10:38 , 17 января 2020

Антон Красовский: Я бы на месте Путина смотрел не в сторону Назарбаева, а в сторону Александра I

Передача «Особое мнение»

Антон Красовский, журналист, директор «СПИД.Центр»: Россия – это страна с огромной историей собственной самостоятельной государственности. И это главная и единственная традиция, которая по-настоящему нужна для создания устойчивой демократической модели. А самое главное – для осознания необходимости встраиваться в мировые процессы у нации. Российская нация понимает, что она является носителем государственной идеи.

Вот, условно говоря, белорусская нация на самом деле этого не понимает про себя. Поэтому приди сейчас Путин и объяви в Белоруссии, что вы присоединяетесь, они будут только счастливы. Батька им не дает, потому что у батьки есть собственное представление о своем месте на планете. А у русских, конечно же, есть это представление о том, что они являются носителями огромной и очень древней государственной идеологии.

Она трансформировалась, эта государственная идеология, и неоднократно, так она и в британской империи, извините, трансформировалась неоднократно. И в США она трансформировалась. Она вообще где угодно трансформируется со временем. Но самое главное, что эта государственная система, самостоятельная государственная система, связанная именно с этой нацией, существовала веками. И в этом смысле ориентироваться на Казахстан для лидера этой нации как бы не очень правильно. Потому что в конечном итоге он может оказаться жертвой вот этих собственных иллюзий.

Почему в Казахстане можно, а у нас нельзя – да вот потому. Потому что вы сами показываете собственному русскому народу фильм про декабристов. Потому что никаких декабристов в Казахстане или в Туркмении, или в Белоруссии не было никогда. А вот в России они случились. Потому что в России есть древнее, по-настоящему сложно устроенное государство, которое самостоятельно выстроило само себя за тысячелетия. И здесь очень важно ориентироваться не на Назарбаева, а на вот тот список людей, преемниками которых ты себя считаешь. И, глядя как бы назад, ты должен понимать, в том числе, иметь представление и о своем будущем.

Вот почему иногда важно по-настоящему правда уходить, а не менять ситуацию трансфера в ситуацию трансформации. Когда передача власти на самом деле упаковывается в такого биоробота, которым ты хочешь сам себя же заменить.

Маша Майерс: Я только не поняла ваших претензий к Владимиру Путину в этом смысле.

А.Красовский: Нет претензий вообще никаких, честно говоря, к Владимиру Путину. Я к Владимиру Путину отношусь гораздо лучше, чем большинство наших радиослушателей. У меня есть не претензии к Владимиру Путину, я просто как бы сам, опять же сказать, что я советую что-то Владимиру Путину тоже смешно, кто я такой, чтобы советовать что-то Владимиру Владимировичу Путину. Я просто говорю, что я бы на месте Владимира Владимировича Путина, наверное, смотрел не в сторону Назарбаева, первого секретаря какого-то там целиноградского обкома КПСС, а в сторону государя Александра Павловича.

М.Майерс: Так он смотрит в сторону государя, извините, Николая Павловича. Или он смотрит в сторону Александра Третьего или Иосифа Виссарионовича. У него огромное количество исторических кумиров.

А.Красовский: Правильно, да, не знаю, кстати, я не уверен, что Иосиф Виссарионович является его историческим кумиром. Мы видим сейчас, что Николай Павлович действительно для него хоть сколько-нибудь ценен.

М.Майерс: В гораздо большей степени, чем Александр.

А.Красовский: Это не имеет значения. Потому что и у того, и у другого была очень трудная судьба. Один умер, неизвестно ли умер в принципе, а второй таки буквально умер от стыда. Когда Россия, про которую он так же, как Владимир Владимирович Путин думал, что она самое упакованное в военном смысле государство в мире, в течение нескольких месяцев проиграл довольно простую войну, как тогда казалось, в Крыму. И, видя страдания русского народа, видя погибших главных военачальников, которые тогда на тот момент существовали, государь, как мы помним, просто пошел, простудился и помер от пневмонии, по-видимому. Потому что в растянутом демисезонном пальто на чудовищный петербургский мороз пошел буквально себя убить. И господь ему это позволил. И это тоже важно помнить. То есть этот стыд, который человек испытывал в конце жизни своей за то, что не смог управиться со страной, которая ему досталась, очевидно, не по праву. Это стыд, про который тоже любому человеку, который эту страну возглавляет, надо помнить.

М.Майерс: А кстати, раз мы проводим исторические аналогии, не знаю, умрет ли Владимир Владимирович от стыда, честно говоря…

А.Красовский: Нет, нет. Я надеюсь, что Владимир Владимирович умрет не от стыда. Потому что, честно говоря, пока Владимиру Владимировичу не за что особо так стыдиться.

М.Майерс: Вот хотела вас спросить ровно об этом. Но мы ему не советуем, поскольку как вы сказали «кто я такой», тем не менее, можем себе представить. Есть ли у него основания или нет. За что было бы сегодня Красовскому-Путину стыдно в России образца 20-го года.

А.Красовский: Я бы просто не остался уже Путиным. Если бы я был Красовским. То есть я уже не был президентом этой страны.

М.Майерс: Но вы ушли раньше.

А.Красовский: Я бы ушел, когда мне предлагала бы это сделать Конституция в 2008 году.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире