Не стало Григория Яковлевича, казалось, блоги взорвутся, ан — нет.

Всего 65 лет Победе, что ж мы помнить о писателях-ветеранах будем только в мае, когда они по традиции на поверку выстраиваются в ЦДЛ, напоминая расшалившихся мальчишек.



О Бакланове писали редко, а после ухода его с поста главного редактора журнала «Знамя» пятнадцать лет назад (ушел не по причине хворей, а потому, видимо, что хотелось еще написать о той войне, что была главной темой жизни и творческого бытия).

А может быть, покинул пост, потому что хотелось остаться навеки девятнадцатилетним, как его герои.









«Знамя» стало таковым, каковым знают его два последних десятилетия, каким сделал его Бакланов.
Именно ему удалось пробить новое помещение на Никольской, казавшееся роскошным после почти аварийного, под лестницей, с прохудившимися косыми потолками на Тверском бульваре.

Именно Бакланов был инициатором того, что на деньги Сороса библиотеки страны получали толстые журналы в течение нескольких лет. Однажды, на ежегодной церемонии награждения лауреатов журнала видела, как общались Сорос и Бакланов, словно знавшие друг друга вечность. И что Соросу от русских журналов и библиотек? Так нет же, поддержал.

Именно Бакланов привел в «Знамя» друга и единомышленника не только по военному прошлому, но и по демократическим воззрениям, замечательного переводчика и комментатора немецкой литературы Евгению Александровну Кацеву, дав ей пост ответственного секретаря (вспомнили, конечно, переводы Кацевой из Гюнтера Грасса, Кафки, Музиля и ее мемуарную книгу «Мой личный военный трофей». Военное братство, в их понимании, еще никто не отменял.



Не забуду приезд Георгия Владимова с женой Натальей Кузнецовой и выступление на вечере-презентации Григория Яковлевича по случаю публикации «Верного Руслана». Не где-то в отеле поселили автора, а специально к их приезду один из руководителей печатного органа сделал ремонт своей квартиры и на время съехал, чтобы комфортно было Владимовым (через полтора года жена Владимова умерла там, в эмиграции, где они жили в Висбадене рядом с лесом, как рассказывал мне Владимов за окном гуляют олени).

Именно Бакланов сумел отстоять независимость журнала, который до того был органом Союза писателей, выдержав суды в различных инстанциях. Помнится, это была трепавшая его нервы история. И по сию пору журнал отмечают СВОЙ день независимости 7 июня, сделав его еще и своим выходным.

И «Тучка» Приставкина, и Булгаковское «Собачье сердце», и поэма Твардовского «По праву памяти» — многое, бывшее под спудом, впервые увидело свет по инициативе Бакланова.

С чубчиком-завитком и смеющимися карими глазами — таким запомнила Григория Яковлевича, беря короткие интервью во время знаменских ежегодных вечеров раздачи наград.
На обложке сентябрьского номера за 2008 год набрано «Григорию Бакланову — 85 лет».

В Пахру прислали корзину цветов и журнал. Написала скромную заметку в программу «Ну и денек» и я. Тогда же рассказали, как обрадован был Бакланов вниманием коллег по «Знамени», как с каждым с благодарностью говорил долго по телефону.

На второй и третьей обложке поместили поздравительные тексты. Екатерина Гениева, директор ВГИБЛ, писала о том, что юбиляр — «человек на все времена, встреча с которым праздник, пример достоинства и сострадания к ближнему». Там же слова признания Фазиля Искандера. «Его фронтовым повестям свойственна человеческая теплота и даже уют. Григорий Бакланов — один из самых любимых писателей фронтового поколения. Слишком большое расстояние между читателями и героями книг всегда было больным местом советской литературы. Бакланов в своем творчестве сумел предельно сократить это расстояние.



Он один из тех наших писателей, кто тихо вырвался из холодных объятий соцреализма».
Хочу напомнить читателям о замечательной статье в «Вопросах литературы» (1997,N1) писателя и критика Михаила Холмогорова, скромно названной «Заметками о прозе Бакланова» («Воины и мародеры» их заголовок). С убедительными примерами и цитатами не только из самого Бакланова, расставляя все точки, не только литературные, и в самом термине «окопная правда», давая четко нам, не нюхавшим пороха, понять, что же такое «лейтенантская литература», что и как написано Баклановым. Признательность Михаилу Холмогорову за анализ текстов и понимание баклановской прозы.

Последнее: уезжала на ПМЖ в Израиль моя подруга, держа за руку сына, в другой — связанные скотчем две посылочные коробки, больше ни-че-го, муж не собирался покидать столицу. В Шереметьеве робко спросила: «Ты, надеюсь, не оставила бежевое платье, тебе в нем так хорошо!?». Ответом было: «Оставила, взяла все издания «Пяди земли». Бакланов воевал там, где подруга родилась, она повесть знала почти наизусть.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире