peshkova

Майя Пешкова

11 июня 2018

F

2940078
Погостить длинные выходные у родственников собралась 8 июня. Не была в этом самом любимом, чистом, прибранном, аккуратном подмосковном городе с зимы и ахнула. Если ранее мне казалось, что дороги там моют шампунем, то  увиденное нынче вызвало шок, где слово «шок» очень мягко сказано.

Горы мусора на Революционной улице, дом 59, напротив Рузская районная больница, в 20 метрах от пищеблока которой свалка в мой рост, т.е. выше полутора метров. В Демократическом переулке, дом 18, тоже свалка мусора, в полтора метра высотой, где вовсе не видны мусорные баки, словно их нет и в помине.

2940080
Проезжая мимо свалок, водитель, словно торопил скорее покинуть эти пространства, напоминавшие чем-то кадры из фильмов о загнивающем Западе и обитателях его трущоб. Коллега Маша Илларионова, чье детство прошло в пионер-лагерях Рузского района, схватилась за голову, услышав мой рассказ, и  вспомнила, как всё вокруг было чисто, и свежо, без пыли — и  как вовсе не хотелось возвращаться в Москву.

Господи, как сама любила приезжать в Рузу — ни бумажки на улицах, ни соринки, ни сигаретного окурка. А нынче что? Задыхаются от смрада и  стар, и млад: родственники и их соседи, люди в возрасте и их внуки, всегда ездили раздышать свои легкие после зимних пневмоний. Вот тогда-то родственница и говорила: «Разрезать бы наш воздух на кубометры, закатать их в банку, переслать бы тебе в Москву, зимой, видать бы оклемалась, а то всё кашляешь. да кашляешь До лета, поди, еще далеко». С нынешней экологией обрекают этот чудный город. на  выживание, если не на быстрое вымирание.

2940082
Не поняла — дорога пуста, зачем водитель так резко затормозил: подслеповатая я не заметила крысу, пересекающую дорогу. «Отчего дали ей зеленый свет?» — спросила неугомонна я. «Так ведь она же беременная» — был ответ шофера. Так неужели тех, кто ответственен за вывоз мусора в городе, не волнуют судьбы их стареньких бабушек, их же воспитавших, и их детей с внуками, чем прикажите им дышать?

В московском регионе дождит часто, вода, поливающая свалки мусора вместе с токсинами и всякой иной гадостью, попадает в землю. А ведь Руза славится своими молочными продуктами, значит, это все попадает к нам с вами на стол. Что, прикажете их тоже не покупать?! Вот вам нынче и Руза, которую часто называли Подмосковной Швейцарией (так писали во многих путеводителях).

2940084
Какая же она нынче Швейцария, если не могут спасти ее от мусорных свалок. Либо нас всех заставят ждать до 2026 года, когда построят мусоро— перерабатывающие предприятия вокруг Белокаменной. А пока мой маленький родственник-сосед спрашивает: «Мабая, почему ты бех пративогая?». Что ему сказать?

2940086
2940088

В Москве вчера играли Лорку, в день его 120-летия. Да, почти два десятилетия на сцене театра «Сопричастность» идет его пьеса «Кровавая свадьба». Рассказывает испанист, переводчик Наталья Малиновская: «В своё время театр обратился ко мне и к Анатолию Михайловичу Гелескулу с просьбой сделать новый перевод, потому что народная артистка РФ Светлана Николаевна Мизери очень хотела сыграть Мать в этой пьесе, но она очень чутко относится к литературному материалу и старые переводы ее не удовлетворяли. Мы с радостью сделали эту работу для театра, хотя, конечно, и для книги переводить драматургию Лорки более чем увлекательно, а уж для сцены – просто счастье.

2938238

2938240

2938242

Фотографии с церемония вручения Ордена «За заслуги на гражданском поприще» Наталье Малиновской в Посольстве Испании в Москве

Конечно, это очень трудно ставить трагедию в ХХ веке, трудно выдержать ее высоту, да еще когда проза переходит в стихи естественно, почти незаметно. Мало кто это умеет, мало у кого получается. А для Лорки еще и нужна трагическая актриса, для этой пьесы – одна как минимум, а лучше две. В «Сопричастности» есть Светлана Николаевна Мизери – это она держит на себе весь спектакль и поневоле все на нее равняются. А выстроил этот спектакль режиссер – Игорь Михайлович Сиренко.

2938244

Федерико Гарсиа Лорка ( с бабочкой не спутать ни с кем)

В связи с юбилеем Лорки мне хотелось еще сказать несколько слов о своей совершенно несбыточной мечте. Наши страны Испанию и Россию роднит очень многое, что именно — об этом можно долго рассказывать. В том числе два гения. Наше всё – Пушкин, а для Испании всё – это Гарсиа Лорка. Поразительно почти совпадают их дни рождения: 5 и 6 июня, а разделяет их почти век: Лорка на 99 лет моложе Пушкина. Они прожили равно блистательную и равно короткую — 37 лет — жизнь. У того, и у другого она оборвалась трагически. Оба – национальные гении и оба стали национальными мифами. И вот еще что очень важно – творчество их всеобъемлюще: театр, проза, рисунок, и до сих пор их язык, их склад души необыкновенно притягателен. Книги их и сегодня расходятся быстрее, чем сочинения современников и вдохновляют композиторов, ставят наитруднейшие задачи режиссерам. Но, к сожалению, к Лорке наши режиссеры обращаются крайне редко – видимо, понимают сколь труден этот экзамен на зрелость, на талант.

2938250

В гостях у Клары, вдовы Альберто Санчеса. Наталья Малиновская и Анатолий Гелескул

2938246

С  Владимиром Зельдиным. в театре «Сопричастность». 2000 год

2938248

Игорь Сиренко, Лев Осповат, Светлана Мизери, Наталья Малиновская, Ольга Лепешинская(слева направо)

А ведь эти два имени, Пушкин и Лорка, могли стать основой для замечательного перекрестного года Испании и России, такая доминанта сразу определила бы и уровень программ и их разнообразие, и целостность. Если говорить, к примеру, о выставках, то это, конечно, выставка рисунков Лорки с хорошим каталогом у нас, а в Испании — выставка рисунков Пушкина и издание на испанском изумительной книги «Рисунки Пушкина» Цявловской. И театральные выставки, посвященные двум легендарным испанским спектаклям: это «Учитель танца» в Театре Советской Армии с Зельдиным в главной роли и «Кровавая свадьба» Лорки в театре «Ромэн» с Лялей Черной, ведь для этой постановки декорации делал великий испанский скульптор Альберто Санчес, который жил тогда у нас в эмиграции.

И еще одна тема, сплетенная с судьбой Лорки, – гражданская война в Испании, трагическая прелюдия Второй мировой войны. Через год случится дата, повернувшая испанскую историю – восьмидесятилетие окончания Гражданской войны победой Франко. Да, Республика потерпела поражение, но есть поражения, которые стоят побед. Испанская эмиграция – беспрецедентное явление по своему смыслу. Это поистине исход, исход испанской интеллигенции. А если говорить о культурном влиянии эмиграции на те страны, которые приняли изгнанников (прежде всего это Латинская Америка, а уж потом Франция и СССР), то оно пока даже не оценено, по сию пору».

Тем же вечером в театре «Сопричастность» чествовали Кавалерственных Дам Наталью Малиновскую, филолога-испаниста, искусствоведа, автора статей об испанской литературе и искусстве ХХ века, собранных в книге «Тема с вариациями», и Наталью Ванханен – филолога-испаниста, поэта и переводчика, удостоенных недавно испанских орденов «За заслуги на гражданском поприще» (эквивалент французского Ордена Почетиного Легиона) степени Командора и степени Офицера.

Таксист торопил, я же хотела дослушать Матвея Ганапольского и коллег на украинском языке, познать новые рецепты, и вспомнить речь моей мамы, говорившей свободно по-украински, пришлось смириться. Зеленый глаз светофора аккомпанировал всю дорогу до консерватории: произнесенное мною БЗК — водитель не понял.
С Валерием Халиловым, дирижировавшим одновременно шестью хорами на таком же фестивале в Московской консерватории, договорилась о встрече на таком же фестивале, что будет дирижировать он и на следующий год, и даст мне интервью, но трагедия с самолетом над Черным морем унесла и его жизнь, и его артистов, и доктора Лизы, и еще многих хороших людей. Вечная память!

Силой заставила себя надеть вечернее платье: давно не надевала, насурьмянила очи, надела любимое ожерелье и поехала на Большую Никитскую. Традиционно на гранитной семье перед Петром Ильичом не посидела, соловьёв не услышала, — тому виной непогода, в Большом зале консерватории оказалась в числе первых зрителей. Большой зал, как я по тебе соскучилась!?
Был заключительный вечер Шестого Международного фестиваля искусств «Дню Победы посвящается…»: выступал Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени Александрова и Военно-музыкальные коллективы училища имени Валерия Халилова.

И не могла не спросить многолетнего художественного руководителя фестиваля, профессора Александра Соловьева об отличии фестиваля этого года от его предшественников.

«Московская консерватория организует проведение фестиваля, Фокус — в программах его, связанных с темой Великой Отечественной, назвав в этом году фестиваль строкой Высоцкого «В мире нет таких вершин, что взять нельзя». Фестиваль открылся еще 7 мая исполнением Седьмой «Ленинградской» симфонии Шостаковича. Вечером 9-го мая в Малом зале прозвучали впервые песни Высоцкого, это-то в филармоническом зале, о дружбе и верности в новой аранжировке — «Песня о друге», «Баллада о времени», «Баллада о борьбе». 10-го мая звучали популярные песни военных лет в исполнении Большого симфонического оркестра им. Силантьева.

Рассказывает Евгения Кривицкая, известный педагог, органистка, доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, автор идеи исполнения песен Высоцкого в совпровождении органа.

«Песни Высоцкого перемежались хоровыми вокализами. На одном из них Никита Высоцкий читал поэтический текст «Мы вращаем землю», вокализы прослаивали песню, всё время было совмещение ракурса песни и новой музыки. Орган для каждого ассоциируется с музыкой Баха, поэтому мы позволяли себе вкрапить маленькие кусочки из хорала Баха в прелюдию к песне «Баллада о времени», сложный музыкальный материал позволил это сделать. Оказалось, что это очень здорово сочетается между собой и кроме того, самою программу оформили два вида моментов — включение Высоцкого, где он рассказывает о спектакле «Павшие и живые» и замечательное видео, которое начиналось с его слов: «Я буду вынужден сам себя представить. Меня зовут Владимир Высоцкий». Такое intro как бы приблизило нас к самому поэту. На видео он сам исполнил песню «Их было восемь — нас двое» — песню о летчиках-истребителях. Драматургическая арка была очень важна. Сочетание органа и песни — почему бы нет?!

Вновь Александр Соловьев:
12 мая в рамках фестиваля был концерт в Красноярске, который назывался «Поклонимся великим тем годам», а 18 мая — в Боровске Калужской области.
Традиционно Московская Государственная консерватория проводит «Вахту памяти»: 29-го мая — в Ельне в Смоленской области и 30 мая — в Смоленске, концерты, в которых также примет участие Камерный хор Московской консерватории, непременный участник фестивальных программ, одна из которых называлась «Любимые песни маршалов».

Как не вспомнить Наталью Родионовну Малиновскую. Все ШЕСТЬ ФЕСТИВАЛЕЙ Наталья Родионовна готовила и готовит трепетные и глубокие материалы, связанные с Победой. В этом году она сосредоточилась на неизвестных фактах, связанных со Сталинградским сражением. В этом году ведь мы отмечали 75-летие этой битвы, решившей исход войны. Именно Наталья Родионовна на заключительном концерте фестиваля вручила уникальное двухтомное издание «Имена Победы», зал аплодировал стоя, не только Наталье Родионовне Малиновской, но и Эре Георгиевне Жуковой, Ольге Сергеевне Бирюзовой, внукам маршалов и генералов Победы, всем, кто выстоял.

2926856

Герой в нашей семье .
Соколов Иван Михайлович
1920.03.29-1986.10.08
(мой прадедушка)

2926786

Иван Михайлович с 1941-1945 был на войне на фронте . Служил в танковых войсках . Но случилось несчастье , танк подорвали , вспыхнул пожар . Пожариз которого , как казалось , выбраться было нельзя . Чудо , чудо , что ему удалось выжить.

Со значительными ожогами и травмами он остался воевать. Он и его однополченцы твердо верили , что этому кошмару скоро придёт конец и, изо дня в день, рискуя своими жизнями , в страшных боях старались приблизить День Победы, мечтали о нем в своих письмах родным.

1945 год . Война окончилась .Мы одержали победу в жесточайшей схватке! В наш дом зашёл герой, настоящий герой . Он не рассказывал всё ,что с ним происходило . Дед Иван не держал произошедшее в тайне , просто был очень скромен . В 1948 году был в госпитале , где какое-то время восстанавливал силы и здоровье .

Затем Ивана Михайловича демобилизировали в Рузский район Московской области, где он женился на моей бабушке Софье Михайловне, в столь долгожданное мирное время у них родились двое детей. В воинской части он был начальником подсобного хозяйства. Деда знали и уважали все жители города.

Герой в нашей семье .
Соколов Иван Михайлович
1920.03.29-1986.10.08
(мой прадедушка)

2926788

Его смерть была очень неожиданна ... в возрасте 66 лет Иван ушёл с утра на работу , пошёл на автобусную остановку и упал . Прохожие вызвали скорую помощь, но ничего уже нельзя было сделать. Он умер. Похоронная процессия протянулась через весь маленький городок. Родственники, друзья, знакомые провожали Ивана Михайловича в последний путь на руках.

Провожали героя и Человека, чтя его память как храброго ветерана, любящего мужа и отца, и верного друга, который всегда готов был подставить свое плечо. Я очень горжусь своим дедом и мечтаю, чтобы то, что пришлось пережить им, ветеранам, что отняло их у их семей, сократило их век, никогда больше не повторилось. Спасибо нашим дедушкам и бабушкам, за мирное небо над нашей головой.

«Хочу, хочу, хочу» — закричала в телефонную трубку, когда нынче позвонил брат, свыше шести десятилетий как житель Владивостока, отвечая на мой традиционный вопрос, чем занят его сын теперь, небось опять весь с головой в компьютере, ответил: «Пошел снимать с  друзьями репетицию парада Победы».

Конечно, и мне захотелось посмотреть на ночной Владивосток, на город, любовь к которому делю разве что с Петербургом. Племянник, Михаил Давидович, так и сказал: «Пошел поглядеть, потому что в праздник будет много народу и ничего не увидеть. Вдоль всей улицы стояли полуночники, среди которых было много иностранных гостей — в основном китайцев, кто восторженно смотрели на прохождение военной техники!». Мне же стало стыдно, столько лет смотрю прохождение техники из окна службы Информации «Эха Москвы», но  так и не выучила названия что есть что, хотя на самом деле — «полковничиха» нет не кличка, а самая настоящая, муж до выхода на пенсию был полковником, настоящим полковником.

2923110
Матвей Козанюк тоже пришел посмотреть на репетицию парада Победы

первые 3 фото М.Давидовича, снятые с Центральной площади Владивостока

2923112

2923114

Хотя 4 часа утра, но погода сказочная — ответил Михаил, хотя все довольно-таки тепло оделись. Впереди еще две репетиции. Хотя я застонала, почему так мало фото, голос в трубке через расстояния ответил: «Я-то ведь не знал что тетушка захочет поглядеть, как там у нас», я же вспомнила слова Владимира Ильича о том, что Владик, как ласкового называют его жители Дальнего Востока «город далекий, но нашенский».

2923116

2923118

2923120

2923122

2923124

Нынче 150-летие со дня рождения Максима Горького. В Институте мировой литературы РАН, носящем имя писателя, до 30 марта проходит научная конференция «Мировое значение Горького».

Творчеством Горького занимаются три отдела института — Отдел изучения и издания творчества писателя, Архив Горького и Музей Горьког.о. Памятуя о «Несвоевременных мыслях» писателя, решила назвать юбиленый пост вовсе противоположно «Своевременные мысли», коими просила поделиться ст. науч.сотрудника Архива Горького, кандидата филологических наук Марину Ариас-Вихиль, где ею  изложены темы для дискуссии о юбиляре:

1. Влиял ли Горький на политику? Может ли писатель быть хорошим политиком? А.М. Горький – гениальный художник и общественный деятель, но «плохой» политик.

Мнение Ленина о том, что Горький был плохим политиком, слабохарактерным, «архибесхребетным»

Мнение Плеханова о том, что Горький – плохой публицист и слабый мыслитель, но гениальный художник (сравнивал его в этом с Толстым)

Сталин: «Что такое Алексей Максимович? После поражения революции 1905-1907 годов «Каприйская школа»: Богданов, Базаров, Луначарский, и прочие враги большевизма. Во время войны выступает за поддержку войны. Колеблется. Перед Февральской революцией, когда уже ясно, что монархический строй трещит, он предлагает издать газету «Луч», правее социал-демократов, левее кадетов. Что это за позиция? Конституционная монархия или буржуазная республика вроде французской. Между февралем и октябрем – против большевиков. «Новая жизнь» — борьба против Ленина. Поехал за границу – выпускает там журнал «Беседа» — антисоветский журнал. Теперь связь с вождями оппозиционных группировок: Бухариным, Каменевым, Радеком…»

2. Горький и революция 1905 г. Горький в Америке. Начинает писать повесть «Мать». Из-за евангельских аллюзий была запрещена к распространению в России, автор и издатель попали под суд, тираж конфискован. Современные феминистские трактовки повести.

3.Горький в Италии. Каприйский период творчества (повесть «Исповедь», «Лето», «Жизнь Матвея Кожемякина», «Детство»). В Италии написаны самые оптимистичные произведения Горького, прославляющие русский народ. В частности, его любимый рассказ «Рождение человека» («Песню о Буревестнике» Горький не любил). Загадки Каприйской школы. Горький называет себя и других организаторов Каприйской школы – «еретиками» большевизма. «Другая» революция и «другой» марксизм. Возможна ли революция путем революции в сознании (утопия Богданова «Красная звезда», драма Луначарского «Фауст и город», «Исповедь» Горького), путем просвещения народа, путем создания пролетарской культуры?

4.Горький и Первая мировая война. Издательские инициативы Горького (финансирует из собственных средств): издательство «Парус», журнал «Летопись», серия «Жизнь замечательных людей». Цикл «По Руси». Повесть «В людях». Национальная самокритика в очерке «Две души» (1915), об азиатчине, пассивности и фатализме русского народа. Горького обвиняют в западничестве и ненависти к России. Его близкий друг Леонид Андреев назвал статью Горького «торжественной и пышной панихидой» по русскому народу. В статье Горький противопоставляет русской культуре культуру Запада: «Европеец – вождь и хозяин своей мысли, человек Востока – раб и слуга своей фантазии». В русской культуре Горький увидел черты азиатчины: «Русское «богоискательство» проистекает из недостатка убежденности в силе разума, – из потребности слабого человека найти руководящую волю вне себя, – из желаний иметь хозяина, на которого можно было бы возложить ответственность за бестолковую, неприглядную жизнь». Статья Горького вызвала бурю возмущения в стане патриотов. «Беспросветный

пессимизм, с каким относится Горький к русскому народу» (Л.Андреев) носил особенно вызывающий характер в связи с событиями войны.

Горький считал, что спасение России — в ее приобщении к достижениям западноевропейской цивилизации. Отвергая «самобытный» путь, он объяснял В. Я. Шишкову: «Все у нас плохо. Страшно отстали от Запада. Пожалуй, не нагнать. Живя в России, со всем этим сживаешься, миришься, все еще думаешь, что есть что-то такое в России, сила какая-то непроявившаяся, что-то самобытное. А вот пожил я семь лет за границей, на Капри, – нет, гляжу, плоха наша Русь-матушка. Все как-то гниет и валится»1. События войны 1914 года Горький воспринял как еще одно препятствие для России сблизиться с Западом: «Как вспомнишь, что три года тому назад люди серьезно говорили о возможности планетарной культуры, о необходимости организации мирового разума, что была уверенность в прочности принципов, идеи международной солидарности лучших представителей человечества. И – вот! Люди науки свирепствуют так же, как простое пушечное мясо. Бессмысленно и бесстыдно разрушаются исторические памятники»2.

5.Горький и революции 1917 г. Газета Горького «Новая жизнь» («Несвоевременные мысли». Заметки о революции и культуре). Борьба Горького с «красным террором» большевиков. Гуманитарные проекты Горького 1917-1921 гг.: Цекубу, издательство «Всемирная литература», Комитет помощи голодающим. Рассказ Луначарского о Горьком тех лет: «Идея современного донкихотизма особенно ярко возникла в моем уме, когда я присутствовал при беседе между Владимиром Ильичом Лениным и М. Горьким. Горький жаловался на обыски и аресты у некоторых людей из интеллигенции Петрограда.

— У тех самых, — говорил писатель, — которые когда–то всем нам — вашим товарищам, и даже вам лично, Владимир Ильич, оказывали услуги, прятали нас в своих квартирах и т. д.

Владимир Ильич, усмехнувшись, ответил:

— Да, славные, добрые люди, но именно потому–то и надо делать у них обыски. Именно потому приходится иной раз скрепя сердце арестовывать их. Ведь они славные и добрые, ведь их сочувствие всегда с угнетенными, ведь они всегда против преследований. А что сейчас они видят перед собой? Преследователи — это наша ЧК, угнетенные — это кадеты и эсеры, которые от нее бегают. Очевидно, долг, как они его понимают, предписывает им стать их союзниками против нас. А нам надо активных контрреволюционеров ловить и обезвреживать. Остальное ясно.

И Владимир Ильич рассмеялся совершенно беззлобным смехом».

6.Горький в эмиграции: Берлин, Сааров, Мариенбад, Сорренто. Журнал Горького «Беседа». Очерк «О русском крестьянстве» вновь заставил говорить о ненависти Горького к русскому народу. Дифирамбы Ленину (1924), Дзержинскому (1926). Повесть «Мои университеты», роман «Дело Артамоновых» (посвящен Ромену Роллану).

О революционном насилии. «Луначарский приводит пример В.Г. Короленко, который «весьма напоминает Ромена Роллана»: «Это был правдолюбец, человек чистейшей души и большого гражданского мужества. Это был социалист, мечтавший о гармоничном будущем человечества, и это был вместе с тем гораздо более решительный теоретически-моральный враг ленинской революции, чем Ромен Роллан Я писал тогда: «Подождите, Владимир Галактионович, Вы не хотите пачкать в рабочей грязи и боевой крови ваши сияющие одежды праведника. Ну что ж — постойте в стороне, подождите, пока мы кончим нашу работу, пока на развалинах старого и на костях погибших врагов и 

друзей расцветет наш социалистический сад, — тогда мы пригласим вас насладиться его цветами и плодами, и тогда вы, конечно, найдете в себе силу духа не только простить тех, кто был жесток к врагу необходимо – жестокостью и кто вместе с тем жертвовал собой, но и прославите их, как лучших друзей человечества»

7. Приезды Горького в СССР в 1928-1932 г. Празднование 60-летия и 35-летия литературной деятельности писателя. Именем Горького названы самолет, пароход, город, театры, улицы и т.д. Сталин о честолюбии Горького («надо привязать его канатами к партии») Открытие Музея А.М.Горького (1928). Горький – инициатор создания новых советских газет и журналов, прославляющих достижения первых пятилеток, коллективизации, нового строя («Наши достижения», «За рубежом», «Литературная учеба» и др.). Итоговый роман «Жизнь Клима Самгина» не дописан. Горький на Соловках (1929). Верил ли он в «перековку» преступников, как говорил и писал об этом. Беломорканал и писатели (1931-1934). Возвращение в СССР (1933). Горький как организатор Первого съезда советских писателей (его доклад на съезде Сталин посчитал бледным и слабым, упрекнул своих помощников в неумении нажать на Горького). Горький и издательство Academia. Новаторские издательские проекты Горького: «История гражданской войны», «История фабрик и заводов», «История русских городов», «Библиотека поэта», «История молодого человека в XIX веке», «История женщины» и др.

Горький и наука.

8. Болезнь и смерть Горького. Гибель самолета-гиганта «Максим Горький», гибель сына Максима Горький ощутил как предвестие собственной гибели. Горький отказался от мысли написать очерк о Сталине. Нужно ли было Сталину убрать Горького? Семь смертей Горького.

9. Уроки Горького. В чем состоит мировое значение его творчества? Сам он не говорил и не писал ни на одном языке, кроме русского, прожил в Италии в общей сложности 17 лет, но был «болен Россией».

Встречи перед лекцией «Горький и мировая литература» на Парижском книжном салоне, март 2018

2907100

Стенд к 200-летию Тургенева на Российском стенде

2907102

Издания к 100-летию Александра Солженицына также были представлены на Российском стенде

2907104

Марина Ариас-Вихиль, старший научный сотрудник Института мировой литературы им.Горького РАН представила книги, выпущенные ИМЛИ

2907112

2907108

Встреча с читателями — издания представляют (слева направо) писатель и критик Павел Басинский, ведущий научный сотрудник ИМЛИ им. Горького, профессор МГУ и РГГУ Елена Гальцова и ст.науч. сотрудник ИМЛИ им. Горького Марина Ариас-Вихиль

2907110

На этой неделе, 31 числа в «Геликон-опере» открыли артистическую уборную «Дмитрий Хворостовский».

2884468

Как все было – расспросила об этом директора-художественного руководителя театра, народного артиста России Дмитрия Бертмана.

«Пришли родители артиста Людмила Петровна и Александр Степанович, друзья Павел Астахов с женой Светланой, народный артист РФ Владислав Пьявко, вся труппа театра, поклонники. Все собрались в Белоколонном зале княгини Шаховской.

2884474

Один ключ от  гримерной я  подарил отцу Хворостовского.

2884476

Александр Степанович им и открыл дверь гримерной, на брелоке которого гравировка «Геликон-опера.

2884478

Гримерная «Дмитрий Хворостовский». Кругом фотографии артиста, афиши его выступлений с нашим театром.

2884470

Родители были очень растроганы. Гримерная не могла вместить сразу всех, она (номер 222) небольшая. Потом началась экскурсия. После чего пили чай с пирожками, вспоминали.»

М.Пешкова: Почему именно этот день был выбран для открытия гримерной памяти артиста?

Д.Бертман: Этот день выбрала судьба. Я никогда не думал, что у нас в театре может быть гримерная имени моего друга и практически ровесника Димы Хворостовского.

2884472

То, что его нет с нами – ужасная история того, что произошло. Как раз три года, как мы с Димой и нашим театром поставили оперу «Демон» Рубинштейна, где Дима пел главную партию – по этому поводу мы и открыли гримерную.

М.Пешкова: Как вам работалось с Хворостовским именно на опере «Демон»?

Д.Бертман: Он замечательный артист, певец. Работать с артистом и певцом замечательным, да еще и другом – это удовольствие, счастье, это даже не работа – это смотреть и просто получать удовольствие.

М.Пешкова: Знаю , что Хворостовский приехал, когда после длительной реставрации вы открывали возрожденное здание «Геликон-оперы».

Д.Бертман: Мы с Димой приезжали сюда много раз, я его приводил в моменты реконструкции, он смотрел как театр строится, он ходил в каске. Я помню, как зимой в зале Шаховской, он открыл рот и начал петь, у него изо рта шел пар. Ведь было очень холодно, здание не отапливалось в момент реконструкции, он пробовал акустику.

Он сразу отозвался, узнав об открытии и сказал: «Я приеду в Москву специально, буду петь». На что я ответил: «Это же работа, мы сможем оплатить гонорар». «Какой гонорар! Это же счастье открыть новый театр, да еще такой, здесь столько моих друзей» и т.д. Он приехал и участвовал в церемонии открытия.

М.Пешкова: Это новая традиция  — открывать именные артистические?

Д.Бертман: Когда мы переехали в это здание, мы подумали – как было бы  здорово увековечить тех творческих людей, с которыми мы провели какую-то часть жизни, которые сделали для нас очень многое. Поэтому сразу у нас появились гримерные Галины Вишневской, Ирины Масленниковой, Ирины Архиповой, Артура Эйзена, Тамары Янко, была первым исполнителем песни «Катюша», была примадонной. театра Станиславского и Немировича-Данченко, среди имен и Эри Клас, в прошлом году ушедший из жизни, выдающийся эстонский дирижер, у нас есть гримерная и  его имени. Теперь есть у нас и гримерная Людмилы Гурченко, которая была большим другом театра.

В театре есть библиотека, носящая имя выдающегося дирижера Евгения Алексеевича Акулова, также у нас два репетиционных зала – Георгия Павловича Ансимова и Матвея Абрамовича Ошеровского – моих педагогов. А  залы «Образцова». «Тихонов», «Покровский»  — их имена живут в театре. Когда молодые певцы, которые приходят в театр и не были с ними знакомы, узнают кто они, потому что в каждом из этих помещений висят портреты этих людей, какие-то арте-факты, автографы. Мне кажется, дух этих людей живет в театре  — что очень важно для всех нас – это поддержка для театра, чисто моральная, чисто энергетическая.

М.Пешкова: Что в дальнейшем, связанное с именем Хворостовского, планируется в вашем театре?

Д.Бертман: Думаю, что мы найдем дату, чтобы организовать выставку редких фотографий Хворостовского, покажем костюм, который хранится у нас, грим, парик из оперы «Демон». Думаю, что мы в дальнейшем еще кое— что придумаем. Сейчас еще время не пришло и полугода не прошло со дня кончины Хворостовского, поэтому сложно еще говорить об этом.

М.Пешкова: Не входит ли в ваши планы издать книгу о Хворостовском?

Д.Бертман: Нет, вообще с книгами у меня проблемы, потому, что столько до меня уже написано профессиональных книг Борисом Александровичем Покровским, тем более что я ничего нового не изобретаю в профессии, а действую довольно-таки традиционно тому, что оставили педагоги.

Воспоминания? Может быть когда-нибудь я, когда уже не смогу стоять и когда появится время, может быть когда-нибудь напишу.

М.Пешкова: Есть память души и есть память сердца – не случайно заговорила о книге. Время скользит по памяти, оставляя сполохи воспоминаний. Была в Красноярске на ярмарке книжной культуры ( на КРЯККе) в год 50-летия Хворостовского, где в здании Литературного музея на ул. Ленина открыли юбилейную выставку по случаю даты. В музее Сурикова рассказали об этой выставке, рванула туда, дело шло к вечеру – на выставке оказалась единственным посетителем и могла спокойно рассмотреть призы и грамоты, театральные костюмы, семейные и не только семейные фото, да и самое старинное здание литмузея. Тогда-то сотрудницы музея, спросив откуда приехала, обрадовавшись, дали московский телефон родителей Хворостовского и красноярский номер его педагога, я так и не осмелилась им позвонить. Простите, меня, пожалуйста.

М.ПЕШКОВА Скажите пожалуйста, каково участие «Нового литературного обозрения» именно в этой ярмарке, «Non/fiction»? То есть, вы участвуете все годы, и вы член оргкомитета?

И.ПРОХОРОВА Я хотела бы подчеркнуть, что участие в 19-й ярмарке «Non/fiction» для «НЛО» особенное, потому что моё издательство празднует 25-летие. Именно в декабре 1992 года вышел первый номер журнала «Новое литературное обозрение», собственно, который дал толчок развитию издательства именно в том виде, в котором оно сейчас существует. Поэтому для нас это особое событие.

В первый раз за много лет мы взяли большой стенд, где сами могли, наконец, увидеть, сколько всего издали в разных сериях, областях гуманитарного и художественного знания. Поэтому это очень радостное и волнительное событие. И, более того, именно благодаря тому, что всё-таки 25 лет, мы составили большую программу.

1 декабря с утра до вечера у нас будет такой нон-стоп разговор с разными замечательными нашими авторами о новом гуманитарном знании и о проблеме революции глазами нового гуманитарного знания. Дело в том, что тема именно «Non/fiction» – это именно разговор о революции, о памяти о революции, о том, как говорить, почему в нашей стране общественные дебаты по поводу столь важного и краеугольного события современной истории вообще почти не проводились.

И моя позиция, что это не только потому, что общество травмировано и НРЗБ, а потому что, наверное, у нас отсутствует новый инструментарий, новое историческое видение, которое нам позволяло бы действительно понять, что же произошло в 1917 году, как это отразилось на развитии страны, где мы находимся сейчас и, собственно, какое будущее нас ждёт. Так вот, вся программа наша построена вокруг разговора о памяти революции, о способе восприятия её ведущими гуманитариями.

Не могу не похвастаться, мы запустили новую серию, которая называется «Что такое Россия?». Это попытка научно-популярной исторической серии с привлечением ведущих историков России. Мне кажется, это очень важное начинание, потому что популярна история. Хотя, казалось бы, количество книг огромное, но качество этих книг, прямо скажем, вызывает большие сомнения.

Так вот, это разговор о глубоком и серьёзном восприятии истории, о неоднозначности исторического процесса, о личности участвующей. Это как бы разговор о человеке в истории. И вот с этой позиции мы будем беседовать с авторами. Первые пять книг вышли, и вот мы будем вести такой разговор об истории, о разных аспектах её. Таким образом, мы действительно можем говорить о революции. К нам приезжает ведущий специалист исторической и культурной антропологии Роберт Дарнтон, и мы недавно выпустили две его книги. Будет тоже разговор очень интересный с ним. И об общественных коммуникациях, об истории книги, об истории цензуры, о том, как культуры спорят друг с другом и различаются по системе запретов и разрешений в зависимости от какой-то интересной исторической традиции.

Вот как я уже говорила, будет много дебатов с историками, которые написали у нас книги из серии «Что такое Россия?». Андрей Звягинцев с Антоном Долиным будут обсуждать язык нового кино, о городском пространстве, о том, как оно изменилось под влиянием революции, будут говорить Владимир Паперный и Марк Меерович. А Марк Меерович – специалист по советскому градостроительству, а Владимир Паперный – автор культовой книги «Культура Два». И завершает нашу такую большую серьёзную интересную программу перформанс художника Саши Соколова, который так или иначе связан с культурой повседневности. В общем, описывать это можно очень долго, но вот такая вот серьёзная программа будет представлена на ярмарке «Non/fiction».

М.ПЕШКОВА Я хотела спросить: в ваших сериях какие новые книжки вышли именно к этой ярмарке?

И.ПРОХОРОВА Вот я как раз говорила о новой книжной серии «Что такое Россия?». Собственно, пять книг этой серии вышли. Я, может, скажу пару слов о каждой?

М.ПЕШКОВА Да, пожалуйста.

И.ПРОХОРОВА Во-первых, это Евгений Анисимов. Наверное, один из лучших и ведущий историк по XVII веку, по истории Петра I. Он и написал нам книгу, которая называется «Пётр I: благо или зло для России?». Он построил книгу в виде такого своеобразного рэп-баттла, то есть вымышленного диалога двух персонажей, один из которых – сторонник Петра, а второй – противник реформ Петра. И они ведут очень интересный, такой яростный спор. Но это настолько важные и серьёзные аргументы, что к концу, как я вот уже часто говорю, трудно понять, на чьей ты стороне. В конце этой книги ты начинаешь понимать, сколь сложной и неоднозначной фигурой был Пётр. То, что он заложил основание новой России – это несомненно. Но вот, что можно считать модернизацией? Как он это понимал? Действительно ли страна модернизировалась? В какой части? А где, наоборот, это было больше архаикой? Вот это интересный, такой жёсткий спор, он остаётся в конце как вопрос и дилемма: «Как нам эту личность рассматривать?».

Кирилл Соловьёв, известный историк-парламентарист, НРЗБ, написал прекрасную книгу «Хозяин земли русской?» Подзаголовок очень важен «Самодержавие и бюрократия в эпоху модерна». А именно, он ставит вопрос о русском абсолютизме конца XIX-начала XX века. И там дилемма, которую ещё Пётр I положил: «Как модернизировать страну, при этом оставляя самодержавие?». И мы знаем, что русские цари до, собственно, 1905 года и до 1917 практически не хотели поступиться никакими полномочиями, не развивалась парламентская система. И это оказалось, с точки зрения историка, для монархии ощутимым ударом, потому что это оказалась очень хрупкая конструкция управления, не выдержавшая испытания временем и во многом способствовала падению монархии и, в общем-то, уклада императорской России.

Иван Курилла, давно занимается русско-американскими отношениями. Написал книгу под названием «Заклятые друзья». Это о том, как Америка и Россия в XIX и XX веке формулировали и переформулировали свои отношения. Глядя друг на друга, как в кривые зеркала. И сколько взаимонепониманий получалось, иногда даже продуктивных. И насколько на человеческом уровне две страны оказались связаны друг с другом. Выходцы из России внесли огромный вклад в развитие Америки, американцы очень много и серьёзно помогали России на разных этапах. Так что эта книга вот такая поразительная и совсем по-другому освещающая взаимоотношения двух стран, а не так, как это обычно принято с позиции холодной войны.

Я хочу сказать ещё об одной книге. Эта книга Веры Мильчиной, нашего любимого автора, которая написала книгу о надзорах над иностранцами в эпоху Николая I, где она вскрывает парадокс российской жизни. С одной стороны, это восторг перед Францией и вообще восхищение перед Европой, с другой стороны – постоянный страх перед европейскими ценностями, идеями. Эта самая либеральная зараза, которую нам всё время заносят. И вот как это проявлялось в эпоху Николая I, и как это до сих пор преследует нас.

И последняя книга, важнейшая, с моей точки зрения, это книга Амирана Урушадзе, которая называется «Кавказская война. Семь историй». Это разговор о гранях кавказской войны глазами представителей разных социальных слоёв в диапазоне от обычного горца, до императора. Как пытались эту войну закончить, что она принесла разным социальным группам России. И главное, читая эту увлекательную книгу, понимаешь, что иногда исторические ошибки нам дорого обходятся, и война эта, раз начавшись, не может никак закончиться, и она передаётся нам по наследству.

В общем, можно говорить очень долго об этой сфере, но мне кажется, всё это чрезвычайно важно, потому что, может быть, впервые за столько много лет, вот такого качественного уровня популярная историческая литература появляется у нас в стране.

М.ПЕШКОВА Спасибо, вам огромное.

2830918

Пригласили в МДК на  сегодняшний вечер друзей – увы, не удалось приехать. Вероятно, поднимали бокал и за меня.

Я же продолжу книжную беседу с  Генеральным директором ОТР Анатолием Григорьевичем Лысенко.

М.Пешкова. С кем из книжников Вы встречались?

А.Лысенко. Наверно, с самым великим из них Сергеем Ерофеевичем Поливановским. Это был действительно великий книжник, четыре десятилетия возглавлявший книжную тоговлю Москвы, с его приемником Анатолием Горбуновым. А также с Тамарой Владимировной Вишняковой, многолетним директором МДК (вы видели ее на телеэкране, вручающей книги победителям игры «Что? Где? Когда?») и с нынешним директором МДК Надеждой Михайловой.

2830920
Сергей Поливановский


2830922
Тамара Вишнякова

С Мариной Каменевой , директором м-на «Москва», с руководством «Библиоглобуса». У меня много друзей и знакомых книжников. Кого-то уже, к сожалению, нет. Нет Эрнста Яна, был такой чудесный книжник, директор книжного магазина на Сретенке.
Много было друзей, у нас даже был такой клуб, по субботам мы собирались у Эрнста, такой удивительный клуб, там был Никулин, Сережа Соловьев, Алла Демидова.

М.Пешкова. Сейчас с кем Вы делите радость приобретений?

А.Лысенко. У меня много друзей-книжников: друг друзей с яслей  — Юра Петров, можно себе представить , сколько мы с ним общаемся: что— кто купил. И  Саша, мой заместитель, тоже большой любитель книги.
Честно Вам скажу – я никогда никому не завидовал и не завидую, ни обстановке, ни тряпкам, а вот книгам завидую.

М.Пешкова. Согласитесь, это светлая зависть. А бывает она темная – когда книгу хотелось бы «свистнуть»? Многие покупали потому, что было престижно.

А.Лысенко. Теперь многие хотели бы с ними расстаться, но не могут. К сожалению, очень большая проблема: у нас же книжная торговля очень захирела, и конечно, огромное количество книг ненужных находится у населения. Нужна какая-то система, чтобы перераспределить их. Мой зам из города Ахтарска, я собрал несколько ящиков книг и оправил туда, потому что у библиотек там нет возможности их покупать.

М.Пешкова. Михаил Прохоров в течение многих лет выделял свыше 15 миллионов рублей на приобретение книг для библиотек края на КРЯККе (Красноярской ярмарке книжной культуры).

А.Лысенко. Теперь этим никто не занимается. Сейчас, посмотрите, как прижали Объединение МДК, увеличили аренду, пришлось сокращать магазины – что очень обидно. Теперь у них даже не двадцать магазинов, как было раньше, нет меньше, кажется, из 37 оставили только 12.

2830924

М.Пешкова. Куда дальше пойдет книжная торговля?

А.Лысенко. Никто не хочет ею заниматься.

М.Пешкова. Что же ждет детище Гуттенберга? Неужели мы должны только по «железным читалкам» знакомиться с текстами?

А.Лысенко. Похоже на то. Посмотрим, я надеюсь все развивается по кругу, так что, может быть, вернемся на  уже новый круг…

Пытаясь угадать – кто из поэтов ближе Анатолию Григорьевичу, узнала, что ближе всего стихи Давида Самойлова. «Я из поэтов,
 — сказал Анатолий Григорьвич,  — знал только Андрея Вознесенского. Такой читатель я, а не общатель».

М.Пешкова. Каким книжным передачам Вы поспешествовали на  телевидении?

А.Лысенко. Я очень люблю то, что делает у нас Николай Александров. С первого дня, как я пришел сюда, мы Коленьку пригласили на ОТР, я очень люблю его передачи, его самого и общаться с ним, потому что это колоссальное удовольствие.

Я заговорила об альбоме «Библиофильский венок Марине Цветаевой» Михаила Сеславинского и Льва Мнухина . Вот что ответил Анатолий Григорьевич: «Михаил, вообще, фанат книги, человек, который не только разбирается, но и любит, и понимает книгу, живет книгой» .

М.Пешкова. Пожелаю интересных книжных находок, приобрести то, что купить не смогли – искренне хочу видеть эти книги в Вашем собрании.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире