09:22 , 07 апреля 2021

Александр Проханов: «Евровидение» – досадный, но не заслуживающий внимания фактор

Передача «Особое мнение»

Ольга Бычкова: Я хочу спросить именно вас как человека, который лучше многих помнит Советский Союз и имеет свое представление о том, каким было это государство. Что это за позор с Манижей? Вот что это за безобразие, как вы думаете?

Александр Проханов, публицист, писатель: Вы сначала расскажите, в чем вы видите позор и безобразие. Может быть, мы с вами видим позор и безобразие в разных сторонах этого явления.

О.Бычкова: Охотно расскажу. Потому что Манижа – это певица, которая живет с юного возраста в России, которая закончила университет российский, которая получила российское гражданство в 14 лет, будучи рожденной в Таджикистане и которая посмела от Российской Федерации выйти на конкурс «Евровидение», который еще не состоялся, но уже известно, что она туда поедет, с песней «Русская женщина».
И тут прямо все страшно возмущены. Вот эта таджикская женщина, непонятно понаехавшая! Кто будет нам тут представлять российских, русских женщин?! Более того, Александр Андреевич, я вам скажу: следователи изучают это дело, потому что некая организация, «Ветеранские вести» она называется, обратилась в Следственный комитет, и вот теперь следователи Следственного комитета, которым больше, конечно, нечего делать, как заниматься массовой культурой и песенками на «Евровидении», должны изучать это дело. Ну разве это не позор? Это что такое?

А.Проханов: Это не позор, это кич, Ольга, это кич. Конечно, «Евровидение» вначале, как оно появилось, мы все смотрели на него иронически. Это не тот дисплей, не та панель, где можно демонстрировать достижение российской эстрады, российской песни. И наши первые представители, они нами же подвергались почти осмеянию.

Поэтому то, что сейчас произошло, мне кажется, тоже частью этого кича. Я бы не хотел останавливать на этом примитивном и случайном казусе целую пирамиду национальных представлений. Мне кажется, Советский Союз, который был взорван и насильственно истреблен, осколки его полетели и продолжают лететь во все стороны. И присутствие здесь, в России огромного количества таджиков, узбеков, киргизов – это результат того, что сломали эту огромную комнату, поместили там перегородки, через которые люди перебираются и возвращаются туда, где они чувствуют себя по-прежнему на своей родине. И для меня тут нет ничего предосудительного. А, может, наоборот, какая-то…

О.Бычкова: В смысле нет ничего предосудительного в расизме для вас, Александр Андреевич, я правильно понимаю? Для вас, имперского соловья, который воспевал Советский Союз и его интернационализм?

А.Проханов: Ольга, вы сейчас демонстрируете самые крайние формы расизма, отвратительные, такие абсолютно антитаджикские…

О.Бычкова: Чего это?

А.Проханов: А я-то чего? Я говорю, что Советский Союз продолжает существовать. Эти таджики, киргизы, которые приезжают сюда, они приезжают на свою родину. И то, что от России на этот бессмысленный, очень примитивный, жалкий фестиваль «Евровидение» приехала таджичка, которая считает Россию своей родиной, в этом нет ничего предосудительного. При чем здесь расизм, Оля?

О.Бычкова: Я тоже так считаю, что в этом нет ничего как минимум плохого и, тем более, предосудительного.

А.Проханов: Я говорю как раз о том, что это замечательно, что таджики по-прежнему чувствуют себя здесь на родине. И когда я приезжают в Таджикистан, я встречаюсь со своими друзьями, интеллигентными таджиками, я чувствую братство. И, мне кажется, всё, что поставлено и продолжает воздвигаться на перекрестии этих великих имперских тенденций народов, это ужасно пагубно и отвратительно. И мы это видим на примере Украины.

Поэтому я повторяю, я не хочу исследовать этот казус, я не хочу из него извлекать никаких санкций – ни имперских, ни фашистских, ни националистических.

О.Бычкова: Нет, я вас понимаю, я совершенно согласна. Бог с ним, с этим «Евровидением». Этот конкурс как таковой, действительно, не заслуживает этого разговора. Это, действительно, очень смешная история. Речь совершенно не об этом. Но мне, понимаете, что непонятно тут. Вообще можно забыть про «Евровидение» и все песни и пляски – это всё полная ерунда.
Но мне непонятно, когда человек из Таджикистана действительно чувствует Россию своей родиной и у него (у нее, у них) есть российское гражданство, это мне абсолютно понятно. Но когда здесь в России русские люди, те же самые, может быть, которые говорят, что разрушение Советского Союза было большой трагедией в их жизни, которые страшно ностальгируют по тем временам, который говорят: «Возвращайся в свой Таджикистан и не позорь нас и не занимайся всем, чем ты занимаешься от нашего имени», – вот это объясните мне, откуда берется. Ведь Советский Союз с его интернационализмом перестал существовать относительно недавно, на памяти еще этого поколения.

А.Проханов: Те люди, которые, как вы говорите, ностальгируют по Советскому Союзу и принадлежат к союзному прошлому, они перед вами. Один из них я, и я не отношусь к тому сонму голосов, который вы упоминаете.

О.Бычкова: Да, конечно, я так и не думаю, безусловно.

А.Проханов: Это какая-то новая формация. Эта новая формация, она трагична не только для таджиков, но и для русских. Посмотрите, что произошло и продолжает происходить на наших вчерашних перифериях. Русские вымываются, русские уходят, либо их изгоняют, либо они сами начинают влачить жалкое существование – покидают свои насиженные места, в которых живут они третьими или четвертыми поколениями. А что происходит у нас здесь, в России, посмотрите. Где русские на Кавказе? По-существу кавказские республики наши выдавили из себя всё российское население. И разговор о том, что русские – государствообразующий народ, во многом это фикция.

Посмотрите, что сейчас творится – вот я вовлечен в эту драму – в Тобольске. Тобольск – это место, где состоялась битва Ермака с местным князьком. И по существу после этой победы вся Сибирь стала русской, она влилась в русское государство. И там местная общественность, татарская общественность, она противодействует постановке памятника на месте этого сражения. Наверное, есть мотивация у них, конечно же. Они чтут своих предков, они, может быть, считают по сей день себя закрепощенными и присоединенными насильно.

Но есть Русское государство или Русская империя. Она создавалась не только молитвами, не только уложениями дьяков великокняжеских, она создавалась батальонами, она создавалась великими переселениями, смешанными браками. Это очень сложный мучительный процесс. У этого процесса есть свои лидеры, свои кумиры. И теперь этот огромный, размытый на несколько столетий процесс, он сворачивается. Вот в чем драма.

И то, о чем мы с вами говорили – «Евровидение» – это маленький, досадный, но абсолютно не заслуживающий внимания фактор. И через него нужно перейти к исследованию национальной проблематики сегодняшней России. Нет национальной политики. Россия не знает, как проинтегрировать и создать симфонию из огромного множества народов, которое живет в сегодняшней России. И по-прежнему нет философов, нет институтов научно-исследовательских, которые смогли бы создать эту новую модель после распада Советского Союза. Вот в чем драма.

Поэтому, может быть, наш разговор о «Евровидении» и ценен тем, что он меня побудил высказать эту свою тревогу, эту свою озабоченность, эту боль.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире