16:49 , 29 мая 2020

Дмитрий Быков: В сегодняшней России никакого запроса на свободу и справедливость нет

Фрагмент передачи «Один»

Разумеется, мне много очень пришло много вопросов, почему я считаю, что после Путина будет хуже. Вот Троицкий, например, не считает. Я очень люблю Троицкого и был бы рад с ним солидаризироваться. Но я говорю: у меня есть стойкое ощущение, что свобода приходит там, где есть запрос на свободу. Этот запрос был в России в начале 80-х годов, поэтому перестройка пошла так, а не иначе. Поэтому оказалось достаточно напечатать стихи Гумилева, чтобы стронуть лавину. А в сегодняшней России никакого запроса на свободу и справедливость нет. Этот запрос разделяет процентов двадцать молодых и процента три пожилых, по моим ощущениям. Я довольно скептически к этому отношусь. Ведь происходит всегда то, на что есть общественный запрос, на что есть ожидания. Сегодня есть ожидания только ужесточить все, только дойти до Киева, а потом до Брюсселя, а если не доходить до них, то, видимо, в виде компенсации уничтожить всех инакомыслящих, причем желательно публично.

Я не говорю, что таково желание так называемого «глубинного народа», потому что этот русофобский термин я предложил бы вообще не употреблять. Никакого «глубинного народа» не существует. Но из тех, кто горланит; из тех, кто социально активен, подавляющее большинство составляют люди, которые считают Путина недостаточно Путиным, которые считают, что следовало бы вернуть сверхдержаве ее достоинства, а вернуть их можно только через войну и репрессии. Я понимаю, что это голоса людей безумных, невежественных, несчастных, и никакого сострадания к ним у меня не осталось, давно уже прошло чувство вины перед ними – я перед ними ни в чем не виноват. Они виноваты сильно, перед собою тоже, но что же тут говорить?

В любом случае, те люди, которые сегодня общественно активны (а их всегда в России не очень много), они преимущественно хотят ужесточения, а не свободы. И не потому, что они обожглись на свободе; многие из них просто не застали 90-х годов, ни на чем они не обожглись. Просто они понимают, что свобода приведет к некоторой конкурентности, а в условиях этой конкурентности их слушать никто не будет: у них мозгов-то нет. Поэтому им надо всячески сохранять власть серости – вот, собственно, на этом основан мой пессимизм. Все-таки уровень общества, качество общества, мышление общества 80-х годов было несколько серьезнее, чем сегодня. Хотя, может быть, я ошибаюсь, и еще раз говорю: я был бы счастлив ошибаться.

Читать эфир полностью



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире