13:23 , 05 февраля 2020

Алексей Свет, главный врач Первой градской больницы: О врачебной ответственности

Программа «Разбор полета».

Ольга Журавлева: А вот кстати. Это же про принятие решений, да? Когда программа про принятие решений. Когда врач в вас и администратор в вас встают в противоречие? Когда вы понимаете, что если я как врач приму такое-то решение, то некая административная рука меня за это может привлечь, наказать, еще что-нибудь.

Алексей Свет, главный врач Первой градской больницы, кардиолог: Ну, я должен сказать, что на самом деле… не знаю, но у нас действительно очень сложная эта система взаимодействия законодательной власти с теми попытками создания профессионального сообщества, которое на самом деле, с моей точки зрения, должно быть каким-то высшим арбитром в профессиональной среде. Я всегда поступаю, стараюсь поступать в пользу пациента. И, как правило, каких-то, ну то есть, мне не приказывает администратор в моей душе «убей его, убей», понимаете? Ну как-то давайте тоже все-таки… разделять.

Ольга Журавлева: Да нет, куча бумажек, отчетов, вот эти поправки.

Алексей Свет: Куча бумажек, куча отчетов – это действительно.

Ольга Журавлева: Вы же все-таки все для прокурора врачи?

Алексей Свет: Это нам говорили еще… Я все время рискую повторяться, потому что, собственно говоря, за то время, что я виделся в последний раз, много каких глобальных событий в моей жизни произошло. На втором курсе первого медицинского института, где я имел честь учиться, у нас был предмет «медицинское право». Я этот предмет помню до сих пор. Но по двум причинам: во-первых, его вел потрясающий преподаватель с потрясающей фамилией Гуев, что делало, так сказать, просто аншлаги на семинарах и лекциях, но все это наше хихи-хаха разбивалось на том, что мы себя вдруг ловили на том, что человек нам полтора часа что-то такое неспешно рассказывает и он рассказывал на примерах. И вот это та самая врачебная ответственность, о которой все говорят, СМИ говорят, Следственный комитет говорит, прокуратура говорит. Понимаете, в чем дело: такая обоюдоострая история. Есть ситуации, когда надо соблюдать букву закона. Вот то, что касается моментов, не знаю, трансплантации, презумпции согласия, еще что-то. И объяснить порой родственникам – это ведь очень тяжело. И нужно уметь это делать. И нужно все равно пытаться уговаривать при том, что… у нас нет какой-то стратегии просвещения. Она сейчас, может быть, начинается, не знаю, Минздравом, теми же средствами массовой информации. Когда мы говорим, идут программы в том же эфире «Эха», то, что касается, с одной стороны благотворительности, с другой стороны… Ну, медицинские программы на «Эхе Москвы» я не комментирую.

Читать эфир полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире