09:56 , 10 сентября 2020

Александр Баунов: Меркель взяла на себя роль обвинителя России. Это очень серьезно

Передача «Особое мнение»

Максим Курников: Только что стало известно, что немецкая сторона передала результаты анализов Алексея Навального, результаты проб Навального экспертам Международной организации по запрещению химического оружия. Какие последствия мы ждем после этого шага и почему же эти пробы не передают российской стороне?

Александр Баунов, журналист, главный редактор сайта Carnegie.ru: Собственно, есть два вопроса к сложившемуся уже противостоянию моральному и политическому Германии и России. Один вопрос к России – почему она вместо того, чтобы сказать «нет, это точно мы ничего подобного не совершали, мы готовы это расследовать всеми возможными способами, готовы пригласить к расследованию международные организации, и поскольку пациент оказался в Германии — да, до некоторой степени мы готовы поступиться своим суверенитетом, хотя так и не делается, но все равно, в наших общих интересах мы готовы, в том числе, допустить международных экспертов, даже криминалистов к расследованию этого случая, потому что мы заинтересованы в том, чтобы доказать, что российское государство к этому не имеет отношение». То есть, не высказывать версии, не говорить о том, что это провокация с целью подставить Кремль, или провокацию с целью утопить подводный газопровод, или еще одна провокация с целью разрушить американо-западноевропейские отношения.

Просто заявить, что, во-первых, это никто из нас не делал, и во-вторых, — мы готовы совместно работать над расследованием на нашей территории, чтобы это всем стало очевидным.

Второй вопрос – почему, собственно, Германия передает все материалы в международную организацию и для этого, как мы понимаем, поделилась с союзниками по НАТО этой информацией, но не передает то самое полное досье, которое от нее требует Кремль, досье со всеми данными по веществу, с медицинскими анализами, — не передает его в Москву. Потому что не знаю, чем это может повредить. Это было бы тоже большим шагом в сторону доверия друг к другу, если вообще такая цель ставится.

М.Курников: Тогда попробуем просчитать, что будет дальше, насколько это непонимание может послужить серьезной проблемой между нами? С одной стороны говорится, что «Северный поток-2» включается в обсуждение вокруг Навального, с другой стороны говорится, что он отдельно, а Навальный отдельно. Как дальше мы будем взаимодействовать с Германией?

А.Баунов: Это говорится разными лицами. Само досье передано в организацию по запрещению химического оружия, потому что давайте поверим ученым, а ученые говорят, что вещество, которое найдено, может быть подвергнуто спектральному или химическому анализу – не буду играть терминами, в которых не могу быть достаточно точен, но что это вещество можно определить достаточно точно. Это вещество определено и теперь организация по запрещению химического оружия, которая ведет списки, каталоги этого самого оружия должно определить, постараться определить, что это за вещество, является ли оно следом в организме боевого отравляющего вещества, кто может быть производителем, какие есть аналоги, и так далее.

То есть, Германия хочет подкрепить свою позицию позицией международной организации, которая не является в узком смысле западной. Если мы говорим о том, что Германия. Или, вернее, Кремль начал ругать Германию за то, что она прогнулась под некую общую западную антироссийскую позицию, то вот Германия передает материалы организации, которая является международной организацией, организацией, которую спонсирует Россия и страны, не присоединившиеся, развивающиеся, страны третьего мира и которая, по идее, как организация ООН, должна быть объективна. Уж если они скажут, что это боевое отравляющее вещество, то возражать этому будет еще сложнее.

М.Курников: У меня складывается впечатление, что мы все это обсуждаем, как будто бы мы этому не удивлены – то есть, ничего не произошло такого, что все были бы шокированы. Все обсуждают все это в каком-то рабочем порядке. Почему?

А.Баунов: А что мы должны сделать, не очень понимаю.

М.Курников: Не мы, а лидеры стран.

А.Баунов: К сожалению, мы являемся людьми. Которые обсуждают.

М.Курников: Да, я говорю о лидерах других стран – нет никаких жестких заявлений.

А.Баунов: Я считаю, что есть заявление Меркель. Канцлер Германии, который больше чем любой другой правитель в Европе отвечает за отношения с Россией, выступила с обвинением в адрес России. Больше того, канцлер лично выступила в этой роли, она не отдала эту роль медицинским властям. А это могли седлать врачи, полицейские, поскольку речь идет о криминальном расследовании. Это могли сделать военные власти, поскольку это боевое отравляющее вещество и лаборатория принадлежит бундестагу. Но Ангела Меркель, 16 лет управляющая Германией, у которой были когда-то особые отношения с немецкоговорящим президентом Путиным, взяла на себя роль обвинителя России. Это очень серьезно.

Потому что до этого обвиняли Россию в аналогичных вещах британцы, британцы считаются на европейском континенте наименее заинтересованными в хороших отношениях с Россией, им, в общем, все равно, их экономика повернута в другую сторону, это даже не совсем европейский континент, они такой заокеанский штат Соединенных Штатов в военно-политическом смысле слова, — часто их так рассматривают, это почти общее место.

А вот Германия – другое дело, она стержень континента, она мейджер, грант Евросоюза. Если мы хотим ездить в Европу по Шенгену без запретов эпидемических опять, это будет решать Германия, а не Греция, например, или Мальта. И вот эта самая Германия выступает и начинается новый этап отношений между Россией и Евросоюзом. Неприятный для Путина. Так что вы напрасно говорите, что не было никаких жестких заявлений.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире