Выборные процессы рубежа 2011 и 2012 годов протекают в конспиративном ключе. Политический класс, что у руля, что на официальной обочине либо не может, либо не спешит раскрыть структурную сущность предлагаемых избирателям решений. Этическая глубина поразившего общество и государство кризиса и вовсе не стала предметом серьезного рассмотрения, сведясь к примечательному противопоставлению требований чистоты выборов и защиты отечества от всевозможных угроз.

Тем не менее, некоторые события последних лет свидетельствуют об осведомленности правящих кругов хотя бы о времени предстоящего обострения общественно-политической ситуации. Среди них – заявление президента Дмитрия Медведева, сделанное еще в ноябре 2008 года относительно увеличения сроков полномочий главы государства и Госдумы. В известном высказывании о «смерти подобии» парламентской формы управления для России, Медведев признается, что задумался о коррекции сроков еще в 2003 году, что, в свою очередь, говорит о планировании политического графика, по крайней мере, на грядущие тогда два десятилетия. Речь идет не о простом продлении периодов пребывания у власти, но об установлении политического и электоральных ритмов, определенно привязанных к характеристическим датам обозримого прошлого и актуальных в пределах ближайшего будущего.

При описании нынешних выборных событий, обычно указывают на гиперактивность первого созревшего постсоветского поколения на фоне сформированной веками инертной ментальности «усредненного» жителя России. Наиболее часты отсылки к аналогиям рубежа 1980-1990 годов. Между тем, демографическая и ментальная компоненты предстоящих во второй декаде ХХI века процессов в значительной мере сформированы всем пластом советского периода России. Помимо хорошо исследованных циклов демографических колебаний, вызванных Второй мировой войной, существенное влияние на развитие российского общества оказывают события 1917-1920 и 1936-1938 годов. В отличие от сравнительно однородных демографических потерь войны 1941-1945 годов, человеческие потери этого времени имели не только социальный, но и выраженный ментальный профиль и не могли не сформировать определенную цикличность на общественно-политической сцене. Мощный политический цикл был задан повторным шоком примененных И.В.Сталиным репрессий в самый пик 20-летнего естественного эха от первого шока – революции 1917 года.

Оценивая глубину влияния столь отдаленных событий на сегодняшние электоральные процессы, необходимо учитывать не только их интегральную численную характеристику, но и качественные параметры. Именно они, во многом, сформировали социальное и этическое лицо страны. Несмотря на красные одежды классовой борьбы пролетариата, кампания преследований 1937 года не имела органической левой основы. Массовому уничтожению и лагерному заключению подверглись как члены правящей коммунистической номенклатуры, так и принципиальные антикоммунисты. Немало пострадало людей аполитичных, но имевших собственное суждение о происходящем. По роду занятия жертвы принадлежали к экономически активному крестьянству, квалифицированному рабочему классу, научно-технической и творческой интеллигенции. Признаком, определившим разнородные слои общества в разряд жертв, служило, выражаясь современным термином, ментальное свойство «креативности». Именно на этой собирательной категории был сфокусирован удар. В условиях зрелой рыночной формации все эти люди составляли бы сердцевину ропчущего ныне т.н. «среднего класса».

Репрессии 1936-1938 годов были призваны спрофилировать ментальный спектр населения СССР под специфический экономический уклад и обслуживающую политическую систему. Как уклад, так и институциональная и географическая структура страны, заданная в период 1921-1922 гг., затем уточненная в 1936-ом и скорректированная в 1939-1940 годах были направлены, в первую очередь, на решение задачи идеологической и территориальной экспансии советского государства. После 1945 года, несмотря на размах репрессий, проблема «непрофильного» задаче, если можно так выразиться, населения не исчезла. Есть достаточно оснований считать, что в середине 1950-х годов планировались новые масштабные «прореживания» уже трагически сократившегося в войну почти на 30 миллионов населения страны. Численный, но отнюдь не ментальный и этический ущерб, понесенный наиболее многочисленной славянской, в большинстве – русской составляющей населения предполагалось возместить за счет интеграции в глобальную стратегию гигантских масс населения коммунистического Китая. Целью, оправдывавшей новый пик шокового формирования облика нации, представлялась не столько неизбежная, сколько желательная новая мировая война.

Отсутствие масштабных репрессий на циклических рубежах 1956 и 1976 годов внесло основополагающую коррективу в течение последующих общественно-политических процессов в России, включая сегодняшние реалии. Переход власти после смерти Сталина к Никите Хрущеву поставил правящую элиту перед выбором стратегии относительно вновь народившегося непрофильного слоя населения. Избранная на ХХ съезде КПСС активным участником репрессий Хрущевым тактика реабилитации в целом позволила пережить кризис внутри страны, однако ценой дестабилизации ситуации в странах т.н. народной демократии. Более того, период 1956-1964 годов вошел в историю страны небывалым эмоциональным подъемом и социальной консолидацией нации, известными как «оттепель». Дальнейшее развитие общественной и экономической жизни оказалось невозможным по причине неспособности партийной бюрократии к рациональному управлению освобожденной креативной энергией. Последовавший брежневский курс контроля и ограничения общественных инициатив без применения жестких репрессий позволил пережить пик политического цикла 1976 года без потрясений, но ценой стагнации экономики. Этот год ознаменовался подведением окончательной черты под реформами «непрофильного» премьера Алексея Косыгина, но и успехами детанта на международной арене. Примечательно, что именно брежневский период указывается многими исследователями в качестве социального идеала советского и, умозрительно, российского обывателя.

Коренная перестройка системы управления, предпринятая Михаилом Горбачевым с опорой на «непрофильные» слои в, казалось бы, безопасный для реформирования период исторического межсезонья вышла из-под контроля. Ведущая политическая сила страны – КПСС не смогла выделить из себя боеспособного социал-демократического отряда, призванного направить или, хотя бы, модерировать потенциал самоорганизации населения. Экономическая дестабилизация, спровоцированная падением мировых цен на сырую нефть, а также поддержка фронды со стороны ведущих держав Запада послужили фоновым фактором дезинтеграции СССР. Существенно, что как и в хрущевский период, группа инициаторов реформ «сверху» оказалась далеко позади фронта событий. Сами реформистски настроенные слои населения, благодаря данной в первый и последний раз с 1917 года почти полной электоральной свободе выдвинули на легальную авансцену своих представителей, но оказались не в состоянии управлять уже запущенными лавинообразными процессами распада. Скроенная в начале 1920-х под специфические внешние задачи схема административного деления СССР и партийного надреспубликанского управления не выдержала внутренней либерализации и распалась вдоль известных линий 70-летнего перенапряжения. Распался и высокоинтегрированный экономический организм страны. Демократическая форма управления была дискредитирована в глазах широких слоев русского общества. Очередной пик чувствительности к общественной ситуации, приходящийся на 1996 год, совпал с президентскими выборами и был чреват серьезной дестабилизацией положения России.

Происходящее на наших глазах новое системное обострение свидетельствует о перманентной актуальности проблемы использования потенциала генетически и коммуникационно воспроизводимых поколений людей «непрофильной» общественной мотивации. Пропуск администрацией Владимира Путина третьего срока и отведение периода «низкого сезона» 2008 года под модус сравнительно либерального правления с последующей рокировкой представляется не случайным. Также не случайно стремление правящих кругов путем удлинения легислатуры встретить рубеж 2016-2017 годов в пределах срока полномочий. Формально, выбор политики управления в условиях циклического всплеска общественной активности достаточно широк: репрессивный 1937 года, оттепельный 1956 года и инертный 1976 и 1996 годов. Так как оттепель после оттепели не актуальна, выбор сужается, что собственно и выражается в неравнозначности электоральных перспектив претендентов на президентский пост, переносе действия предложенных реформ на следующий цикл и прочих ограничениях. Положение усугубляется тем обстоятельством, что «непрофильный», он же «креативный», он же «средний» класс сейчас является объектом управления точно также как другие слои населения и не предлагает системы собственной субъектности. До преодоления им «синдрома 90-х», ожидать более широкой палитры методов руководства страной не приходится. Этому же способствует синдром поздних 80-х, но уже в правящей среде бюрократии. От того, в какой момент, в какой последовательности произойдут эти преодоления, зависит ход дел в стране. 

Скорее всего, мы станем свидетелями перехода от конспиративной «борьбы» двух синдромов к взаимодействию двух тенденций: активного стимулирования вызревания ситуации до наступления пикового рубежа 2016-2017 годов и, с другой стороны, переноса вопросов за этот небезопасный циклический рубеж. Так как работа на пике накатившей в свой срок «креативной» волны, с созидательной утилизацией ее энергии – удел лидеров исключительной пассионарности , сравнимой с психотипами Фиделя и Че, осуществление прорыва в будущее с высокой этической и социальной мотивацией остается в области желаний. Так же из области желаний схема идеальной России от Александра Проханова: вообще без проблемного среднего класса – «страна алтарей и оборонных заводов». Фактор «высокого сезона» и сохраняющиеся принципиальные риски, связанные с институциональным обликом Российской Федерации, а также риски, сохранившиеся и после распада СССР в виде возбуждения сходных процессов на бывших российских окраинах, делают вариант взаимодействия двух тенденций сколь вероятным, столь и чреватым осложнениями.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире