10:40 , 11 февраля 2020

Андрей Кураев: Все мы для них – пространство свободной охоты

Передача «Особое мнение»

Маша Майерс: Новостные пустоты у нас не такие пустые на самом деле. Сегодня, например, фигуранты дела «Сети» получили от 6 до 18 лет колонии.

Андрей Кураев, дьякон: Вот этот вирус гораздо страшнее.

М.Майерс: Почему?

А.Кураев: Он происходит здесь, у нас может коснуться каждого.

М.Майерс: Каким образом? Почему каждого?

А.Кураев: Потому что звездочки и ордена нужны всем силовикам.

М.Майерс: Дело только в этом?

А.Кураев: И все мы для них пространство свободной охоты. Повод для того, чтобы доказать свою нужность.

М.Майерс: И все?

А.Кураев: Мне кажется, да.

М.Майерс: То есть вы полагаете, относитесь к этому как сфабрикованному делу и считаете, что эти люди невинно страдают за чьи-то ордена и звездочки.

А.Кураев: Я думаю, что ордена и звездочки здесь важнее всего. Остальное не более чем повод. В любом случае такие сроки за несовершенное действие, то есть за некий умысел, планы – это само по себе дико.

М.Майерс: Есть ли у вас основания полагать, что этих людей действительно пытали? Потому что основная версия правозащитников, что сами обвиняемые говорят о том, что показания выбивались пытками. Были получены под пытками и что оснований, то есть дело полностью сфабриковано и оснований для тем более такого жесткого наказания, нет.

А.Кураев: Я думаю, что при такого рода сигналах должна быть презумпция доверия. То есть если человек говорит, что применялось насилие. Исходить надо из того, что да, это серьезно и поэтому проверять. Исходя из доверия к потерпевшему в данном случае.

М.Майерс: А как это можно проверить?

А.Кураев: Этого я не знаю, я не специалист в этих вопросах.

М.Майерс: А как вы думаете, почему настолько сегодня действительно очень часто говорят, я пытаюсь разделить фактическую сторону и информационную. Сегодня практически любое даже не политическое дело, а просто уголовное дело, так или иначе, связано с пытками и об этом просто очень часто слышим. Это информационная составляющая или действительно мы живем в реальности, когда людей пытают. Причем для меня вопрос о звездочках и медалях это какая-то мотивация, в общем, странная. Нет?

А.Кураев: Для вас странная. Для людей это есть их мир, в котором они живут. Все эти исполнители. Дознаватели. Для них это суперреально.

М.Майерс: А что-то можно с этим сделать? Что такое, мы живем в 21-м веке, у меня ощущение, что это средневековье, когда по планете бродят вирусы, а людей пытают, никоим образом невозможно контролировать. Ни при помощи камер видеонаблюдения, ни каких-либо норм. Закона. Хоть что-то с этим можно сделать?

А.Кураев: Во-первых, мы живем в стране, в которой есть определенный анамнез. Определенная история болезни. В ней пытки считались вполне разрешенной формой дознания совсем-совсем недавно. И надо сказать, что современная система власти в стране ничего не делает для того чтобы от того периода своей собственной истории дистанцировать. Напротив, мы наследники товарища Берии и так далее. Что это все единая страна, единая история. Митрополиты пишут приветственные адреса по поводу юбилея каких-то местных гулаговских сетей в Мордовии, скажем. Отсюда что очень важное следует – что главное самооправдание сталинских палачей, оно живо и сегодня. «Мы служили. Мы защищали нашу великую родину».

М.Майерс: От кого?

А.Кураев: От врагов.

М.Майерс: А враги — это мы с вами? Вы – враг?

А.Кураев: На кого покажут – тот и враг. На кого палочка покажет, кому жребий выпадет такой. Так что здесь самое печальное – идеологическая составляющая. То есть с точки зрения идеологии, ничего со сталинской поры, получается, не изменилось. То есть мы непонятно по каким мотивам, сталинские хотя бы мотивы были понятны, почему считали себя избранным великим мессианским обществом. Мы строим коммунизм. Сейчас мы этого не делает. То есть получается великая миссия России – борьба против голливудских пидоров. Это великая миссия России.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире