08:26 , 17 декабря 2020

Владислав Иноземцев: У нас вся логика направлена на то, чтобы закрыться от мира

Передача «Персонально ваш»

Алексей Нарышкин: …в Соединенных Штатах как бы есть Силиконовая долина. Ну вы же понимаете. А Россия огромная – с зерном. Даже не нефтепродукты, не хлебушек.

Владислав Иноземцев, руководитель Центра исследований постиндустриального общества, доктор экономических наук: Я думаю, что здесь не должно быть никому стыдно. Потому что в данном случае нам должно было быть стыдно, что в советские времена мы занимались импортом в огромных объемах. А сейчас добились независимости и стали экспортерами. Это огромный успех этого сектора. Производители зерна, наши сельскохозяйственники, аграрии – молодцы в этом отношении.

Каждый должен отвечать за свой сектор работы. И они сделали свою работу хорошо. Они нашли ниши на мировых рынках, освоили их, они обеспечили этот экспорт. Они получают деньги, создают занятость, не допускают запустения земель. Нет, здесь к ним нет ни одной претензии и быть не может.

А.Нарышкин: Видите, как хорошо, Владислав, хоть немножко позитива добавили к нашему разговору.

В.Иноземцев: Нет, я с самого начала сказал, что вопрос зернового экспорта – это одна из небольших историй успеха. Ее можно только приветствовать. И опять-таки, понимаете, мы видим, что государство фактически не вмешивалось в этот сектор. Не было дотаций по зерну ни у нас, ни, допустим, в Украине. Россия и Украина стали одними из крупнейших экспортеров зерна именно за последние 15 лет.

Это показывает тот факт, что на мировом рынке, в условиях мировых цен мы в России реально можем работать, когда работникам этих сфер не мешают. Если мы хотим добиться результатов, давайте меньше вмешиваться в нормальные экономические процессы. Не закрывайте границы, не вводите эмбарго. Дайте возможность людям нормально конкурировать, нормально работать. Это самый естественный путь экономического развития.

Посмотрите, у нас, допустим, прекрасно понятно, что невозможно привозить яйца из Америки. Посмотрите, насколько увеличился объем птицефабрик в России в последние годы. Очень мощно. Мы полностью обеспечиваем. Но, допустим, проблема с крупным рогатым скотом, с хорошими видами говядины сложнее. Поэтому зачем в это вмешиваться государству? Зачем обеспечивать сыр из пальмового масла, если его вполне можно ввезти из Польши? Всё должно идти естественно, своим путем.

А.Нарышкин: Но у нас разве не ввозят сыры, перебивая маркировку и ставя там обозначение «Аргентина», «Белоруссия»?

В.Иноземцев: На самом деле это уже не очень распространено. Это было, может быть, в течение первого года. Сейчас Аргентина, говорят, уже совершенно не массовое явление.

А.Нарышкин: А вот эти знаменитые, ставшие мемом белорусские креветки и морепродукты? Разве нет?

В.Иноземцев: Это действительно стало мемом. Но, во-первых, с белорусской контрабандой достаточно серьезно борются, во-вторых, объем их всегда будет незначительным. Это есть, но это не создает на рынке погоду.

А.Нарышкин: По поводу экспорта. Можем ли мы рассчитывать, что Россия в течение, может быть, 10 лет станет лидером, выбьется в люди по части экспорта чего-то, если не высокотехнологичного, то хотя бы среднетехнологичного? У нас есть какие-то задатки?

В.Иноземцев: Нет, никаких. Потому что, смотрите, опять-таки, вопрос очень простой. Любая индустриальная организация всегда идет по определенным четким правилам. Вы начинаете производить что-то как ученики, потом вы это улучшаете, удешевляете и выходите на рынок. Это делали все, начиная от Японии, Кореи, Китая, стран Латинской Америки и так далее.

Мы этого не пытаемся делать. У нас зависимость по импорту, допустим, медицинского оборудования, лекарств, даже оргтехники. Оргтехнику мы импортируем практически 100%. У нас не было сделано ни одной попытки перетащить сюда высокотехнологические западные производства в этой сфере. Вообще ни одной.

В свое время, например, очень успешно – за что я наше правительство, как ни странно, хвалю постоянно – это за ситуацию в автопроме. Мы в свое время, пока еще не было ВТО, повысили пошлины, ввели заградительные вещи и в итоге мы привлекли в страну заводы крупнейших автоконцернов. В результате мы стали производить, в принципе, нормального качества машины. Пусть в узловой сборке, пусть увеличивая локализацию и так далее. Но ни в какой другой сфере мы этого не сделали.

Причем наша идеология заключена – опять-таки, мы хотим импортозамещение. Что само по себе порочно. Допустим, мы притащили сюда те же самые автоконцерны. И что они делают? Они работают на наш рынок. Когда Южная Корея в свое время построила первый завод Ford (это было лет 45 назад), он в первый же год обеспечивал производство в 3 раза больше машин, чем потреблял весь рынок. То есть он однозначно был ориентирован в том числе на экспорт.

Мы этого не хотим. Мы только хотим обеспечить себя и всё. У нас нет амбиций на это дело. Поэтому надеяться на то, что мы станем экспортером промышленной продукции, я бы точно не стал. У нас вся логика направлена на то, чтобы закрыться от мира и обеспечить себя самим. Выйти на рынок с этими товарами у нас нет даже мысли.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире