11:49 , 31 марта 2020

Сергей Смирнов: Все системные проблемы из-за пандемии становятся критическими

Передача «Персонально ваш»

Сергей Смирнов, журналист, главный редактор Медиазоны: Нет никаких сомнений, что ситуация с домашним насилием в период пандемии ухудшится. Это доказывает опыт других стран. Например, Франция фиксирует рост домашнего насилия. И, я думаю, что в России тоже неизбежен рост домашнего насилия. Это очень большая отдельная проблема.

Я себе представляю вызов полицейских по этим вопросам. Они будут говорить: «Вы чего? Чем мы заняты… Какое домашнее?.. Кто там бьет, угрожает убить? У нас тут на улице надо следить, чтобы никто не вышел, у нас тут работы прибавилось». И, конечно, они будут хуже приезжать на вызовы, нет никаких сомнений. Я уж молчу про какие-то дела, административные наказания.

Часто же применялось — мера, о которой часто забывают — особенно в некоторых городах, когда муж бьет жену, — участковому же тоже проблемы не нужны на своем участке лишние. И он берет и на 15 суток отправляет куда-то. Я почти уверен, что сейчас рекомендовано никого никуда не отправлять, ни на какие сутки, лишний раз не наполнять спецприемники какими-то непонятными людьми, непонятно с чем.

Так что нет никаких сомнений, что ситуация ухудшится. Вот «Зона права» включила сегодня горячую линию, где можно будет сообщать о случаях домашнего насилия, но тут надо объективно понимать, что очень сложно именно сейчас с этим будет бороться. Так что, безусловно, проблема будет. Мало того, будут психологические проблемы у людей, которые вообще сидят дома, не только связанные с домашним насилием, но и вообще. Это же достаточно травматичная ситуация, когда люди заперты дома. У всех дома разные условия. У многих дома дети. И одновременно они могут работать на удалёнке, а у них дом полон детей, даже несколько детей и очень трудно работать удаленно. Я думаю, прекрасно понимают родители, о чем я сейчас говорю. Дети требуют к себе внимания.

И, конечно, эта ситуация общая скажется плохо и на домашнем насилии, и на психологическом состоянии людей. В этом нет никаких сомнений. Да и на силовых структурах. Это для них дополнительная нагрузка, дополнительный стресс, что они на улице. Они же не сидят дома. Большая часть будет работать на улице, в этом помещении. Уже есть случаи о том, что — вот омбудсмен полиции писал, что в Таганском, сколько человек изолировано и нашли у одного из них коронавирус. Это прямо большая проблема реально. И психологически очень трудно работать в таких условиях. Так что это на всех скажется.

Да и на чиновниках это скажется. То есть проигрывают вообще все, начиная от властей до оппозиции. Ну, это правда.

Марина Максимова: Вы затронули по касательной. А я хотел чуть подробнее на этом остановиться — по поводу СИЗО и тюрем во время пандемии коронавируса. Как ситуация складывается? Ведь это система, которая довольно непрозрачна для общественного наблюдения в мирные времена. Что же касается, во время пандемии?..

С.Смирнов: Что касается пандемии, то еще сложнее всё с прозрачностью. Доступ будет ограничен, передачи будут ограничены. Очень большие проблемы. Я думаю, что в том или ином виде проникновение коронавируса, оно будет хоть куда-то. Потому что крайне сложно совсем всё изолировать. Это надо было делать раньше. Но опять же непонятно, надо было делать или не надо. Все равно были бы недовольные. Так что ничего непонятно. Понятно, что там меры будут приняты, понятно, что новых поступающих постараются отделить и не переводить в обычные камеры. Все-таки там чуть проще следить. Но тоже ситуация достаточно тяжелая.

И со всеми тяжелая. Безусловно, на заключенных это отразиться хотя бы на передачах и на контактах с родственниками, с адвокатами. Адвокатов же особо не пустишь в такой ситуации. Суды не очень идут. Хотя, конечно, эта история с судами по WhatsApp и Скайпу, которая сейчас развивается, — но это же тоже ненормальное правосудие, если так разбираться. Это тоже весьма не похоже на обычное правосудие. Так что это на всех сказывается. Конечно, заключенные в уязвимом положении, в тяжелой группе, в такое же примерно группе, которая еще тяжелей, несмотря на то, что тяжело сейчас всем, но заключенные в группе, которым еще тяжелее, потому что они особо не сообщат, если у них будет коронавирус и эпидемия. Потому что, у меня есть сомнения, что ФСИН захочет быть предельно открытым и давать реальную статистику. Плюс есть проблемы с медициной в тюрьмах.

Все системные проблемы, которые есть, они из-за пандемии просто моментально становятся критическими: и с медициной, и с заключенными, и со всем чем угодно.

М.Максимова: У нас есть сообщения опять же из разных стран о том, что многих каких-то неопасных заключенных или тех, которые отбывает наказания за преступления, не связанные с насилием, или тех, у кого остался короткий срок, — их отпускают. И речь идет подчас о тысячах заключенных. В России что-то я пока ничего такого не слышала. Пока только есть новость, что они запретили встречу с родственниками.

С.Смирнов: Да, это очень печально, потому что власть, безусловно, могла бы пойти на освобождение значительной части заключенных. Очень много заключенных сидит не по самым тяжким статьям, связанным, например, с 228 статьей (наркотики), с кражами, с мошенничеством. И часть люди просто надо было, безусловно, отпускать. К сожалению, нет даже разговоров об этом — вот что печально. Если вы не хотите формально отпускать из-за коронавируса, ну отпустите сейчас, объявите широкую амнистию в честь 75-летия победы.

А что нам говорит обновленный состав СПЧ, один из зампредов? Говорит совершенно чудовищные вещи: «Нам не надо никакой амнистии. Мало ли, чем они там болеют. И они сюда что-то принесут». Слушайте, но это мышление на уровне, не знаю, аналитики сельского магазина. Что за глупость? Или вы настолько не доверяете властям своей страны — а мало ли, что они нам занесут?..

Проблемы все обострились. Когда ты создаешь… Вот СПЧ вы создали из лояльных людей, а теперь они вот такую чушь несут. Некому даже выступать за заключенных, к сожалению, кто имеет реальные рычаги принятия решений. Конечно, надо освобождать. В Иране освобождают политических заключенных, в Судане, в Бахрейне. Ну, казалось бы абсолютно точно авторитарные страны и то идут по пути облегчения участи заключенных, в том числе, политических заключенных.

Ничего в России, к сожалению, нет. Это очень печально характеризует, что с точки зрения вопросов гуманности в отношении заключенных мы где-то совсем в конце списка.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире