Поступила жалоба из Пермского края: если раньше были роддома в каждом муниципальном районе (Юсьвинском, Юрлинском, Кочевском, Косинском, Гайнском), сейчас на весь округ всего один роддом в городе Кудымкаре, и тот «прославился» на всю страну «митингом мертвых детей». От  Кудымкара до Гайн — 160 км, от Кудымкара до Керосса (поселок в Гайнском районе) – 300 км. Как хочешь – так и добирайся.

Город с милым названием Добрянка. Медицинского персонала в единственном роддоме не хватает. Все роженицы стараются попасть на  роды в Пермь (почти за 70 км). Молочной кухни нет. Попасть в детский сад –проблема. Что же предпринимают местные власти для улучшения демографической ситуации и поддержки матерей с детьми? Они устанавливают … «бэби-боксы». И называют это «социальным проектом». Социальный проект – железный ящик с подстилкой и сигнализацией?  

Вместо того, чтобы помочь женщинам (прежде всего, беременным), привлекать общественность для работы с семьями, оказавшимися в трудной жизненной ситуации, усиливать работу по профилактике отказов от новорожденных, совершенствовать оказание медицинской помощи… в Пермском крае один за одним устанавливают железные ящики для брошенных младенцев.

С такой «социальной» политикой пройдет еще немного времени и в Пермском крае установят ящики для пенсионеров – «олд-боксы». А местные креативные рекламщики за выигранные на  госконкурсе гранты сочинят агитку: «Вам надоели ваши престарелые родственники? Мы избавим вас от этой проблемы». И наверняка у этой идеи найдутся сторонники, которые будут говорить «Да, это лучше, чем старость на помойке», «Это очень гуманно» и т.д.

Кому-то может показаться, что сама идея «бэби-боксов» очень человечна, особенно если учесть, ее специфическую подачу: «Колыбель надежды или помойка?» — третьего не дано. Но благими намерениями, как известно, выстлана дорога в ад. Любой грамотный специалист, работающий с  детьми-отказниками и их матерями, никогда не поддержит установку «ящиков для детей».

Во-первых, это противоречит Конвенции ООН по правам ребенка. В итоговых замечаниях Комитета ООН по правам ребенка, принятых на 65-й сессии 13-31 января 2014 года, в  разделе «Жестокое обращение и отсутствие заботы» прямо выражена «обеспокоенность существованием «бэби-боксов», которые позволяют анонимно отказываться от детей в некоторых регионах государств-участников Конвенции ООН, что является нарушением статей 6, 7, 8, 9 и 19 Конвенции. Комитет решительно призывает государства-участники (Конвенции ООН о правах детей) принять все необходимые меры для запрета «бэби-боксов» и разработки альтернативных способов, учитывая обязанность соблюдать принципы и положения Конвенции».

Конвенцией ООН о правах ребенка установлено, что ребенок имеет  право:

— на имя и на приобретение гражданства, а также,

— право знать своих родителей и право на  их заботу.

Государство обязуется уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и  семейные связи как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства (статьи 7, 8).  Семейный кодекс РФ содержит аналогичные нормы.

Во-вторых, создание «бэби-боксов» при общественных структурах, частных клиниках и монастырях является прямым нарушением Российского Закона — организация такой деятельности противоречит ст. 121 Семейного кодекса Российской Федерации, которая гласит что деятельность по  выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется исключительно органами опеки и попечительства. Деятельность других, кроме органов опеки и  попечительства, юридических и физических лиц не допускается. 

Подобное попущение может привести к  непредсказуемым последствиям. За анонимностью процесса может скрываться преступление:

— ребенка могут использовать в  криминальных целях, а потом подкинуть в «бэби-бокс»;

— нет гарантии, что мать сама лично принесла ребенка.

Например, первым «клиентом» «колыбели аиста» в Японии оказался трехлетний ребенок, которого отнес туда… отец.

В первые 127 дней действия «Safe Haven law» (законе о местах, где можно анонимно оставить ребенка) в штате Небраска (США) были оставлены 35 детей, давно вышедших из младенческого возраста.

Да, и доказательств абсолютной безопасности этих устройств нет. В Германии, Японии и Китае известны случаи, когда младенцы, обнаруженные в «бэби-боксах», имели тяжелые повреждения или были мертвы.

В-третьих, анонимность отказа значительно усложняет процесс устройства ребенка в замещающую семью. Без правильно оформленных «отказных» документов и согласия матери на дальнейшее семейное устройство новорожденного этот процесс (розыска, оформления как безвестно отсутствующей или неизвестной и т.д.) занимает массу времени, а при невозможности его семейного устройства и помещении в дом ребенка (а затем в  детдом или интернат) делает «пораженцем в правах». Такие дети не получают ни  алиментов, ни пособий, ни пенсий. То есть «ящик» их делает априори БЕСПРАВНЫМИ.

Говоря о страшном виде преступления – убийстве новорожденных следует изучить мнение и заключения настоящих экспертов-криминологов, которые десятилетиями изучают эту проблему и  делают однозначный вывод о том, что мать, которая выбрасывает ребенка на  помойку или убивает его, не будет искать в Интернете адрес ближайшего «бэби-бокса» и специально ехать туда через весь город. Подобные действия требуют логики, а преступления совершаются преимущественно в состоянии аффекта. Практически все они раскрыты, так как генетические экспертизы сегодня помогают найти мать и соответственно изобличить преступника. Ко всему прочему число таких преступлений постоянно снижается и даже в середине 2000-х г.г. находилось на уровне 100 – 108 в год. А в последние годы снизилось до 71. Безусловно, и 70 погибших младенцев – слишком много, но ни одна из осужденных за все эти годы матерей-убийц даже и не помышляла о том, чтобы куда-то подкинуть ребенка и  никакие «боксы», «окна», «колыбели» их вообще не интересуют и не привлекут.

Зато женщина, находящаяся в  трудной жизненной ситуации, увидев рекламу «бэби-бокса», воспримет ее как единственный правильный выход. И лучшее подтверждение тому те случаи, которые уже описывают «бокс-агитаторы». Это многочисленные случаи возврата (через сложную процедуру генетической экспертизы) брошенного «сгоряча» младенца в  ящик.

«Колыбель надежды» искусственно создает спрос на свою продукцию. Раздувая кампанию, они информируют все больше матерей о том, что оставить ребенка в ящике — нормально.

Массовое распространение «ящиков для младенцев» будет свидетельствовать об общественном одобрении такого явления, как анонимное оставление ребенка, и будет провоцировать массовые отказы от  детей. Аборт делать плохо – это убийство, а родить и оставить ребенка в «бэби-боксе»  — в самый раз.

Как видите, «бэби-боксы» не  борются с причиной отказа от ребенка. Не в этом их реальная цель. Они предлагают женщине, оказавшейся в сложной жизненной ситуации, просто — оставить ребенка в ящике. Анонимность этого отказа не позволяет отследить семейную ситуацию и оказать помощь. Поэтому жизнь такой матери «после ящика» отнюдь не  наладится, а станет еще хуже и страшнее.

Яростным насаждением идеи «бэби-боксов» работа всех специалистов по профилактике ранних отказов от детей сводится на нет, потому что оставление ребенка в ящике противоречит самой идее профилактики социально-опасных явлений и оказанию помощи матерям.

За оголтелой пропагандой, оскорблениями противников идеи «ящиков», отрицанием соблюдения закона и негативного мирового опыта «бэби-боксов» мы не видим и не слышим никаких действительно экспертных оценок эффективности ящиков для детей. Где эмпирические исследования? Профессиональный анализ? Ссылки на Закон и Международные Конвенции, базовые принципы и нормы человеческой морали и нравственности? 

Отдельные  к тому же сомнительные истории (ведь агитаторы «гарантировали анонимность»!) о подброшенных младенцах подойдут разве что для статьи или слезливого сюжета, но не могут стать основой принятия решений в  области социальной политики.

Лукавством веет и от проводимых псевдо-соцопросов. Неискушенным, несведущим и вовсе не собирающимся отказываться от своих детей людям задают вопросы:

— «Что лучше убийство ребенка или спасение через «ящик»?

— «Вы за «ящики» ради спасения младенцев или против?»

Ответы весьма прогнозируемы, но совсем не репрезентативны.

Правильнее было бы спросить:

— «Вы готовы родить и отнести ребенка в  «ящик», если он нежеланный?»

— «Вы готовы объяснить своей дочери-подростку, в случае если она забеременеет, что аборт делать не надо, а  лучше отнести новорожденного в «ящик»?»

По данным немецких криминологов, число убитых и брошенных родителями детей ничуть не снизилось с  момента внедрения «бэби-боксов».  Более того исследование Криминологического института Нижней Саксонии, проанализировавшего все случаи убийства младенцев матерями с 1997 до 2006 года, показало, что женщины, убившие своего ребенка, никогда бы не понесли его в  «бэби-бокс». Поэтому «бэби-боксы» не имеют никакого отношения к снижению случаев убийства матерями своих детей.

Вероятно, мы в очередной раз сталкиваемся с тем, что под видом «социальной программы» проталкивается чистый бизнес-проект. Ведь ящик бесплатно не ставится. Например, в 2011 году краевой фонд Краснодарского края приобрел 5 «бэби-боксов» стоимостью 2,7 миллиона рублей. То есть кто-то хорошо зарабатывает, а всей остальной стране предлагают сыграть в ящик.

СПРАВКА

В Великобритании, Франции, Голландии, Швеции и  многих других европейских странах анонимное оставление ребенка противозаконно и  влечет за собой уголовную ответственность. 

Комментарии

62

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

vadimp 27 марта 2015 | 11:11

Нравиться мне сей "защитник" это, что то!
"Без правильно оформленных «отказных» документов ...", "... делает «пораженцем в правах». Такие дети не получают ни алиментов, ни пособий, ни пенсий. То есть «ящик» их делает априори БЕСПРАВНЫМИ.", "Это многочисленные случаи возврата (через сложную процедуру генетической экспертизы) брошенного «сгоряча» младенца в ящик."

Ну, то бишь, по его представлениям, дети это собственность?


(комментарий скрыт)

buka13 27 марта 2015 | 18:33

Павел, скажите, вы лично готовы взять на себя ответственность за смерти младенцев, которые могли бы выжить в бэби-боксе? Конкретный пример: в Тюменской области в 2012 году мать утопила новорожденного в выгребной яме. В 2013 - там же другая мать уложила младенца в ведро и сбросила в канализационной колодец. В апреле 2014 - роженица завернула младенца в пакет и бросила в реку Кармак. Вся информация есть в прокуратуре области, проверяйте. Вы не исключаете, что эти дети могли бы жить, если бы тогда в Тюмени уже был бэби-бокс? Или вы считаете, что право ребенка знать родителей важнее, чем его жизнь - лучше пусть умрет, чем будет жить не зная, кто его мать? Могут быть различные политические игры, но не надо вмешивать в это детей - пожалуйста. Одна спасенная детская жизнь стоит всей вашей карьеры, поверьте...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире