Дождь за окном в картине Сергея Мирошниченко и  интервью с Александром Исаевичем, каждое слово которого хотелось запомнить. Щемящий дождь в душе и неспешные шаги в  предгрозовом саду – увиденное в день рождения Александра Исаевича.

Словосочетание « вечер памяти» — не для Солженицына. В Доме русского зарубежья, им основанного, отмечали его день рождения, второй раз уж без него. И пришли все те же, кто бывает на церемонии вручения Солженицынской премии, и ее лауреаты, и друзья семьи и  библиотеки-фонда, его Фонда.

Людмилой Сараскиной (как составителем и ответственным редактором) был явлен миру сборник по материалам Круглого стола в рамках Московской международной книжной ярмарки, состоявшегося месяц спустя после кончины А. И. В сборнике также материалы (декабрьской 2008 года) научной конференции, проводившейся в Российской государственной библиотеке. Именно название этой конференции, «Путь Солженицына в контексте Большого времени», собравшей деятелей культуры, политиков, славистов из многих стран, дало название и самому сборнику, увидевшему свет в издательстве «Русский путь» трехтысячным тиражом.

«Собрание» — наиболее подходящее слово для вечера. И вовсе не с докладом , а с отчетом в хорошем понимании этого слова, выступила Наталья Дмитриевна, вдова и многолетний помощник, редактор Александра Исаевича. «Задачи ближние и дальние» — таков был ее доклад на конференции, приуроченной к 90-летию писателя в РГБ. Что сделано за последний год – такой держала она ответ перед аудитории читателей, почитателей, друзей. Завершено издание «Красного колеса». В издательство «Время» отдала еще 5 томов, которые выйдут в следующем году.

«Собеседником Солженицына» — назвала Наталья Дмитриевна дневник «Р-17» к роману — так Александр Исаевич сам называл эпопею о 17-ом годе «Красное колесо». Подготовка школьного издания «Архипелага» (в 5 раз уменьшенный вариант многостраничного труда нобелевского лауреата) вытеснила на время «Дневник Р-17». Много времени ушло у Н.Д. и на выпуск каталога передвижной выставки, прошедшей во время Франкфуртской книжной ярмарки и в Италии. Не без гордости, высоко подняв над головой, Н. Д. продемонстрировала однотомное издание «Архипелага ГУЛАГ» с указателем, содержащим две тысячи имен, издание увидело свет том же издательстве, что и «Весь Шекспир», и «Весь Пушкин».

Еще в «Союзе» вышли три аудиодиска. Всего А. И. начитано 56 часов – полагаю, что мы вскоре и их услышим. Солженицын не читал «Раковый корпус». В планах «Союза» выпустить и эту аудиокнигу в  прочтении Вениамина Смехова.

Вышла новая книга Жоржа Нива «Феномен Солженицына». Во Франции завершен перевод «Красного колеса», впервые в континентальном Китае появился «Архипелаг ГУЛАГ». Переиздан «Архипелаг» в Норвегии, Японии, Греции.

За год увидели свет три фильма, идут три спектакля в столице – «Шарашка» у Любимова на Таганке, «Матренин двор» — в театре Вахтангова, и Александр Филиппенко в «Практике» читает «Один день Ивана Денисовича».

Из музыкальных событий – в Пермском академическом театре оперы и балета им. Чайковского поставили оперу «Один день Ивана Денисовича». И если поначалу Наталья Дмитриевна отнеслась скептически к оперному воплощению текста, то по окончании действа слезы были и у нее на глазах, и у режиссера.

Мне бы рассказать о случившейся на встрече дискуссии о том, как преподавать Солженицына в школе, мне бы рассказать о книге Андрея Немзера про его опыт прочтения «Красного колеса», вообще, рассказать о длинном-длинном столе на сцене от кулисы до кулисы, заставленном книгами об Александре Исаевиче и его произведениями, вышедшими только за ОДИН год.

Так нет же, не из первого ряда смотрела на писательскую жену, вдову, бабушку, друга, редактора, руководителя Фонда (государство не единой копейки не дало в этот ФОНД, все деньги фонда – личные, семейные, есть дети и внуки, есть тратить кому и на что тратить), так нет, все издания в  мире за «Архипелага ГУЛАГ» – тратят на Солженицынскую премию, на издания, на помощь жертвам ГУЛАГа, на помощь в широком смысле слова. В элегантном краном восточном пиджачке, всегда подтянутая, четкая, внимательная , общительная, излучающая свет – леди, чей юбилей летом был мало замечен и по ее желанию не отмечаемый так, как именно она этого заслужила (рождение и годовщина смерти мужа почти рядом), какая женщина устояла бы от чествования.



фото ИТАР-ТАСС
Боже мой, как Наталья Дмитриевна заслужила лучшие слова и самые-самые теплые чувства и близких, и далеких.

Из слов, адресованных мне, спасибо. Вы правы, боль от ухода любимых становится только сильнее. Материнское спасибо за  красавцев сыновей, за Степана с кем имею честь быть знакомой и  с двумя молодыми Солженицыными, с кем обмениваюсь рукопожатием.

Банальное – спасибо, что вы есть – повторять не хочется, признательность за 11 декабря в Вашем доме искренна и светла.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире