10:18 , 06 февраля 2020

Владимир Пастухов: Плебсу предлагают проголосовать за предложенное боярами решение

Передача «Персонально ваш»

Нино Росебашвили: Вы как юрист объясните мне, пожалуйста, что такое плебисцит по-путински?

Владимир Пастухов, научный сотрудник University college of London: Вот как человек – могу объяснить, как юрист – не могу объяснить. Дело в том, что в российском праве нет такого понятия как плебисцит. Это вещь, которая проходит по разряду не права, а пиар-технологии. Поэтому, в общем и целом, я считаю, что это очень удачное слово. То есть оно очень четко отражает суть происходящего. То есть если мы к корням обратимся, то это значит – плебс, который должен проголосовать за что-то, предложенное патрициями. То есть если говорить семантически, то, наверное, да, слово «плебисцит» подходит к происходящему – плебсу предлагают проголосовать за предложенное боярами какое-то решение, суть и смысл которого плебс не обязан понимать.

Н.Росебашвили: Звучит немного унизительно.

В.Пастухов: Ну, как есть. Если говорить о каких-то других ассоциациях, не семантических, то, конечно, больше всего это напоминает всенародное обсуждение при советской власти, когда понятно, что обсуждай, не обсуждай, все равно будет партийная программа. И это одна из форм мобилизации массового сознания, такие пятиминутки радости, ненависти в зависимости от того, что обсуждается (по Оруэллу), но которое опять-таки никакого отношения к реальному обсуждению, реальному голосованию не имеет.

То есть если мы говорим в юридической плоскости, то у нас очень простой алгоритм. У нас есть либо поправки в Конституцию, которые затрагивают ее основополагающие основы, либо поправки в Конституцию, которые не затрагивают ее основополагающие принципы и основы. Основополагающими принципами и основами являются те положения, которые закреплены главами первой и второй Конституции. Но надо понимать, что у нас есть еще и положения о том, что никакая статья в остальных с третью по девятую главы Конституции не может противоречить первой и второй.

Если у нас речь идет об основополагающих поправках, то для них есть один только механизм принятия – это механизм инициации Конституционного собрания.

Н.Росебашвили: Которого у нас нет.

В.Пастухов: Конституционное собрание – это одна из самых загадочных страниц конституционной истории посткоммунистической России. Как вы знаете, в Конституции есть много, как говорят юристы, бланкетных (или отсылочных норм), которые формулируют основной принцип, а способ, метод его развертывания, реализации должен быть прописан в так называемых федеральных конституционных законах. И они составляют с Конституцией некое единое, органичное целое. Таких законов должно быть очень много.

И больше чем за 25 лет существования российской Конституции практически все они были приняты, кроме одного единственного – в завершающей главе Конституции есть ссылка на Конституционное собрание, которое должно быть созвано и сформировано в соответствии с конституционным законом, который все посткоммунистические власти, сменяющие друг друга, стыдливо забывают принять.

Таким образом, у нас здесь очевидное невыполнение правительствами и президентами (а у нас их было, получается, два – то есть Ельциным и Путиным) своих конституционных обязанностей…

Н.Росебашвили: А Медведев? Почему вы забываете Медведева?

В.Пастухов: А, извините, пожалуйста, у нас был Медведев. Ну да. Значит, и он виноват тоже. Хотя, я думаю, в меньшей степени. Он так коротко находился у власти, что у него руки до этого могли не дойти. Таким образом, эта норма оказалась спящей и, извините, недоделанной.

Тем не менее, должен быть инициирован механизм Конституционного собрания. Если поправки не являются фундаментальными, если они второстепенны, если они не затрагивают принципов, то в таком случае они принимаются как обыкновенные федеральные законы Федеральным Собранием Российской Федерации, то есть голосованием в Думе с последующим утверждением Советом Федерации и подписанием президентом. Но к этому добавляется механизм утверждения их Законодательными Собраниями субъектов Российской Федерации, где есть соответствующее число субъектов, которые должны их принять, чтоб поправки вступили в силу.

Таким образом, никакого третьего – в смысле плебисцита – не дано. То есть либо это нормальный механизм Конституционного собрания, либо это нормальный механизм принятия поправок в Конституцию как обыкновенного закона с последующим утверждением Законодательными Собраниями.

Что у нас происходит? У нас есть гибридная война, гибридное государство, гибридная демократия. Теперь в этой модной линейке гибридов у нас появились гибридные поправки в Конституцию. По сути своей, эти поправки затрагивают основополагающие принципы Конституции – это принцип приоритета прав человека и принцип прямого признания норм международного права и общепризнанных принципов международного права. Наша Конституция делает колоссальный шаг назад от этих продекларированных в 93-м году принципов, если поправки будут приняты, и декларирует приоритет суверенитета народа, то есть приоритет коллектива над личностью.

Таким образом, мы или двигаемся назад к принятию коммунистической доктрины, или мы двигаемся вбок к принятию доктрины корпоративного государства, популярной на территории Западной Европы, начиная с 30-х годов (таких государств, как Германия, Франция или Испания). Прошлого века, естественно.

Таким образом, это действительно фундаментальное изменение. И поскольку это фундаментальное изменение, то для меня совершенно однозначным является то, что принятие таких изменений вне зависимости от всего остального… А все остальное – это как раз то, что больше всего обсуждается: так правительство назначается или этак, идет президент на какой-то срок, не идет – это второстепенно в том, что сейчас происходит. Сейчас происходит отказ от либеральных принципов Конституции. Этот отказ очевиден.

Но он замаскирован. Он замаскирован таким образом, что эти поправки вводятся как бы через третью, восьмую главу, чтобы не создавать видимость изменения основ. Это и есть гибридные поправки. Но суть от этого не меняется – должно быть Конституционное собрание. Они это понимают. И они хотят найти третий путь.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире