18:37 , 26 января 2011

К 67-ой годовщине снятия блокады Ленинграда

Мысленно, особенно в бессонницу, возвращаюсь к героям моих программ. И хотя время отдаляет их земное бытие от наших дней, для меня они все живые, как некогда любимый мною человек. И хотя в жизни с ними знакома не была, но из рассказов их детей и внуков они предстают, словно жившие рядом.

Так случилось и с Раисой Яковлевной Малиновской, женой маршала Советского Союза Родиона Яковлевича Малиновского, министра обороны СССР с 1957 по  1967 годы. Рассказ о жизни и судьбе Раисы Яковлевны звучал в нашем эфире 20.06.2010 в программе «Непрошедшее время». Накануне 67-ой годовщины снятия блокады Ленинграда обратилась к дочери Раисы Яковлевны с вопросом: не остались ли  записанными рассказы ее мамы о блокаде. Ниже помещаю ответ на мой вопрос.

***

У моей мамы, блокадницы, был свой праздник. Ежегодно мама отмечала = тихо, сама с собой = окончание блокады. Только последние ее годы мы праздновали вместе = я уже не забывала этот январский день. И теперь уже не забуду = не только из-за блокады: в 1997 году в этот день мы хоронили маму.
Тетрадке, в которой зимой сорок восьмого года мама решила написать о блокаде, почти столько же лет, сколько и мне. На первой странице = объяснение замысла: «Я пишу для моих детей. Чтобы знали, чтобы помнили».

Детей было двое = я и брат, десятью годами старше. В канун этого января я осталась одна.
Горестно, если у этих страничек не будет других читателей и другого отклика, только мой.
Поэтому представляю их слушателям «Непрошедшего времени», посвящая памяти моей матери = Раисы Яковлевны Малиновской, прожившей в блокаде первую, самую тяжелую зиму и вывезенной из Ленинграда по дороге жизни 4 апреля 1942 года, и памяти моего брата = Германа Родионовича Малиновского, вывезенного из Ленинграда в июле 1941-го пятилетним и найденного мамой только летом 45-го года.

Наталья Малиновская

Из «Блокадной тетради» Раисы Малиновской

На моем столе «Ленинградский дневник» Веры Инбер. Прочитав его, я и решила написать о зиме сорок первого = сорок второго года. О том, что в памяти навсегда.
Конечно, я не писательница, а рядовой лениградец, и жизнь у меня была другая. Вот Вера Инбер упоминает «о встрече нового года с вином», о посылках от Союза Писателей, «о крошках сыра для своей мышки». А у нас ничего этого не было.

Я напишу о том, что помню = для моих детей. Чтобы они знали, как мы жили. Чтобы помнили.


Раиса Яковлевна справа. Деревня Богородичное вблизи Святогорска (Донбасс)


Первое горе. Эвакуация детей.

3 мая 1941 года я вернулась из Алушты, где первый раз в жизни отдыхала в санатории = после выздоровления от воспаления легких мне дали путевку от работы. Вернулась и сразу принялась за сборы = 5 мая герочкин детский сад выезжал на дачу в Тайцы.


Раиса Яковлевна в Алуште. Май 1941 года

В воскресенье, 22 июня я, как обычно, собиралась поехать к сыну, но уже в дверях меня остановила соседка Ольга Андреевна: «Война!»
Соседка говорит, надо делать запасы, а у меня, как назло, ничего нет. Никогда я ничего впрок не покупала = ни сахар, ни муку, ни керосин. А с прилавков, когда мы пришли, уже все смели, некоторые керосин в ванну наливали. В общем, мне удалось купить только килограмм гороха.


Июль 41 года, 12 детский сад Смольненского района города Ленинграда. «Воспитательница ? Яковлевна и няня Катюша. Детсад был эвакуирован в Челябинскую область Курганский район деревню Голищево. Герочке 5 лет 4 месяца, он третий слева в третьем ряду».


3 июля дети вернулись из летнего лагеря в Тайцах. И тут же, в понедельник, прихожу с работы, а меня ждет записка из детского сада: «Срочно собрать для ребенка зимние вещи и подготовиться к эвакуации детского сада. Эвакуация = 5 июля».

Какие зимние вещи? Где их взять в июле? (Из старых-то вещей ребенок вырос.) Что делалось в эти дни в магазинах = ни валеночек не найти, ни чулочек! Матери с ног сбились. А надо ведь все собрать, пометить, старое починить.

Собирать = собирали, но не думали мы тогда, что отправляем их, маленьких, так надолго. Герочке было пять с половиной лет! Как такой крохе без матери?
А матерей не отпускали вместе с детьми. Мало кому удалось уехать с яслями, с детсадами = только тем, кто работал. Сколько я просила, куда только ни обращалась с просьбой отпустить меня с ребенком, но ответ везде был один: «А кто будет защищать Ленинград?» А как я, библиотечный работник, буду защищать город? А же не знаю военного дела, даже стрелять не умею…

И вот настал этот день = 5 июля 1941 года.

К одиннадцати часам мы должны были привести детей с вещами во дворик детского сада. Детям объяснили, что их повезут на другую дачу, где будет речка, где они будут купаться и ловить рыбок. Но не все дети поверили. Мой Герочка все твердил, что он «едет на войну, куда летчики с аэродрома улетели» (вблизи детсадовской дачи в Тайцах был военный аэродром).

У меня и сейчас эта картина перед глазами. По двое выстроились наши детки во дворе детского сада. Совсем крохи = от трех до шести лет, только несколько деток постарше (это те, кто едут с матерями-воспитательницами). Проверили списки. Записали еще раз родителей и родственников = на тот случай, если родители погибнут.
Всего с детсадом отправляли 100 человек. Стоит мой Герочка, рядом с ним такой же мальчик, лет 4=5 пяти. На Герочке пальтишко синенькое, летнее, серенькая кепочка, на плече что-то вроде маленького вещмешка. Там сухарики и печенье на дорогу, на первые часы пути. Стоит = и не плачет. Многие уже ревут в голос, а он = нет. Только деловито поправляет свое игрушечное ружье на другом плече = ружье я ему на день рожденья подарила и с тех пор он с ним не расставался. Но оказывается, дуло ружья мешает тем, кто сзади, = может попасть в лицо, если неосторожно повернуться. Матери тех детей хотели отобрать ружье у Геры, а он не дает, изо всех сил вцепился: «Как же я без ружья буду с Гитлером воевать?» Глаза налились слезами, вот-вот заплачет. Я взяла у него ружье, завернула в газету, дуло завязала платком и снова ему отдала. Он успокоился, опять говорит: «Я на фронт еду воевать! С ружьем!»

И вот в одну машину погрузили вещи, а в автобус стали сажать детей. Герочка мой изо всех сил держался. Когда набегала слезинка, старался не смотреть на меня. А я вроде и не плакала, а слезы ручьем лились. Всякое было и прежде и потом, но, кажется, не было в моей жизни дня, когда я пролила столько слез. А мой малыш еще меня успокаивал: «Не плачь, мамочка, я скоро-скоро вернусь, только немца прогоню».

Никогда я не забуду эту картину. Обычный ленинградский автобус с нашими детьми. Они спокойно, послушно зашли в автобус. И только когда закрылись двери, дети что-то поняли (а до этого, наверно, думали, что их везут на экскурсию). И тут все они в голос заплакали и закричали: «Мааааа-ма! Мааааа-ма!» А матери кинулись к автобусу = как будто передумали, хотели забрать своих детей, и тоже плакали, кричали, звали детей по именам. Так и тронулся этот автобус, увозя отчаянный детский крик, а за ним бежали матери, захлебываясь плачем. Это было наше первое ленинградское горе = эвакуация детей.

Детский сад находился вблизи Московского вокзала, и все мы кинулись туда, некоторые = по дворам, даже обогнали автобус. И вот здесь я еще раз увидела Герочку = когда детей выгружали из автобуса и вели в здание вокзала. Но он меня не видел. Да разве могли мы подумать, что отправляем детей на долгие годы неведомо куда? Маленькое мое, беспомощное существо = кто тебя уложит спать, кто накормит, приласкает, расскажет сказку на ночь? Ничего мы не знали, не знали даже, в каких вагонах их везут. А к вокзалу уже подходили другие автобусы с детьми, и привокзальную площадь заполниляла огромная рыдающая, воющая от горя толпа матерей.

Неужели нельзя было отпустить нас вместе с детьми? Хотя бы тех, что не работали на оборону. Вот я, библиотечный работник, зачем меня оставляют? Все равно в библиотеку никто не ходит. Я тогда представляла себе защиту города только с оружием в руках, на передовой, а когда нас забрали на окопы, поняла, что и мы теперь, с лопатой в руках, защищаем Ленинград. И все-таки не знаю, правильное ли это было решение = не отпускать матерей. Думаю, не правильное.

О том, чтобы оставить детей в Ленинграде, = об этом и речи не было. Это так. Если бы Герочка остался со мной, нам бы не выжить = ни ему, ни мне. Сколько матерей умерли, отдавая свою еду детям, а после дети умирали, оставшись без матерей. И правда, кому они без матери нужны? Да и кто найдет ребенка одного в квартире? Были (правда, немного) и такие матери, что заботились в первую очередь о себе, рассудив так, что у них еще родятся другие дети. Но как ни бесчеловечно их решение, я не берусь их судить. Кто знает, как они с этим потом жили, может, с ума сошли. А тогда у многих чувство жалости напрочь атрофировалось.

И началась в Ленинграде жизнь без детей. Редко-редко увидишь где женщину с ребенком. Первые месяцы, когда мне встречались матери с детьми, становилось нестерпимо больно и стыдно до слез. Как ножом по сердцу. Вот, казалось мне, это настоящая мать, она не отдала своего ребенка, не отпустила с чужими людьми = вот он с ней, здесь, вместе, а что будет с ними, то и будет… (Тогда еще никто не понимал, что начиналось в городе.)

Сильно меня совесть мучила, а когда стали доходить слухи о том, что эшелоны с детьми бомбили, что кто-то из детей погиб, а кто-то потерялся, стало еще тяжелее. Ведь в Ленинграде тогда еще не начались обстрелы, и не бомбили нас до самого сентября. Тревоги, правда, были. Первое время прятались, а потом привыкли: сирена завывает, а никто в убежище не идет. Зенитки бьют, но вроде далеко. И голода еще не было. А на душе с каждым днем тяжелее. Потом уже беженцы появились = почти уже из пригорода. Это был знак.


P.S.: Раиса Яковлевна о блокаде не рассказывала никогда, а когда вышла «Блокадная книга» Даниила Гранина и Алеся Адамовича, дочь сомневалась – дать ли маме читать её: уж слишком тяжелое чтение. А прочитав, Раиса Яковлевна спокойно скажет в ответ на  вопрос дочки: «Хорошая книга, там все правда, но это такая маленькая часть правды». Книга была потрясением для моего поколения.

Рассказывать о блокаде Раиса Яковлевна стала позднее, когда уже не выходила из дома, по причине хвороб. В последний день ДОРОГИ ЖИЗНИ, т.е. 4 апреля 42-го года, Раиса Яковлевна была эвакуирована из Ленинграда — потом машины уже нет шли, это была почти что лотерея: одна машина пройдет, другая провалится в полынью — лед-то уже был никакой. А дальше – нам кажется, что раз уцелели, то их приласкали, беспрерывно кормили. «Щас» — сказали бы сейчас.

Все было иначе: талоны, полученные еще в Ленинграде на питание, невозможно было отоварить – потом Раиса Яковлевна отдала их в Музей блокады. Да, на станции, через которые они проезжали, добираясь до Грозного в течение полутора месяцев, выходили местные жители, и как ей казалось тогда, такие благополучные, откормленные, упитанные, как ей виделось после ленинградского голода.

И продукты они выносили такие, какие и не снились лениградцам-блокадникам. Но  все, что можно было сменять, уже давно поменяли на еду. Осталось буквально только то, что прикрывало их тела. Так будущая жена маршала добралась до  окраины Грозного, где ее и всех, кто прибыл из Ленинграда, встретили, приняли, откормили. Фронт откатывал назад – и  тут Раиса Яковлевна приняла единственное по ее мнению правильное решение – собрала узелок и ушла куда глаза глядят. Что было дальше – узнаете из выше названной программы.

Если живы те, кто эвакуировался из Ленинграда 4 апреля 42-го года  — отзовитесь, ведь оседали часто в городах, куда забросила эвакуация. А может быть, у кого-то дома сохранилась такая же детсадовская фотография, что приведена выше, и кто-то помнит мальчика Геру или узнает сам себя.

Этот же вопрос задавала себе, глядя на фотографии детсадовских детей августа 41-го, групповые снимки которых сделал Александр Иванович Бродский, отец будущего нобелевского лауреата – фотографии видела в Париже, во время Книжного салона, где Россия была Почетным гостем, эти снимки комментировал тогда Даниил Александрович Гранин.

В который раз сердито задаю себе вопрос – почему я не издатель? Увидели бы свет такие-то, такие-то книги, в том числе и  записки Раисы Малиновской.

Комментарии

40

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

26 января 2011 | 19:06

пожалуйста, опубликуйте весь дневник


paracetamol 26 января 2011 | 20:12

Ещё одна ужасная страница памяти
Читала в воспоминаниях Д.Лихачёва, что ему с трудом удалось укрыть от "талантливой" эвакуации своих детей.


eliza_liza 26 января 2011 | 20:37

Невозможно читать,плачу. Опубликуйте все ,пожалуйста.


26 января 2011 | 21:18

Родился на Ржевке,от туда как раз начинался километраж дороги жизни.Интересно памятник девочке ,которая вела дневник в Ленинграде и потом умерла в эвакуации остался,или..


26 января 2011 | 21:46

bocmanmat
Это Вы про Анну Савичеву? В апреле 2010 был еще в музее, том, который истории города Ленинграда, все равно он ни каким Петербургом не стал.


26 января 2011 | 22:21

А я его по другому и не воспринимал никогда.Со словом Ленинград столько связано в нашей истории,да и называли его всегда двойственно и Ленинградом и Питером-всех устраивало.А то приехал какой Собчак из аула,и перевернул всё,лучше бы самим городом занимался-что при нём на улицах творилось-жуть.Для меня последним Петербуржцем был академик Лихачев-его манеры, голос, поведение.А то переименовать то переименовали и что :и не лениградцы уже,но и никак не Санкт-Петербуржцы,а если бы Путин деньгами последнии 10 лет не заваливал,то вообще неизвесно что бы было.


27 января 2011 | 08:01

bocmanmat
Была, когда зашел вопрос о переименовании Ленинграда, у одного чудика идея, назвать город ПетроЛен. Вот то, что сейчас мы видим, это самый настоящий ПетроЛен - все самое плохое и от одного, и от второго.


27 января 2011 | 11:47

Вот вот,а потом сами же обижаемся когда о нас всякую чушь говорят.Кстати и нынешнее:Санкт-Петербург с Ленинградской областью тоже сильно звучит-Задорнов отдыхает.


san4ozzy 27 января 2011 | 10:42

если бы Путин деньгами последнии 10 лет не заваливал
Офигенно жируют все в Питере. Денег хватает на все : снег прекрасно убирается...


27 января 2011 | 11:56

По Вашей же логике,что в Москве все на Тверской обедают.А на счет денег,всё верно,начиная с подготовки 300 летия,потом какие то форумы ,слёты,везде писали что денег много выделяли.Другое дело как Адольфовна их использовала,что даже Невский до конца не отреставрирован.Снег,сосульки это позор конечно,хотя во времена Собчака вообще мрак был.Они же с Лужковым практически одновремено начинали,и если бы у лужка последние пару лет крыша не сьехала,то был бы он у нас самым почётным гражданином.Не везёт вам там на мэры,надо срочно половину хотя бы из Кремля назад в Питер вернуть,поддержать так сказать кадрами.


san4ozzy 27 января 2011 | 12:12

Невский - это да. Облупившиеся стены в Эрмитаже еще прибавьте туда же (внутри и, конечно, не более 5% площади, но зато как позорно смотрится).

Про 90-е и мрак при Собчаке... Ну много тогда где мрачновато было.

А питерские фиг вернутся на родину : дела делать надо. Не жить же им в Сапсане?

Не везет же не просто, а нашему пассивному населению. Раз мы не на улице, значит, пока устраивает... Тому везет, кто сам везет.


27 января 2011 | 12:29

На счет населения не знаю.Как не крути-и в 1991,и в 1993 да и в последнее время если и есть протесты,то только в Москве,по крайней мере о которых вся страна знает.При этом проблем у простых москвичей выше крыши,и как бы кто не считал,исторически Москва витрина России,т.е. всё лучшее должно здесь показываться.ХОТЯ НА УРОВНЕ ПРОСТЫХ ЖИТЕЛЕЙ ЭТО НИКАК НЕСКАЗЫВАЕТСЯ,ТОЛЬКО ЗАВИСТЬ КАКАЯ ТО НЕПОНЯТНАЯ.Взять тех же питерских в кремле-хрен ты их домой выпроводишь,а депутаты ,а сенаторы,вот и набирается народу,к Москве никакого отношения не имеющего.


san4ozzy 27 января 2011 | 12:43

Импорт Питера идет в Москву нехило. К черту политиков : на Сапсанах люди действительно ездят вахтовым методом работать в Мск. Среди руководящих кадров забегаловки дядюшки макдака пяток лично мне знакомых людей из Спб. Это - ненужная концентрация денег в одной точке страны.

А зависть понятна. Москва, Питер, Е-бург, ну что-то еще, где можно работать. А забытая Россия, пьющая и вымирающая, смотрит на неоновые огни и думает : "Ну, @@ядь, хорошо им там в столице."


27 января 2011 | 12:53

А когда то Питер был не только культурной столицей.Выход в постройке где нибудь в Центральной России подобия Вашингтона,чисто для в политико-административных целях,не думаю,что это дороже Олимпиады обойдется,а выгоды очевидны.


san4ozzy 27 января 2011 | 13:02

Бесспорно. Именно в Центральной, чтобы досягаемость была примерно одной для всей страны хотя бы до Урала.

Для меня вообще модель Штатов мнится неплохой : размазано там по всей необъятной вмериканщине. Ну, конечно, два побережья.

Но на "Вашингтон по - русски" никто не пойдет. Выхлоп будет лет через 20, а мне, думает ВВП, так далеко нафига загадывать? Да мне чаво : 2014, 2018, ну и на пенсию отвалиться. Временщики чертовы.


27 января 2011 | 13:16

Национальный фактор у нас и без Северного Кавказа играет большую роль,так же как и расстояния.Поэтому любой пример можно брать лишь как отправную точку,что бы велосипед не изобретать,и опираться на наши реалии.Всё равно должны найтись люди во власти,которым не безразлично,как о них потомки будут вспоминать,по крайней мере всегда такие сподвижники находились,даже в СССР.


san4ozzy 27 января 2011 | 13:48

Дети, как известно, сами по себе не заведутся : их нужно родить. Так же и с людьми во власти : без естественного отбора сами собой они вряд ли появятся. Или, скорей - искусственного, то бишь выборов.

А если появятся, то система их сожрет/интегрирует.

Пока доходы у людей катастрофически не упадут - ничего не будет. А такого падения никто не захочет допускать.

Мы пассивно кричим "Ура" дяде Володе и так, видимо, будет еще лет 10. Будем честными.


27 января 2011 | 13:21

Ржевский наговорил глупостей
Собчак здесь не при чем.
Переименованию в 1991 году предшествовали общественные обсуждения на которые были представлены несколько альтернативных названий в том числе: Ленинград, Петроград, Санкт-Петербург, Петербург, Невоград и пара экзотов. В 1991 году по результатам альтернативного референдума 54 % ленинградцев высказались за возвращение исконного исторического названия города Санкт-Петербург.

В начале 90-х на улицах действительно было грязнее чем сейчас. Но посмотрите бюджет того времени. Он меньше теперяшнего в сотни раз.


27 января 2011 | 13:49

Почему то Лужков за пол года улицы очистил,только не надо о деньгах,сначало у нас такое же чудо как Собчак было-настоящий грек Попов,то же из демократов конца 80х,при нём срачь был как в Питере,на Тверской бабки с картонок всем подряд торговали,да и по всей Москве тоже,освещение как во время войны было,одна из 5-10 лампочек на улицах горели.Так что от руководителя тоже много что значит.Да ходили слухи ,что Собчак только под давлением общественности изменил свою точку зрения на переименование.Но принимая во внимание его тогдашний авторитет(уступавший только если Невзорову),не думаю что он был против переименования.Ту же область так и отстояли,хотя тоже наверняка пытались.Я никого не обвиняю и не насмехаюсь,просто с грустью констатирую-одного из моих родных городов НЕТ,с его душой ,архитектурой,запахом,если хотите и это реальность.


27 января 2011 | 15:01

Я тоже не молодой человек, но не понимаю о чем Вы говорите
Вы ещё "площадь Урицкого" пожалейте или "Улицу 25 октября", города Троцк и Слуцк... Ленина, который кирпича в этот город не вложил, ему жалко, тьфу...

Если мне чего в Санкт-Петербурге жалко, так это разрушенного и разворованного советскими коммунистами царского наследия. Вот здесь действительно большие потери. По оценкам экспертов в настоящее время в Санкт-Петербурге осталось всего 33% от культурного наследия 1916 года. Остальное утрачено и разворовано советскими коммунистами.


tatiana_shabaeva Татьяна Шабаева 27 января 2011 | 00:34

Таню Савичеву


27 января 2011 | 07:58

tatiana_shabaeva
Спасибо! Старею, непростительная ошибка!


airedale 26 января 2011 | 22:53

Майя Лазаревна, я давний, верный и внимательный слушатель "Непрошедшего времени". Случалось, заводила будильник, чтобы в выходной не проспать Ваш эфир. Ваши беседы уже давно просятся на бумагу под одну обложку. А записки Р.Я.Малиновской, действительно, хочется прочитать целиком. Но и за отрывок спасибо. Давно так не брали за душу воспоминания о войне.


hoomer Владимир Степанов 26 января 2011 | 23:53

Храни Вас Бог, дорогие "питерцы" - ибо, кроме Бога, нам никто не поможет...и спасибо всем тем, кто отстоял и выжил в Ленинграде в эти суровые годы...большое Вам человеческое спасибо...


27 января 2011 | 00:23

Я поражаюсь, как стал непокорившийся, не вставший на колени город


современным очагом фашизма?


У нас в Сормово пленные фашисты много чего понастроили,

до сих пор с удовольствием пользуемся,


но у нас скинхедов-фашистов


и прочей люмпенской нечисти, которой в России тесно,


не видно и не слышно, и не будет видно и слышно.


ЗЫ

Хорошо бы прочитать и следующие части дневника.


27 января 2011 | 08:43

sormovsky05vodohlyob
На самом деле непонятно? Могу объяснить.


28 января 2011 | 17:35

Могу объяснить.


Будьте любезны.


28 января 2011 | 19:36

sormovsky05vodohlyob
Все достаточно просто.

Первые ростки появились еще в середине 70-х, как реакция на безудержный официоз Советского времени в вопросаз ВОВ. Этакий протест против откровенного подчас вранья советского агитпропа. Было в живых еще много тех, кто все видел собственными глазами, а их правда подчас разительно отличалась от официальной версии.

Перелом наступил позже после 1991 года. Ленинград расцвета Советского Союза! Культурная столица страны. Шедевр градостроительной архитектуры. Крупный центр, передовой во многом, науки. Мощный идустриальный центр, где промышленный пролетариат, не просто наемный рабочий, а серьезная общественная прослойка, к мнению которой прислушиваются, этакая рабочая интеллегенция, с высоким уровнем жизни. Зарплата высоко квалифицированного рабочего на уровне 500-600 рублей в месяц не вызывала удивления.

Ивот в стране время перемен. В 1991 в городе ище все напряженно работает, а уже через 3 года не работает толком почти ничего. Жизнь меняется кардинально примерно у 30% населения. Они становятся в этой жизни лишними. От былого благополучия не остается и следа. Какие заводы и фабрики закрыты вовсе, некоторые влачат жалкое существование, платя своим сотрудникам. скорее милостыню, чем зарплату. Вообщем, пролетариат превращается постепенно в люмпен.

Рабочии окраины, застроенные шедеврами советской архитектуры, стремительно фетшают, накопления почти мгноменно съедаеют Гайдаровские эксперементы. Найти себя в новой жизни большенству очень не просто, ну не все могут быть менеджерами по продажам, АТ специалистами, копирайтерами и т.д. Начинается новый перекос - от тяжелой индустрии к сфере услуг, за одно бум китайского ширпотреба убивает легкую и зачатки обрабатывающей промышленности.

Вообщем, значительная часть населения города влачит достаточно жалкое существовани, при чем, переход из рабочей аристократии А у них подрастают дети, рождаются новые. Дети видят, как родители на глазах, из веселых, энергичных и молодых, превращаются в закомплексованных, брюзжащих смотрителей "зомбоящика", считающих копейку к копейке. 30% населения грода потенциальные Родионы Раскольниковы. Нет летних поездок на Карельский за грибами, купания на Вуоксе. зимних прогулок в Парголово и Озерках.

А мимо пролетаю мерседесы с ребятами в малиновых пиджаках, а по предыдущей жизни, этим ребятам, с трудом бы доверели крутить хвосты коровам, если бы доверели. А еще гости города с Северного Каваза, любящие показать свое я с распальцовкой и, с пока еще, не обломанными жизнью рогами.

И начинает, по началу не которым, остальных все же Пескаревка останавливает, а потом все более многим, казаться, что Адольф Илоизоевич был не так уж и не прав, рассуждаю про арийскую расу и право на жизненное пространство. Это начинает казаться единственным выходом. Наконец наступает момент, когода многим начинает желаться СС!


29 января 2011 | 01:29

Это начинает казаться единственным выходом.

Спасибо.


Вы верно заметили, истоки фашизма в люмпенизации, но

Я бывал в Ленинграде только до 1991 года.


И всегда не мог увязать, как в городе

сочетались шедевральная столичная архитектура

и совершенно нестоличный люмпенский дух-аура уклада жизни,

знакомая и привычная жителям городов-промзон.


Но это чисто моё субъективное восприятие Ленинграда.


А вообще, в исторической перспективе

парадоксально видеть,

как коренные жители города, умерев, но непокорившись поработителям,

оставили свои дома и квартиры "понаехавшим" после войны, чертям,

тем, чьи дети теперь наряжаются в поработителей и славят их.


Вряд ли эти, открыто и демонстративно бросающие зиги, твари - потомки лежащих на Пескаревке?


ЗЫ

Впрочем,

то, что бывают потомки блокадников, вместо порученного им общественного контроля покрывающие тырящих всё подряд у своего же народа крыс, к сожалению, уже не вызывает недоумения.


29 января 2011 | 18:33

sormovsky05vodohlyob
Слишком много потерь город понес в блокаду. Потери восполнялись в основном не за счет рождаемости, а по орг. набору. При советской власти это особо не сказывалось. Но! Лемита! Или, как по-лениградски их называли, СКОБАРИ. Когда все было, и заработки, и мясо по 2.20, и колбаса с сосисками, а, в придачу, еще и Эрмитаж. Чуствовали себя хозяевами жизни. А тут...

Я, после 1991, в сентябре коего, по поводу оценки путча, не сошелся с родственникаами диаметрально, бывал в Ленинграде если и не ежегодно, то через год обязательно. И превращение Ленинграда в ПетроЛен, было очень явственно. Что самое страшное, интеллегенция Питера люмпенизировалась быстрее рабочего класса, тот,в основном, вымирал.

Вот и почва для утверждения идей "Майн Камф"!


tatiana_shabaeva Татьяна Шабаева 27 января 2011 | 00:33

Спасибо.


27 января 2011 | 00:39

Виновники блокады должны быть известны.
И они есть.Называю поименно:НГШ РККА, генерал армии(затем, в течении 17 самых критических дней, потому что немцы взяли Мгу и увели на Москву танки из-под Питера,комЛенфронта) Жуков Г.К.,ВГК(до 1944г. без воинского звания) Сталин И.В.,персек ленинградского ГК и ОК обасти ВКП(б) Жданов А.А.
Несмотря на хаотичность эвакуации на ней настояли Кузнецов,Попков,Косыгин и она спасла жизни эвакуированных. За это в 1951г. Сталин расстрелял Кузнецова и Попкова, а Косыгин был арестован и сидел под арестом до 1953 года.


27 января 2011 | 08:57

mcnamara
К моменту взятия Мги, Г.К. Жуков организовывал контрудар под Ельней, а НГШ РККА был уже Шапошников Б.М. А в момент прилета Жукова в Ленинград, 54 армией, которая только и могла деблокировать Ленинград, командовал товарищ Кулик, маршалом его назвать, у меня язык не поворачивается. Немцы совершили роковую для себя ошибку, не предприняв немедленного наступления в направлении Тихвин- Лодейное Поле.

Кузнецова с Попковым растреляли в 1950 году.
А Косыгин, как это не странно, ни когда ни где не сидел.


27 января 2011 | 11:18

Макнамара, поменяй свой ник на "Геббельс", выродок!


(комментарий скрыт)

voropai 27 января 2011 | 09:22

Вот на многое насрать, но ты костя, выживший в 90, сказочный мудило. Если ты помнишь, что это слово значит


katvit 27 января 2011 | 10:23

Повезло и выжил.
А зря повезло.... Хотя.. дерьмо - оно всегда...


san4ozzy 27 января 2011 | 10:33

Нам всем повезло бы, если б тебя пуповиной в утробе удушило, шакал.


marina_h Марина Херриотт 27 января 2011 | 05:05

Спасибо.


san4ozzy 27 января 2011 | 10:38

Спасибо. К сожалению, большинство тех, кто пережил те 900 дней, уже лежат на двухметровой глубине.


olegarr 27 января 2011 | 19:23

Майя,

Опубликуйте, пожалуйста, «Блокадную тетрадь» Раисы Малиновской полностью. Ведь память стоит этого.
Моя бабушка пережила всю блокаду в Ленинграде, но почему-то никогда ничего не рассказывала (или же я ничего не спрашивал по малолетству).
Многое, не почувствовав, уже не понять. Я, например, много раз был на Пискаревском кладбище, но как-то нет осовых эмоций, когда смотришь на "250 блокадных грамм". Понимаешь, что это мало, но на "полный желудок" это как-то не впечатляет.
А читая Раису Малиновскую становиться жутко от сцены, когда детей увозят в никуда...

Опубликуйте, пожалуйста, «Блокадную тетрадь» Раисы Малиновской полностью.

P.S. Лишь переехав в США я, молодой человек, прочитал блокадную книгу. Страшная вещь.

Спасибо,
Олег

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире