09:26 , 13 февраля 2021

Дмитрий Быков: Богомолов очень полно выражает себя

Фрагмент передачи «Один»

Константин Богомолов, на мой взгляд, являет собою нечто удивительно цельное. С моей точки зрения, в таком гегелевском понимании эстетики. Ведь прекрасное — это значит цельное, то, что наиболее полно выражает идею. Вот Константин Богомолов очень полно выражает себя. Его тексты, его жизнь, его постановки, его образ, его перформансы — всё это складывается в картину, в которую действительно ножа не всунешь. Всё одно к одному. А для меня всё, что цельно, всё, что эстетически последовательно, то и прекрасно. Вот Константин Богомолов прекрасен.

Что касается конкретно идей, выраженных в этом тексте, он недавно ставил «Бесов» и под это дело, видимо, очень много читал Достоевского. Вот он повторяет за «Дневником писателя» 1877 года, за статьей «Признания славянофила», где сказано, что славянофилы бывают 3-х родов.

Одни просто считают всё русское самым лучшим — это квас и редька. Это славянофилы в понимании Белинского, который далеко не заглядывал в метафизику. Вторые славянофилы считают, что под водительством России (необязательно политическим) должна объединиться вся Европа и, гипотетически, весь мир. А третьи полагают, что Россия скажет всему миру какое-то еще неведомое слово — исключительное, новое слово — и с востока придет свет. Вот буквально дословно:

«Европа — но ведь это страшная и святая вещь, Европа! О, знаете ли вы, господа, как дорога нам, мечтателям-славянофилам — по-вашему, ненавистникам Европы — эта самая Европа, эта «страна святых чудес»!

Знаете ли вы, как дороги нам эти «чудеса», и как любим и чтим, более чем братски любим и чтим мы великие племена, населяющие ее, и всё великое и прекрасное, совершенное ими. Знаете ли, до каких слез и сжатий сердца мучают и волнуют нас судьбы этой дорогой и родной нам страны, как пугают нас эти мрачные тучи, всё более и более заволакивающие ее небосклон?

Никогда вы, господа, наши европейцы и западники, столь не любили Европу, сколько мы, мечтатели-славянофилы — по-вашему, исконные враги ее! Нет, нам дорога эта страна — будущая мирная победа великого христианского духа, сохранившегося на Востоке.

И в опасении столкнуться с нею в текущей войне, мы всего более боимся, что Европа не поймет нас и по-прежнему, по-всегдашнему, встретит нас высокомерием, презрением и мечом своим, всё еще как диких варваров, недостойных говорить перед нею. Да, спрашивали мы сами себя, что же мы скажем или покажем ей, чтоб она нас поняла?»

Тут Достоевский, когда заговаривается, становится удивительно двусмысленным. «У нас, по-видимому, еще так мало чего-нибудь, что могло бы быть ей понятно и за что бы она нас уважала? Основной, главной идеи нашей, нашего зачинающегося «нового слова» она долго, слишком долго еще не поймет. Она спросит нас: «Где ваша цивилизация?»».

Ну и так далее. Там же сказано, чуть выше, что Европа нас никогда не любила. По-моему (я не думаю, что это оскорбительно для кого-либо), мне кажется, Достоевский пишет лучше Богомолова. Но лучше тоже в том смысле, что он стилистически более последователен. Он еще менее эклектичен. Очень классно всё сказано. Молодец Достоевский, прекрасная статья. Особенно мне нравится вот этот термин «мы, мечтатели-славянофилы». Кто такие мы, славянофилы, мечтатели? Это, на самом деле жутко любопытно.

Я сразу хочу сказать, что то, что Богомолов воспользовался статьей Достоевского — это никаким образом не упрек в плагиате. Потому что у такого цельного и такого прекрасного автора, как Богомолов, которого я интерпретировать-то, в общем, недостоин, не может быть плагиата. Это коллаж. Или это осмысление — назовем это так. Он осмысливает и коллажирует. А то есть еще такой термин «бриколаж» — так это не то, это коллаж.

Читать эфир полностью…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире