11:08 , 29 января 2021

Максим Шевченко: У меня подозрение, что власть сознательно это спровоцировала

Передача «Особое мнение»

Ольга Бычкова: Что вы думаете о событиях минувшей субботы, как вы их оцениваете?

Максим Шевченко, журналист: Я был на Тверской, на Пушкинской. Я оцениваю как социальный протест, который взял лозунг «Свободу* Навальному!» Просто как лозунг. Но причина этого протеста, прокатившегося по всей стране, конечно, не столько задержание Навального, сколько, собственно говоря, социальные, экономические, экологические проблемы, которые испытывает значительная часть населения нашей страны.

Я так думаю, что все эти события были подготовлены… У меня вообще есть подозрение, что власть сознательно это все спровоцировала, выбрав казус Навального для такой провокации, вскрытия того напряжения, которое проявлялось в обществе в эти годы в Хабаровске, в Шиесе, в Шиханах, во время протестов по мусоропереработке, во время протестов по пенсионной реформе. Вот они как бы сознательно приняли, арестовали Навального таким варварским способом, таким театральным, гротескным… И смотрите, раньше это имя даже нельзя было называть шепотом, даже думать нельзя было о Навальном. Сейчас же в полный голос – у Соловьева, у Скабеевой везде кричат: «Навальный! Навальный!»

На самом деле при всем том, что Алексей является очень храбрым, безусловно, и героическим человеком, Навальный не так опасен, как кажется режиму. А вот социальный протест массовый, тем более, связанный еще с национальными возмущениями – потому что они же еще языки запретили за эти два года – и по всем республикам прокатилась волна радикального резкого недовольства национальной политикой. То есть экологическая политика, мусорная – превращение страны в свалку мусорных отходов… Шиес, значит… В нас даже в маленьких городках были собрания, митинги по 5-6 тысяч человек – в Александрове, небольшом городе. Да и Шиханы тоже в Башкирии, пожалуйста. Это скрытие этой прекрасной заповедной горы.

О.Бычкова: Это остановили.

М.Шевченко: Это Путин должен был вмешиваться, чтобы остановить Шиханы. Конечно, социальная, национальная повестка, экологическая – вот в этом у власти нет решения. Потому что надо арестовывать уже тысячи людей по всей стране, не одного Навального или Соболь. Поэтому, на мой взгляд, власть выбрала такую версию: Если ты не можешь встретить эту волну, то ты можешь попытаться ее оседлать. Спровоцировали арестом Навального…

У меня возникает ощущение, что власть, не имея возможности как бы пойти навстречу этим требованиям, которые выдвигают протестующие, то есть провести нормальную экологическую реформу, которая заключалась бы не в по стройке по всей стране десятков мусоросжигательных заводов, которые бы еще отравляли дополнительно воздух, а перейти к раздельной сортировке мусора, сбору мусора; не имея возможности решить проблему с пенсионным возрастом, – и сами буквально… я не знаю, заложил ли Ленин мину под национальное устройство, но то, что современная власть своими дурацкими действиями точно возбудила национальное недовольство в народах России, у меня даже сомнений нет. Еще 4 года назад ничего подобного не было, что сейчас возникло за прошедшие два года. То есть возьмите любой национальный регион России – везде есть у интеллигенции явное, очевидное недовольство национальной политикой Кремля. Кремль подозревают в насильственной русификации, в имперских амбициях, в том, что народы страны превращаются в каких-то второсортных жителей. Что есть главный народ, в Конституции указанный, а есть еще какие-то туземцы, которым позволено жить рядом с главным народом.

О.Бычкова: Это же имеет вполне себе такую, материальную, финансовую подоплеку. Потому что эта вертикаль, которая выстраивается не только административно, но и финансово – взаимоотношения регионов и центра.

М.Шевченко: Это понятно, что это всё бюрократическое, финансовое укрепление. Мы сейчас говорим не о мотивах, почему это делает власть, мы говорим о том, какую реакцию это вызывает. То есть это вызывает недовольство. Экологическая политика вызывает недовольство, которое доходит до Шиеса, с которым надо было либо применять силовые методы – присылать туда десант, либо еще чего-то. Договариваться власть не умеет. И на самом деле тем, что власть нарушила еще третью составляющую – свободу выборов. И ей не на кого даже опереться в регионах. Она видит подобострастное большинство, сидящее в «Единой России», которое смотрит снизу вверх с выражением «Чего изволите?», которое даже не имеет собственного мнения.

По каждой из высказанной мной повесток, как бы вопросов повестки единороссы, среди которых, наверное, есть и порядочные люди, бизнесмены, которые пошли туда, может быть, даже по убеждениям, если люди консервативные, например, но в целом они превратились в безмолвное большинство, – и выясняется, что перед страной стоят серьезные вопросы, которые необходимо обсуждать с обществом, а обсуждать-то не с кем. А те, с кем обсуждать надо бы, тех, как Сергея Фургала берут – и о капот! о капот! Вот избрал себе губернатора Хабаровский край, и вот его самым постыдным образом как дворового алкоголика задерживают демонстративно: вот вам ваша демократия, вот вам ваш избранный губернатор!

Точно так же травят губернатора во Владимирской области, организованная кампания. Травят губернатора в Хакассии, главу региона Коновалова, избранного. Хотя это очень хороший глава региона, и, я так понимаю, даже сам президент понял, что это нормальный, порядочный человек. Молодой – да, но это же та беда, которая проходит – молодость. Опыт набирается.

То есть они превратили все возможные, говоря методологическим языком, варианты развития страны, – человек без развития превращается просто в озлобленное существо, либо в куклу – они превратили в какую-то механистическую штуку, которой они, как им кажется, управляют сверху – несколько группировок. Это чемезовские, это, не знаю шойгувские, это ковальчуковские, это какие-нибудь бортниковские. А мы-то тут где? Нас что, уже продали, раздали, что ли?

И вот они столкнулись с ситуацией, как в финале «Ревизора». «Где я? – спрашивает наш современный городничий, сидя после просмотра фильма про свой замок, про свой дворец. – Вокруг не лица, а как будто свиные рыла какие-то!» Это на самом деле мы просто оказались в такой ситуации. И все замирают в немой такой сцене. И непонятно, что продолжать. И только вспоминается эссе Мережковского «Гоголь и черт», в котором говорит, что ледяной, злой как бы ум Гоголя представил Россию таким образом, каким она является на самом деле в инфернальном таком, сатанинском изображении сатанинского всевластия. Понимаете? Вот о чем речь.

Поэтому они решили, на мой взгляд, выбрать Алексея Навального как такого Enfant terrible, как бы уже возмутителя спокойствия и вот это всё провернули с ним. Это версия, на которой я не настаиваю. То есть отравили, но недоотравили. Недоотравив, отправили именно в Германию. Из Германии вернули в Россию… ну, он сам вернулся, естественно, чтобы его как бы пропустить хотя бы и потом повести давать дома, а максимально скандально, отвратительно, омерзительно арестовать его в аэропорту и еще самолетом покружить над Москвой, чтобы все успели собраться… То есть у меня ощущение, что они пошли по пути: пусть лучше будет навальнистский протест, который, как им кажется, можно всегда дискредитировать тем, что он учился в Йеле, он прилетел из Германии – ну, все эти штампы.

Читать текст эфира полностью >>>

* Радио Свобода - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире