согласно разработанному сценарию суждено было умереть в прямом эфире федеральных телеканалов «в процессе задержания».

Как меланхолически заметила тогда в своей статье в «Новой Газете» г-жа Латынина: «Я понимаю, почему спецслужбам потребовалось подобным образом «легализовать» труп. Суды в Махачкале коррумпированы и запуганы, террористов реально отпускают, и  проще отчитаться о «ликвидации» запытанного боевика в ходе спецоперации, чем смотреть, как он потом выходит на свободу из зала суда».
В пиар-связке с ней тогда работал тот же её коллега Хинштейн, синхронно заявивший телеканалу «Дождь»:
«В подавляющем большинстве лидеры банд-формирований, активные деятели бандподполья уничтожаются при задержании. При этом мы понимаем, что далеко не всегда это физическое устранение является единственным выходом из ситуации».

Шокированный корреспондент попытался возразить:
«Но ведь вы согласитесь, что зачастую и для силовиков значительно комфортнее и проще убить человека на месте, чем доказывать потом его вину в судах, потому что мы же видим, что большинство так называемых лидеров джамаатов, которые уничтожаются на Северном Кавказе — это ребята от 20 до 25 лет, и большой вопрос, насколько они лидеры какого-то подполья. Проще пристрелить, чем в суде доказывать, разбираться».

Но, как и г-жа Латынина г-н Хинштейн жестко заметил, что спор здесь неуместен:
«На самом деле то, о чем вы говорите, лишь подтверждает неплохую работу наших правоохранительных органов, силовиков на Кавказе, потому что ликвидация подобного рода лидеров происходит достаточно часто».

И, наконец, как же нам снова не говорить о том же после взрыва в питерском метро, когда мы услышали от «источника из спецслужб» ту же до боли знакомую волгоградскую легенду – да, мы вели c террористами оперативную игру, но они вышли из-под нашего контроля. И транслировалась она не на каком-нибудь маргинальном сайте, а на страницах солидного, системного, усмановского «Комммерсанта». И очень трудно спорить, уважаемая Юлия Леонидовна, с г-жой Латыниной, справедливо отмечающей:
«Ну, конечно, если правда то, что сказали «Коммерсанту», хотя бы частично, то всё это не лезет ни в какие ворота, потому что, ну, при наличии информаторов, телефонов, видеокамер, взять террористов в нужных местах – дело элементарное».

Характерно, что разруливать очередную скандальную ситуацию мобилизована та же сладкая парочка, что занимается тем же не первый год и по взрывам домов и по Волгоградскому теракту – Александр Евсеевич и Юлия Леонидовна.

Первый из них за это время серьезно продвинулся по службе и стал говорящей головой Росгвардии, новой могущественной спецслужбы. Именно о деятельности Росгвардии в том числе так тепло и уважительно отзывается напарница господина советника:
«В общем-то, будем говорить честно, что те люди, которые исчезают в результате деятельности эскадронов смерти, ну, как правило, это те люди, которые, скажем так, сильно демонстрировали радикальные тенденции».

«Умри, Денис, лучше не скажешь!»

Вот уже в течение многих лет на страницах «Новой газеты» и в эфире «Эха Москвы» Юлия Леонидовна с поразительной настойчивостью и последовательностью оправдывает бессудные казни, совершаемые российскими «Эскадронами смерти». У меня не осталось к ней вопросов.

Но Юлия Леонидовна — молодая женщина в расцвете творческих сил. Она счастливо доживет до неизбежного в исторической перспективе трибунала как над палачами. И тогда родственники сотен или тысяч запытанных и растерзанных на Кавказе и во всей России людей зададут и ей немало вопросов в судебном порядке. И ей придется на них ответить – – как пришлось отвечать Валери Бемерики, ведущей радиостанции «Тысяча холмов» за пропаганду бессудных казней в Руанде.

Уверен, что в новой демократической России в отношении самой Юлии Леонидовны не будут применяться те отвратительные методы, для которых у нее сегодня, мягко говоря, находятся слова понимания и одобрения. Надеюсь, что она благополучно предстанет перед судом присяжных. Перед этим так раздражающим и её саму и её коллегу Хинштейна пережитком и предрассудком гнилой лево-либеральной идеологии.

Черта на песке, проведенная Джорджем Бушем-младшим в ночь с 11 на 12 августа 2008 года, когда он предостерег Кремль от готовившегося авиаудара по тбилисскому аэропорту, разделила российскую политическую «элиту» на своих «вигов» и «тори».

На тех, кто в свете предупреждения бывшего друга Джорджа по-большому, по-государственному был обеспокоен судьбой своих активов на Западе (сотни миллиардов долларов), и тех, кому на эти зарубежные бабки было глубоко по-человечески наплевать.

Не собираясь идеализировать ни одну из этих группировок, я назвал их тогда глобо-клептократами и национал-клептократами. Национал-клептократы — это, условно говоря, та часть правящей верхушки, которая полагала, что российскую нефть можно продавать не только через компанию Gunvor, жить можно не только в Лондоне, а отдыхать — не только в Куршевеле.

Заимствовавший у меня по-русски, по-домашнему эту классификацию евразийский мыслитель Дугин с большой нежностью говорил о них:
«Патриотическая коррупция стала выявляться как самостоятельное явление при Путине. Это были люди, пришедшие во власть из спецслужб и не участвовавшие на первых ролях в общенациональной приватизации в 90-е. Их патриотизм определялся не столько их устоявшимися убеждениями, сколько психологическим типом – по профессиональным мотивам они испытывали недоверие к Западу и США, старались припрятать приобретенное по-русски, по-домашнему… Разумнее дать возможность расчленить наворованные империи атлантистов многим русским патриотам (новым «экономическим опричникам»), разделив их на небольшие опричные паи, чтобы не было проблем с тем, где прятать излишки.»

Тогда победила партия глобо-клептократов и от взятия Тбилиси и внедрения туда «пророссийского правительства» решено было отказаться.

С тех пор борьба внутри кремлевской верхушки между глобо-клептократами и национал-клептократами не только продолжается, но за отсутствием публичных политических институтов она и является реальным содержанием российской внутренней и внешней политики.

Причем борьба эта непрестанно ведется не только между различными кремлевскими башнями, но зачастую внутри чисто конкретных «башен» авторитетных членов правящей бригады. И прежде всего в самой главной говорящей «башне», которая в последнее время как-то слишком навязчиво подчеркивает, что именно она-то и принимала единолично все ключевые решения национал-клептократическиго духа от аннексии Крыма до отправки «Кузи» на Ближний Восток.

Эта вечная борьба нанайских кремлевских мальчиков отражает основное неразрешимое метафизическое и нравственное противоречие в корневой системе «понятий» и «скреп» нашей встающей с колен суверенной шпаны. Суверенной от всяких обязательств по отношению к обществу.

Две пламенных страсти – Ян и Инь российской уникальной духовности — владеют ею: оголтелая жажда безудержного потребления материальных благ западной цивилизации и исступленная ненависть к тому же Западу. Ненависть нувориша, ощущающего себя парвеню несмотря на все свои замки, дворцы, гаремы, яхты, газовые сети и ядерные боеголовки. Не принимают его в настоящие буржуины.

«Ты меня уважаешь?» — обращает российская «элита» свой экзистенциальный вопрос к вечно ненавидимому и вечно притягательному для нее Западу. Нет ответа.

Недооценивают взрывной потенциал этой гремучей смеси те аналитики, что пытаются дать рациональную интерпретацию поведения российского руководства исключительно в глобо-клептократическом ключе:

Власть-де сознательно разжигает антизападную истерию для идеологической мобилизации масс, создания атмосферы осажденной крепости, в которой легко заткнуть рот любым критикам режима, объявив их предателями, шакалящими возле западных посольств. На самом же деле российская верхушка прекрасно взаимодействует со своими западными партнерами и, более того, давно интегрировалась в ненавистный Запад, держа там свои авуары, недвижимость, яхты, футбольные клубы, посылает туда учиться своих отпрысков, лечится и рожает в западных клиниках. Поэтому реальное противостояние с Западом абсолютно исключено хотя бы потому, что при первых реальных действиях российского руководства в этом направлении западные партнеры бесцеремонно пощупают его за самые чувствительные и нежные места.

Стройная концепция, отсылающая нас к бессмертной финальной сцене «Фермы животных» Оруэлла. Во многом верная, но неполная. Не объясняет страстной сопле-сортирной исступленности (отрежем так, что никогда не вырастет!) выяснения отношений с вечно любимым и вечно ненавидимым Западом. Не объясняет фердыщенского смакования «унижений» и «вытираний об нас ног», перемежаемого надрывной гордыней «вставания с колен» и извлечения из широких штанин Кузькиной матери.

Колом в горле стоят наворованные миллиарды. Не радуют уже дворцы на Лазурном берегу и в Швейцарских Альпах, сыновья в советах директоров банков и госкорпораций, дочки в Лондоне и Мюнхене, свечные заводики Millhouse'ов. Нет, нет, никто не собирается от всего этого непосильным трудом нажитого отказываться. Только этого мало для русского клептократа на rendez-vous c Историей.

Праздника жаждет душа. Праздника. Унижения ненавистных пиндосов и их прихвостней, окружающих нас со всех сторон. Бегства поверженного врага. Смеющихся искандеров г-жи Семенович и радиоактивного пепла г-на Киселева. Прискакавших умиротворять нас, буйных, сначала дорогого Николя с шестью пунктами мира на все времена, а потом и Ангелки с дорогим Франсуа за пазухой.

Кто испытал это сладостное чувство, кто подсел на этот пьянящий геополитический наркотик, тот уже ни на что на свете его не променяет. Теперь только вперед, до конца с майором Прилепиным на Тифлис, на Жданов, на Киев, на Нарву, до Пятой Империи, до смирительной рубашки.

Секрет выживания во власти самой выдающейся посредственности этой шизофренической стаи заключался в удачной до последнего времени балансировке им в своей политике двух порочных страстей его референтной группы – жажды обогащения и жажды геополитического «величия». После провала безумных проектов «Русского мира» и «Новороссии», после чуркинских присыпанных пылью детей Алеппо огромные надежды возлагались на спецоперацию «Трампнаш». Кремлевским мечтателям почему-то грезился новый раздел мира на сферы влияния между двумя брутальными альфа-самцами. Путин и Трамп слушают нас, слушают нас. Вместе идут народы.

Ломка в Кремле после провала продавшегося за 40 тысяч серебренников генерала Флинна и «невыполнения Трампом своих предвыборных обязательств» оказалась чрезвычайно болезненной. Оказался наш Трампец не Отцом, а сукою. Последовала серия нелепых, хаотичных, рефлекторных шагов в основном национал-клептократической направленности.

Облеты американских кораблей, допотопный шпионский корабль у берегов США, крылатые ракеты в нарушение договора РСМД, признание паспортов ДНР и ЛНР. И, наконец, гениальная инициатива клептомаршала Шойгу – штурм рейхстага. Интересно, где наберут юнармейцы миллион «немок» от 12 до 75 лет для достоверной исторической реконструкции победоносного изнасилования.

Третья годовщина затеянной вожаком стаи 4-ой мировой (гибридной) войны отмечается его окружением в гнетущей атмосфере внешнеполитических провалов, растущей угрозы зарубежным активам, цугцванга на всех инициативно открытых паханом фронтах. Акела трижды промахнулся – в Украине, в Сирии, в Вашингтоне. Глобо-клептократы упрекают Владимира Таврического в недопустимом авантюризме, национал-клептократы в трусливой нерешительности.

А ему еще тут как на зло надо переоформлять в которой раз фейковую лицензию. Дело вроде пустячное и поручено оно было двум канцелярским акакий акакиевичам – сайентологам-методологам Вайно и Кириенке. Мы вернемся к ним чуть ниже, но сначала несколько общих соображений о природе авторитарной власти.

Власть первого лица — это безусловное подчинение ему нескольких десятков человек: высших гражданских, полицейских, медийных, военных чиновников. Причины, по которым нотабли подчиняются монарху, президенту, вождю племени, свои в различных культурах: конституционное право, обычай, животный страх, корыстный интерес, верность присяге, искреннее уважение к харизматической личности лидера, религиозный фанатизм или комбинация вышеперечисленных факторов.

Заговоры, перевороты, мятежи происходят, когда критическая масса этих ключевых персонажей утрачивает мотивы подчинения и у самых решительных рука тянется у кого к табакерке, у кого к шарфику, а у кого (в более счастливых вегетарианских социумах) к вотуму недоверия в парламенте, который и есть самое подходящее место для подобных дискуссий.

Власть любого диктатора, даже самого жестокого, никогда не бывает абсолютной. Она всегда конвенциональна, то есть остается условным соглашением его окружения. И в этом смысле она более хрупкая, чем власть избранного лидера в устойчивой демократии.

Тот же товарищ Сталин последние лет двадцать пять своей жизни непрерывно перетряхивал своих соратников, пока не оказался беспомощно лежащим в луже собственной мочи на полу своей аскетической резиденции в Кунцеве.

И судьбу товарища Путина в критической ситуации внешних неудач будет решать не он сам, а сегодняшнее политбюро — 15–20 авторитетнейших пацанов, опираясь на «мнение народное» (настроение 100 — 200 смотрящих из второго эшелона кремлевской клептократии).

В этом контексте очень любопытен документ, порожденный вышеозначенными Вайно и Кириенко, видимо, не без помощи их знаменитого нооскопа и в ночь с 19 на 20 февраля вброшенный в обязательном порядке во все прикремленные СМИ от имперской КП до либерального «Дождя».

За семнадцать с лишним лет (с 8.08.99) путинского правления доводилось ли вам слышать когда-либо такие жалкие просительные почти стыдливые интонации, исходящие от его аппарата: «Дайте уставшему стареющему человеку посидеть на троне ещё 6 лет. Он даёт честное слово, что это будет в самый последний раз. Поверим ему, люди добрые!»?

Что это – «Слово к народу» предвыборного штаба вождя Русского мира или протокол заседания комиссии по организации его торжественных похорон?

Как Владимир IV Таврический, сакральный березопомазанник, гроза пиндосов и национал-предателей, гордый повелитель самых лучших в мире проституток мог впасть по воле своих аппаратных холуев в такое ничтожество, заискивающе выпрашивая у бесправных смердов еще несколько безопасных годков во власти?

И это еще не все. В последующих строках своего послания совсем уже потерявшие берега нооскопцы Вайно и Кириенко зачем-то подчеркнуто обращают внимание города и мира, что:

а) к выборам не будет допущен ни один из серьезных оппонентов пожизненного Путиндента;
б) выборы будут превращены в референдум доверия первому лицу;
с) показатели явки и голосования «за» будут доведены организаторами до утвержденных заранее рекордных параметров.
В феврале мистического 17 года с отставанием на 100 дней от графика прошлого века невольно напрашивается классический милюковский вопрос:

Что это — глупость или измена?

Или мы уже на станции Дно, а Вайно и Кириенко – аватары Шульгина и Гучкова, пришедших к государю за бумагой с отречением?

Оригинал
18 февраля 2017

Февральские твиты

Трагикомическая битва администрации Дональда Трампа с американским истеблишментом, американской судебной системой, американскими журналистами только разворачивается. Исход ее, на мой взгляд, будет достаточно печален для американской политической системы – эта система не сможет найти точку равновесия. Доминирование леволиберального дискурса, дошедшее до предела в годы президенства Барака Обамы, нуждалось в серьезном противовесе. К сожалению, та карикатурная форма консервативной обратной реакции, которую демонстрирует ближний круг Трампа, талантливо спускающий себя в беспощадный эфир Saturday Night Live, надолго дискредитирует такой противовес и работает на закрепление леволиберального нарратива.

Но это их американские проблемы, пусть они с ними и разбираются. Для нас же важен уже определившийся сухой остаток на российском внешнеполитическом направлении. Ни перезагрузки, ни разрядки, ни сделки, ни раздела сфер влияния, ни смягчения санкций, ни антигитлеровской коалиции – никаких этих хотелок Кремля не будет. Трамп уже настолько скомпрометировал себя путинофильской болтовней (до 17 января) и путинозависимым ближним кругом («путингейт» в Вашингтоне еще только начинается), что любой шаг в подобном направлении будет означать для него политическую смерть. Сыграло свою роль и головокружение от успехов, царившее в Кремле. Путин еще раз подтвердил, что не случайно свою карьеру разведчика он закончил в звании майора (хотя был уволен подполковником в отставке: такова была стандартная советская практика — давать перед прощанием со службой дополнительную звездочку). Асимметричная реакция на высылку российских дипломатов через полчаса после резкого заявления Сергея Лаврова заложила с потрохами ценнейшего агента Флинна. А глумливый десятиминутный стендап Путина о Трампе и о самых лучших в мире русских проститутках навсегда похоронил зарождавшуюся было крепкую мужскую дружбу двух брутальных альфа-самцов. После 17 января Трампа как отрезало, он перестал радостно восклицать: «Путин опять меня похвалил!»

Cпасая себя политически, Трамп вынужден будет бежать теперь впереди антипутинского паровоза. Он уже обогнал обамовский паровоз требованием возвращения Крыма Украине. Трамповская карта Путина оказалась битой, так же как до нее оказались битыми карты «Русского мира», Новороссии и карта защиты Отечества от исламских экстремистов на наших дальних рубежах.

С этим знанием, в котором столько печали, проснулись поутру 14 февраля в Кремле: три серьезных внешнеполитических поражения и две войны, с которыми непонятно, что дальше делать, на руках. Очень неприятная ситуация для любого авторитарного режима. Подрывающая позиции лидера и неизбежно порождающая в его окружении две конкурирующие партии: партию гибридной капитуляции и партию третьей войны. И обе партии недовольны первым лицом. За базар крымской ( судетской) речи 18 марта 2014 года Путину придётся так или иначе отвечать. Нельзя открывать могилы таких мертвецов: романтическая перезагрузка системообразующего мифа была хороша для Кремля, потому что автоматически подразумевала наличие внешних врагов и национал-предателей, а значит, легко и навсегда объясняла и наступающую обвальную деградацию экономики, и необходимость суровой зачистки несогласных. Собственно, никакой другой повестки дня, скрепляющей его власть, Путин уже давно не в состоянии сформулировать.

Но в этом же, как теперь очевидно, таилась серьезная опасность: такая концепция требует динамики, картины непрерывно расширяющейся вселенной «Русского мира». Статика, любой намек на отступление перед внешним врагом смертельны для нее, порождают даже среди самых горячих сторонников страшное подозрение: «Царь – не настоящий!»

По своей ментальности преуспевшего дельца президент России гораздо ближе партии гибридной капитуляции, и от Хиллари Клинтон ему удалось бы получить сравнительно приличный ее вариант с де-факто сохранением «крымнаш» и отменой наиболее болезненных санкций. Но логика 18 марта требовала большего, а соблазн захвата Белого дома был так велик! А теперь обложенный флиннами и манафортами Трамп наверняка займет, подчиняясь воле Конгресса и спасая свое президентство, гораздо более жесткую позицию. Решая аналогичную задачу, Путин вынужден будет считаться, в отличие от Трампа, не с отсутствующим парламентом, а с потенциально более опасной для него группой недовольных. Таковой является партия войны, каждый вечер набухающая безумием на всех федеральных каналах. Этот развертывающийся на наших глазах феномен – первый в истории авторитарных режимов не военный, а телевизионный государственный переворот. Не Кремль уже определяет повестку дня телевидения, а телевидение – повестку дня Кремля. Единственный способ для Путина удержать на некоторое время власть – самому возглавить этот медийный переворот.
Майору Путину придется стать майором Прилепиным.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире