08:56 , 09 апреля 2020

Сергей Минаев: Из этой истории все выйдут бедными

Передача «Персонально ваш»

Алексей Нарышкин: В плане кошельков россияне какими выйдут из всей этой истории?

Сергей Минаев, писатель, главный редактор Esquire: Бедными. Все они выйдут бедными. Ну вот смотрите, когда был кризис 98-го года, мне было 23. Из сбережений у меня было ноль, ничего у меня совершенно не было. Я не могу сказать, что у меня была паника, тревога. Ну, была, безусловно, просто, сейчас я, наверное, об этом забыл. Но у меня никакого не было взгляда на будущее, я не экономил деньги, я не копил. И я уверен, что подавляющее большинство россиян в возрасте до 35 лет живут ровно так же. У них денег нет никаких. Они живут сегодняшним днем.

Я не хочу быть плохой Вангой, но мне кажется, что будет так. Если сейчас все это снимется и уляжется до июня, люди выйдут на улицы, у нас будет солнце, жара, люди начнут пробухивать последние сбережения, совсем-совсем последние. Будет солнце, будет хорошо и вся эта яма тоскливая сгладится погодой. А в сентябре, ближе к концу августа, к началу сентября население поймет глубину кроличьей норы, в которую упала Алиса.

А.Нарышкин: То, что у людей нет запасов, нет какой-то вот этой подушки безопасности…

С.Минаев: Нет, конечно.

А.Нарышкин: А это проблема их собственная? Может, они как-то берегут свои силы, не вкалывают?

С.Минаев: Вы знаете, проще всего сказать, что вы сами дураки и не заботитесь о своем будущем. И, наверное, это будет очень жестко, но, может быть, даже и справедливо. Но что людей-то винить? Люди – они люди. Они живут сегодняшним днем. Пенсионеры откладывают так называемые «гробовые», кто-то копит на отпуск, кто-то отдает ипотеку. Но никто не думает о том, что завтра будет какая-нибудь жопа. Можно слово «жопа» говорить?

А.Нарышкин: Да, пожалуйста. Вам можно.

С.Минаев: Да, спасибо большое за столь высокую оценку. Поэтому я не думаю, что кого-то можно и нужно в этом винить. Это так, потому что это жизнь, вот она такая.

А.Нарышкин: Но значит ли это, что наши граждане слишком сильно доверяют правительству и Владимиру Путину, полагаются целиком на них?

С.Минаев: Слушайте, ну у нас вообще, в принципе, население же очень патерналистское. И это всегда было, это остается. И даже не мое поколение, не ваше, а те, кто моложе, они все равно этим страдают, что там есть главные наверху, они разберутся.

А.Нарышкин: А они разберутся? Вот та команда, которая сейчас, она похожа на ту команду, которая готова разбираться?

С.Минаев: Мы все оказались в этой ситуации впервые. Никто не знает, как действовать, потому что никто никогда с этим не сталкивался, никто это не проходил. И, честно говоря, картины рисуются самые апокалиптичные. То есть во многих странах растут продажи оружия и патронов, люди чуть ли не зомбиленда какого-то боятся. Но самое главное – никто не знает, как этой ситуацией управлять экономически. Потому что вот если нас сейчас с вами туда назначить, мы бы сидели и думали, кого нам спасать – нам сейчас спасать бизнес или нам спасать население. Даже есть и третий момент.

Все страны посчитали по дефолту, что карантин – это один из наиболее эффективных способов бороться с коронавирусом. Не бороться, а предотвращать его дальнейшее распространение. Окей. Всех посадили дома. Но в тот же момент все посаженные дома сажают, извините за каламбур, экономику. И сколько их можно держать дома – месяц или два?

Я думаю, вот реально мой прогноз, что в начале июня выйдут все президенты всех стран, поднимут руки и скажут: «Мы победили коронавирус. Всё. Жизнь, как всегда. Давайте будем ходить по магазинам, давайте будем покупать». А за это время может измениться многое. Есть системообразующий бизнес. Вот ему помогать или поддерживать покупательскую способность и деньги раздавать населению? Вот черт его знает.

А.Нарышкин: Подождите, а почему сразу нельзя – и этим, и этим? Я ни разу не экономист, как, впрочем, и вы, но нас это не делает не хуже. У меня лично ощущение, что можно было бы вполне, будучи таким государством, поддержать и тех, и тех. Другой вопрос, насколько может эта поддержка растянуться по времени.

С.Минаев: Вы понимаете, в чем дело, я не то что не экономист, я даже не знаю, сколько это стоит денег. То есть, условно говоря, прежде чем принимать такое решение, надо понимать, сколько мы в месяц можем тратить и сколько месяцев мы можем тратить. У меня впечатление… Да у меня никакого впечатления нет, потому что я не знаю, на самом деле, сколько у нас денег есть. У нас же есть фонды все эти, куда откладывались деньги все эти годы. И непонятно совершенно, из чего кто исходит. Ну вот честно, для меня это абсолютно темный лес. Я понимаю, как будет действовать бизнес. Это я понимаю.

А.Нарышкин: Как будет действовать бизнес?

С.Минаев: Будет увольнять людей.

А.Нарышкин: Уже, да. Сокращают зарплаты.

С.Минаев: Будет три стадии. Сначала будет сокращена зарплата. Потом будут переведены люди в неоплачиваемый отпуск. Потом третья половинчатая стадия будет – рабочая неделя из 3-4 дней. Потом людей начнут увольнять. Вот эта история, что банки будут выдавать вам беспроцентные кредиты на то, чтоб вы платили своим сотрудникам – ну я не думаю, что их какое-то большое число бизнесменов будут брать. Проще закрывать бизнесы, чем брать кредиты, оплачивать своим работникам зарплату. А потом эти кредиты тебе же отдавать. А с чего ты их будешь отдавать, если у тебя бизнеса нет. Ну логично?

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире