09:57 , 19 февраля 2020

Сергей Марков: Они все применяют пытки. А чего делать?

Передача «Особое мнение»

Максим Курников: Я хочу вас спросить про пытки, о которых говорят очень много на этой неделе. Очень много разных профессиональных союзов, вообще, профессиональных объединений выступили в защиту ребят по делу «Сети» /деятельность организации запрещена в РФ/.

Сергей Марков, политолог: Что такое «Сеть»? Это группа молодых людей, которые вдохновлены были идеями социальной справедливости. Они очень сильно протестуют против олигархического характера общества и так далее. Как многие молодые люди, они для своего протеста выбрали… не так потихонечку идти, а радикальный путь.

М.Курников: Какой это, интересно, радикальный путь выбрали?

С.Марков: Подготовку теракта.

М.Курников: Вы где это видели, читали?

С.Марков: В этом самом, в приговоре.

М.Курников: Но там, извините, кроме показаний самих себя нет ничего.

С.Марков: Я же объясняю, подождите. Вот они выбрали такой путь. Там, с моей точки зрения, что является доказательством? Во-первых, никто не возражает, что они об этом разговаривали. Есть прослушки, есть записи этих разговоров о том, что они разговаривали о том, что хорошо бы сделать теракты для дестабилизации и так далее. Это путь, который выбирали довольно многие молодые люди в разных странах мира в разные исторические периоды. У нас народовольцы такие были, и сейчас огромное людей в мире это выбирает. Ну, бывает, они так ошибаются.

М.Курников: Я просто, честно вам скажу, я читал материал дела – прослушек я не видел.

С.Марков: И даже они какие-то химические реактивы закупали. Среди ваших знакомых много людей, у которых ведра с алюминиевой пудрой закупают?

М.Курников: Я этого тоже не видел.

С.Марков: Есть материалы дела. Их взяли. Это дело под особым контролем и так далее. Я, честно говоря, про пытки не знаю, не уверен. Вы верите, что по отношению к ним были пытки? На основании заявлений людей, которые называются правозащитниками, а де-факто являются политиками, которые критикуют… Для меня ни один человек не является правозащитником в России, который не осудил чудовищные преступления киевской хунты и ее террористический режим. Вот если ты молчишь…

М.Курников: Тут вопрос по-другому. Есть заявление о пытках.

С.Марков: Если ты молчишь про чудовищную политику государственного террора, который проводит киевская хунта, ты не правозащитник. Заткнись, уйди молиться в монастырь, просить прощения за ту подлость… Они не правозащитники.

М.Курников: Сергей Александрович, я все-таки про наших…

С.Марков: Если вы мне дадите фамилии людей, которые осудили политику государственного террора, убийство тысяч людей, пыток десяток тысяч людей, которые осуществила киевская хунта, – вот заявления этих людей, мы мне скажете о том, что они скажут – вот там были пытки…

М.Курников: И такие тоже…

С.Марков: Я тогда буду готов разговаривать. А в отношении заявлений людей, которые не осудили чудовищную политику государственного террора киевской хунты, даже обсуждать не буду.

М.Курников: То есть если врач фиксирует что-то, но он при этом никогда не встречался… как вы говорите, киевской хунты, вы не принимаете.

С.Марков: Если человек, называющий себя врачом, я видел, что перед этим он убил другого человека сознательно, я ему верить не будут. Вот те люди, которые называют себя правозащитниками, но не осудили политику государственного террора киевской хунты, их все слова ничтожны, как, между прочим, заявления любого человека, который называется демократом или либералом, если он не осудил преступления киевской хунты, его слова ничтожны. Ты никто.

М.Курников: Сергей Александрович, я правильно понимаю: есть сотрудники ФСБ – вы им верите; есть люди, которые заявляют о пытках – вы им не верите?

С.Марков: Нет. теперь про пытки. Еще раз повторю, люди, которые заявляют про пытки, – я не знаю ни одного человека, которому можно доверять. Не слышал. Если назовете мне, я попробую рассмотреть.

Второе. По поводу пыток. Я при этом допускаю, что они могли быть. Сейчас все правоохранительные органы в такой ситуации находятся. По делам о терроризме они все применяют пытки. Посмотрите массу статей в США. Тоже все возмущаются. А чего делать? Когда берут людей, обвиняя их в терроризме, как их разговорить? Большей частью это убежденные люди, которые убивать других людей и сами, возможно, готовы погибнуть. И они будут рассказывать, давать эту информацию.

Поэтому спецслужбы США, Германии, Франции, Великобритании, Италии, Китая, Японии, Таиланда, Намибии, всех-всех-всех – применяют пытки. Кому грозит реальный терроризм. И то, что наши применяют… Я вам скажу, помните, лет 10 назад был какой-то капитан…

М.Курников: Вы считаете это оправданным?

С.Марков: Я скажу так: большинство нашего народа считает это оправданным. Вот там был капитан какой-то лет 10. В Москве взяли, у него была бомба даже в его автомобиле. Его бедного запытали до смерти вообще, он просто умер под пытками, так его пытали. Какое отношение населения?

Вот что делать? Вот вы взяли людей, которые готовят теракт. Есть угроза, что какая-то другая группа параллельная готовит теракт. Что делать с ним: полностью дать ему права человека с угрозой того, что его подельники сделают теракт или все-таки применить к нему пытки и взять с него эту информацию. Абсолютное большинство население в абсолютном большинстве стран отвечает эфэсбэшникам, фэбээровцам, французской прокуратуре или кто у них там занимается…

М.Курников: Как вы думаете, Путин так же считает, что террористов пытать можно?

С.Марков: Абсолютно уверен, что все руководители государств – и Трамп и Путин и Джонсон, и Макрон, и Меркель – все считают, что террористов пытать нужно.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире