12:17 , 12 августа 2019

Как добиться свободных выборов в России, или Зачем нам этот ЦИ(p)К?

3141033

Развитие протеста — это прежде всего развитие его содержания и его идей, осмысление тех проблем, которые его вызвали и поиск таких решений, ради которых стоит протестовать. Я сейчас не об абсолютном и универсальном решении, которое все имеют в виду (оно, кстати, само по себе далеко не абсолютно и не универсально), а о менее глобальных проблемах и более конкретных решениях. Нынешняя «вспышка гнева» прямо и непосредственно связана с системой организации выборов в России, и поэтому именно эта система должна сейчас в первую очередь быть подвергнута скрупулезному анализу и беспощадной критике. Система, а не личности, ее олицетворяющие, хотя и они заслуживают того, чтобы сказать о них несколько слов.
Двадцать лет назад мне довелось сопровождать делегацию депутатов той еще Думы, посетившую Великобританию не с целью изучения шпилей, а с целью изучения механизмов демократии, в том числе особенностей проводимой тогда лейбористами избирательной реформы (сразу замечу — так до конца и не проведенной). Среди приглашенных на встречу гостей был один, видимо, техасский, профессор права (я не помню его имени, но ковбойская шляпа и сапоги произвели в цитадели мирового парламентаризма настоящий фурор).

Вполне в соответствии со своим внешним обликом, профессор-ковбой сходу оседлал тему и заявил, что в России никогда не будет ни свободных выборов, ни демократии, пока в ней существует «Министерство по делам выборов», то бишь наш горячо любимый ЦИК. А все потому, что избирательная система может работать объективно и беспристрастно только в том случае, если она децентрализована и находится под непосредственным контролем выборщиков. Все же остальное — от лукавого. (Уже при редактировании этого текста жена сказала, что профессора-ковбоя звали Питер Ордешук, чем поразила меня дважды — тем, что это помнит и тем, что я не распознал под неснимаемой шляпой славянского собрата.)

Должен сказать, что не только моих консервативных спутников, но и меня самого, проведшего к тому времени лет пять в первом боевом составе того самого научно-методического совета ЦИК, который пару недель тому назад робко возвысил свой шепот по поводу отдельных недостатков российских избирательных законов, эти сентенции тогда оставили совершенно равнодушными. Слова заокеанского профессора показались нам откровенной ересью, о чем мы не преминули ему сказать в буквально булгаковских выражениях. Существование ЦИКа казалось нам таким же естественным, как чередование дня и ночи. Оглядываясь назад с высоты сегодняшнего политического опыта, я должен признать, что профессор, по-видимому, был все-таки прав. Практика новейшего российского авторитаризма свидетельствует, что единственный способ сделать российскую избирательную систему функциональной — это децентрализовать ее. И только на первый взгляд это кажется невозможным.

Совершенно очевидно, что архитектором российской имитационной демократии является не нынешний режим, а его советский предшественник. Нет ничего удивительного в том, что именно демиург советской демократии — Сталин — сформулировал главный принцип имитационной избирательной системы: важно не кто голосует, а кто считает. Начиная с 1993 года сначала администрация Ельцина, а потом все администрации строго придерживались этого принципа в государственном строительстве вне зависимости от того, как на словах они относились к сталинскому наследию. ЦИК создавался и конструировался изначально именно как «министерство», то есть строго иерархичная бюрократическая вертикаль, жестко управляемая сверху. Как и в любой постсоветской конторе, — а ЦИК контора образцово-показательная, — в ней главное не «коллегия», а аппарат, в руках которого находится вся реальная власть. Аппарат этот, в свою очередь, аффилирован с администрацией президента и находится под ее полным контролем. Ни о какой самостоятельности ЦИКа не могло быть и речи не только сейчас, но даже в стародавние вегетарианские времена.

Секретом Полишинеля является то, что наблюдаемый процесс принятия ЦИКом решений не имеет ничего общего с реальным процессом. Реальные решения принимаются аппаратом по согласованию с АП, а потом сигнал спускается сверху вниз по достаточно хорошо отработанной схеме. Люди независимые и принципиальные в состав избиркомов не попадают изначально — это принципиальный вопрос, и здесь ошибки практически исключены. Но если кто-то и проявляет строптивость, то есть неограниченное количество методов запугать и привести в чувство «заблудшую овцу». Начать с того, что все избиркомы кормятся из одного номенклатурного «корытца». Чем дальше конкретная комиссия от центра, тем более она зависима и несамостоятельна.

Эта система не может работать иначе. Она так скроена. Она для этого именно скроена. Перемена лиц наверху пирамиды ничего в ней изменить не может. Более того, откровенный солдафон Чуров являлся на своем месте меньшим злом, чем Памфилова, так как при нем сущность системы проявляла себя более откровенно. В Памфиловой в этом смысле есть двойное зло — это цинизм и ханжество в одном флаконе. Чем менее прозрачно зло, чем больше «белых одежд» оно натягивает на себя поверх полицейского мундира, тем тяжелее с ним бороться. Благоухающее зло более опасно зла, распространяющего отвратительный запах. Оно создает иллюзию возможности частных решений там, где могут быть только общие решения.

Ситуация с выборами в Мосгордуму выявила полную и фатальную неконституционность и дисфункциональность российской избирательной системы. И так не отличаясь особым здоровьем от рождения, она после серии жестких конституционных контрреформ потеряла способность обеспечивать учет мнения выборщиков. Эта способность была утеряна благодаря деградации целого комплекса параметров, о которых надо говорить и писать отдельно. Но самым серьезным фактором явилось формирование на базе ЦИКа бюрократического монстра, единственной целью существования которого является управление выборами в интересах режима. И уже никакие перемены в составе ЦИКа ничего не смогут изменить.

Требованием текущего момента должна быть даже не отставка председателя ЦИКа, хотя без этого уже тоже не обойтись, а роспуск ЦИКа и принятие нового законодательства о выборах, которое откроет в России дорогу к электоральному самоуправлению — может быть, одной из важнейших форм политического самоуправления. Подсчет голосов выборщиков должен быть делом самих выборщиков, причем именно там, где происходит голосование. Общенациональный «избирательный орган» должен создаваться конференцией выборщиков или каким-то иным способом «снизу» под конкретные выборы и не иметь никаких административно-распорядительных функций по отношению к комиссиям на местах, превращающим его в министерство и часть «системы».

Нам нужна не смена лиц в избиркомах, а изменение всего механизма организации выборов. Общество должно иметь шанс сделать власть сменяемой. При нынешней системе организации выборов это невозможно ни теоретически, ни практически. Децентрализация избирательного процесса, внедрение электорального самоуправления — одно из важнейших требований, которое демократическое движение должно предъявить власти. Само понятие ЦИКа должно уйти в прошлое — зачем нам этот цирк с вечно кривляющимися клоунами, изображающими независимость?

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире