Время подводить итоги – завершается Год Гамсуна. Во всем мире отметили 150-летний юбилей великого норвежца, похоже, что Россия уступила по числу мероприятий вокруг этой даты разве что стране его рождения.

Накануне вечером в Мурманском кукольном театре играли премьеру спектакля по роману «Голод», написанному в 1890-ом году и увидевшему свет в датском издательстве «Гюльдендаль» (до сей поры именно это издательство владеет эксклюзивными правами на все издания нобелевского лауреата по литературе 1920 года).



Это были однодневные гастроли актера Антона Кретова в Заполярьи.

Видела моноспектакль не так давно в Культурном центре «Дом». И хотя известно, что «Голод», поставленный еще пять лет назад в Театре наций, нынче возобновлен, ощущение было, что запал и трепет, с которым играет Антон Кретов начинающего провинциального писателя, приехавшего в столицу не с меркантильным желанием, а найти издателя и трудом творческим зарабатывать на жизнь сродни всем, кто ступает на путь сожжения себя авторской работой. Впрочем, и сам Гамсун сквозь страдания голода и холода тоже прошел. «Голод», как утверждают критики, роман отчасти биографический. Полтора часа буквально ощущаешь, каково жить без угла, без купания, ходить в рванье, спать на земле, когда разум может тебя покинуть, уже и глюки начанают отдавать команды голодающей плоти, и вожделенная встреча с женщиной не более, чем галлюцинация, когда писатель (тоже глюк) не принимает 10-кроновую подачку от издателя, холодок по коже – ты чувствуешь, что в теплом зале замерзаешь сама.



С добрый десяток залов перепробовал режиссер Андрей Васильев ( гитисовский ученик Марии Кнебель) – не путать с Анатолием Васильевым, и выпускник того же вуза Артем Кретов. Нужно было пространство, где можно попробовать осуществить динамический прорыв и показать жизнь города ( статика не поможет, и актер бегает в проходе, по залу, за сценой, кулис нет и в помине, декорации вовсе отсутствуют). А в зале, не столь широко известном, много молодежи, великолепно на все реагирующей, смеющейся именно там, где это и должно быть. Как великолепно показаны глюки героя, через клоунаду, а жизнь в антисанитарных условиях — скупым жестом почесывания собственного брюшка. Только тут доходит — ведь это жизнь приезжего, бездомного, гостарбайтера и теперь, и в нашей столице тоже, и спустя 120 лет после написания романа, перенесенная на сцену. Очевидно — в большом зале постановка потерялась бы.



Как сказала зритель, норвежка, преподаватель МГУ, что именно в России, теперь, после спектакля, она поняла роман «Голод». А как писала сто лет назад после посещения Норвегии первый автор биографии Гамсуна Мария Благовещенская (цитирую по статье «Русский Гамсун» автора ЖЗЛ-овской книги о норвежском писателе Наталии Будур ) «Кажется, будто норвежцы живут в вечном празднике, будто у них нет ни забот, ни горя. Странно было ходить по улицам Христиании ( позже Осло) и думать, что здесь герой «Голода» умирает голодной смертью…».



22 декабря официально завершится Год Гамсуна в России, но это вовсе не значит, что его произведения не станут ставить, читать, печатать, экранизировать. Начинается новый отсчет его ОСМЫСЛЕНИЯ. Мы в преддверии 150-летнего юбилея Антона Павловича, отметим ли мы его так же грандиозно, как это сделали норвежцы для своего классика.

Фотографии Майи Пешковой.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире