08:58 , 08 апреля 2020

Дмитрий Быков: Путин не выглядит Сталиным на параде 45-го года

Передача «Особое мнение»

Алексей Нарышкин: Коронавирус рано или поздно победим. Не боитесь, что у Путина рейтинг, например, поднимется, как у Макрона, который тоже его растерял со всякими своими реформами?

Дмитрий Быков, писатель: Понимаете, какая вещь. С одной стороны, война всегда поднимает рейтинг власти, даже если она не очень успешна. Нация сплачивается вокруг вождя. Но эта ситуация, она не совсем война. Противник очень невидим. И многими это воспринимается не столько как война, сколько божья кара. И ситуация Путина, условно говоря, в декорациях божьей кары, она уже не так однозначна, как, скажем, ситуация Джулиани во время нью-йоркских терактов.

А.Нарышкин: И вы считаете, что прогнозы Путина, они не такие однозначные?

Д.Быков: Неоднозначные. Видите, в чем дело. Вот я с Миндадзе сделал сейчас интервью большое. У него вышла новая картина, судьба которой совершенно непонятно. И мы с ним говорили как раз о том, чем эта ситуация отличается от войны. Она не выглядит, конечно, ситуацией расплаты, ситуацией гнева божия, потому что коронавирус слишком примитивное существо, чтобы убить человечество. «И меня только равный убьет». Понимаете, это, безусловно, так. Это не выглядит божьей карой, но это выглядит закономерным результатом – вот здесь он прав – того, что всё стало абсолютно с ног на голову, что за последнее время не просто не с кем стало поговорить, а поговорить стало не о чем, потому что не осталось общих точек соприкосновения.

То есть это выглядит как некая ситуация продолжающегося распада. И в этой ситуации рейтинг Путина очень проблематичен. Он не выглядит в этой ситуации Сталиным на параде 45-го года. Он одна из составляющих этого распада – распада критериев простейших. И не случайно же, наверное, трансляция того триумфального по замыслу интервью ТАСС, была прекращена. Это очень важный знак.

А.Нарышкин: А я вас правильно понял – если мы чуть в сторону от политики отойдем, – что коронавирус – это прекрасный повод для нас для всех подумать, кто мы, зачем мы?

Д.Быков: Я не могу сказать, что прекрасный. Я бы сказал, что это ужасный повод. Ну да, если человечество иначе не понимает, ну что поделать? Иногда человечеству нужно остаться наедине с собой (не обязательно в карантине), и задать себе вопрос: а как мы, собственно, дошли до жизни такой? Потому что у людей страх за свою жизнь очень часто оказывается сильнее всех других инстинктов. Это неправильно, конечно.

А.Нарышкин: Про жизнь после коронавируса, опять же, когда мы его победим. Не знаю, через месяц, через два. Тут у нас Следственный комитет в числе главный ньюсмейкеров сегодня, потому что они активно гоняются за теми, кто распространяет фейк-ньюс. У нас наказание ужесточено. Кто-то из блогеров, не блогеров сказал, что разработали коронавирус в российской лаборатории «Вектор» тот самый. Завели на него дело.
Потом какое-то видео появилось, где врачи выпрыгивают из больницы, потому что в больнице коронавирус. Всё это курируется самим Бастрыкиным. В этой истории с фейк-ньюс это какое-то посягательство на свободу слова?

Д.Быков: Ну, слушайте, Леша, это абсолютно естественные вещи. Вы же знаете, что во время любых трагических катаклизмов русской истории Третье отделение не дремало. И НКВД продолжало арестовывать, и Даниил Хармс умер в тюремной больнице за распространение панических слухов. Это, знаете,
«слезы своей не оботри,
господь, о бедственной стране,
лет двадцать битой изнутри
и три уж месяца – извне»
, –
сказано о феврале 42-го года. Это Слепакова. Когда страну бьют изнутри и извне, это, конечно, патологическая ситуация. Они не прекращают своей охоты за внутренним врагом.

Это сегодня мы можем с вами одно неосторожное слово сказать – и тут же им это будет повод для того, чтобы прикрыть еще и «Эхо», этот главный рассадник коронавируса. Вы же видите, сколько троллей в комментариях, которые пишут: «Вот теперь-то вас, наконец, прикроют, вот из вас-то, которые разъездились и привезли вирус – и из-за вас-то мы и болеем», – пишут эти абсолютно здоровые люди. Я, кстати, интересуюсь, а они теперь тоже на удалёнке работают или продолжают?.. Как они деньги получают? Надо эту систему, конечно, разведать.

Но до сих пор продолжается охота на внутреннего врага. Я не знаю, какой силы должен быть в России катаклизм (боюсь его накликать), чтобы хоть на время Следственный комитет ослабил свои челюсти.

А.Нарышкин: Вы не считаете, что люди, которые фейк-нюьсы тиражируют, им лучше немного отложить свою деятельность на какие-то лучшие времена?

Д.Быков: Болтун – находка для шпиона. Безусловно. Но еще большая находка для любого врага – это российские репрессивные органы. Слушайте, ну неужели кто-нибудь в России настолько нагрешил, чтобы сейчас сидеть в инфицированной тюрьме? Русская тюрьма и так ад. Мы тут стонем под домашним арестом на карантине при полной свободе, в общем. А можете себе представить, что такое сегодняшний арест? А арест в коронавирусной тюрьме – это в куб возведите. И, конечно, сегодня мы вправе были бы ожидать от родного государства хоть небольшого смягчения. Я вот с большой надеждой думаю, что вот Котова, может быть, выпустят.

У меня вот есть ощущение, что выдвинулись такие люди как Мишустин и Собянин, у которых людоедских каких-то тенденций вроде бы нет. Но жизнь может и их заставить. Не хотелось бы, конечно.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире