09:15 , 13 января 2021

Евгений Чичваркин: Я могу выставить любого, не объясняя причин

Передача «Персонально ваш»

Евгений Бунтман: Вы за кого, за Трампа или за Твиттер?

Евгений Чичваркин, бизнесмен, инвестор Hedonism Wines и ресторана Hide: Смотрите. Трамп все-таки неоднозначная фигура. Давайте вспомним самые приятные и неприятные вещи. Самая приятная вещь была, когда он порезал налоги. Порезал здорово, вернул огромное количество денег в страну. Неприятная – это «тарифные войны», грубые олдскульные высказывания и очень некрасивая как бы невозможность проиграть. И так далее. То есть критики полно. Давайте вспомним, у него был 37% рейтинг, потом стал 50% с чем-то после того, как он порезал налоги. И это было очень сильно. Об этом практически не говорили в России, потому что просто не умеют об этом говорить в России.

Е.Бунтман: Россию больше интересует его внешнеполитические проявления, чем внутренние.

Е.Чичваркин: Вокабуляра не хватает. А тем не менее, он в экономике на каком-то моменте был крайне полезен. Потом были глупости и «тарифные войны», что даже мы как винный бизнес вынуждены признать, что мы хотим Байдена, потому что он, скорее всего, эти тарифы снимет.

Твиттер – компания, принадлежащая… Это негосударственная компания. И она пользуется своей логикой, своей политикой. Как вот мой ресторан, я могу выставить любого человека, не объясняя, почему. По старому армейскому праву. Мы этим, кстати, воспользовались один раз.

Е.Бунтман: Вот, Евгений, я вас как раз хотел на этом поймать.

Е.Чичваркин: Меня поймать невозможно.

Е.Бунтман: Давайте я попробую. Вам же нельзя из ресторана выставить человека, потому что он, например, другого цвета кожи или национальности.

Е.Чичваркин: Да, он засудит, потому что есть такой закон. Но я могу выставить, не объясняя причин. Это частное заведение. Я из магазина как-то в самом начале каких-то бомжей выставлял, их отовсюду гнали, они не были против. Из ресторана мы совсем недавно… Это был не я, это был генеральный менеджер. Попросил гостя, состоятельного гостя уйти из-за того, что он чудовищно оскорбил нашего одного из лучших сотрудников. Такой же национальности, как он. Как бывает, что китайская мафия мучает именно китайцев… Внутринациональные разборки. Но мы сочли это неприемлемым, указали ему на дверь. Может ли это на нас как-то плохо повлиять с точки зрения бизнеса? Да, это может быть очень известный человек. Может быть, друг какого-нибудь Арно, и про нас все узнают, что мы – омерзительное место. Есть ли в этом риск? Да, есть.

Но это – не государственная компания, а частная.

Я против любой травли. Какая бы травля ни была, я всегда против любой травли. Но я оставляю право за Фейсбуком и Твиттером выгнать кого угодно. Или из Убера… Выгнать кого угодно. Потому что это – частные компании. И у них есть абсолютное право решать, кто у них будет, а кого у них не будет.

Е.Бунтман: Это не цензура?

Е.Чичваркин: Это цензура. Но есть, простите меня, клубы, куда можно только в пиджаке, в галстуке старым белым мужчинам, только старым, белым, обрюзгшим мужчинам. А у Твиттера почти нет цензуры. Там даже можно, простите меня, выложить видео полового акта в деталях. А эта частная компания посчитала, что им выгоднее, именно выгоднее, чтобы этого человека не было. В моем либертарианском сознании это работает именно так. Вероятно, есть какой-то другой способ донесения информации, если это свободный мир. Например – собрать пресс-конференцию.

Трампу же ничего не мешало после того, как его выгнали, собрать пресс-конференцию? И журналисты с огромным удовольствием, за громкими новыми словами, сенсациями и резкими выражениями соберутся. Значит, ему нужно было кроме Твиттера иметь какие-то параллельные пути. Например, договориться с CNN, чтобы там вести какую-нибудь рубрику. И так далее.

То есть, это свободный мир. Если тебе не нравится, как цензурируют Твиттер или еще что-то, уходи в другую соцсеть.

Е.Бунтман: В какую? Его выгнали из всех соцсетей.

Е.Чичваркин: Еще раз говорю. Имеют право. Я это не поощряю, я против цензуры. Но цензура – это то, что навязывает государство. Есть пользовательское соотношение. У меня, например, почему-то снесли пост с виски. Я не знаю. Я пожаловался, но его так и не восстановили. Я признаю, у Инстаграма, то, что это крутейшая частная компания, несмотря на публичность – это все частные компании. Это не государство. Оно не… Там нельзя применять те законы, которые должны применяться, в равности доступа и прочее, которые должны быть государственными. Не нравится эта частная компания – выбирай другую. Может быть, после этого создастся новый мессенджер или новое что-то, что не будет банить, и оно станет из-за этого популярным.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире