10:01 , 07 января 2020

Алексей Малашенко: Это шиитская традиция. Грибоедова-то вспомните

Передача «Персонально ваш»

Станислав Крючков: Сложный клубок завязался на Ближнем Востоке, да не только – в Северной Африке. Оценивая эту операцию по ликвидации, убийству Сулеймани, бывший вице-президент Байден сказал, что Трамп бросил шашку в пороховую бочку. Насколько это долгоиграющий конфликт и насколько российского его удастся разрешить и удастся ли? В ближайшей перспективе.

Алексей Малашенко, политолог, арабист, руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций»: На ближайшую перспективу все, что сейчас происходит на Ближнем Востоке – это не 31 декабря началось и даже не в этом веке. Это началось давно. И периодически каждый месяц мы говорим об обострении то в Сирии, то в Ираке, то в Ливии, то в Афганистане и так далее.

Поэтому с этой точки зрения обстановка, которая там имеет место, – здесь нет ничего необычного. Посудите сами. Уже забыли все давно про Ближневосточный кризис, а ведь это три войны. И ничего. И еще, может быть, будет одна.

Там такое количество проблем, там такое количество разношерстных политических сил. Плюс к этому ислам – радикальный, экстремистский, как угодно. Там такие противоречия между отдельно взятыми государствами: Турция – Ливия, Турция – Сирия, Ливан – Сирия, Иран – Саудовская Аравия, Саудовская Аравия – Йемен и так далее. Я, заметьте, даже не перешел границу Ирана, в Афганистан. А если ее перейти, там будет Пакистан, где тоже не самая веселая ситуация.

Поэтому здесь удивляться нечему. Это нормальный в масштабах этой части планеты политический процесс. Как в Скандинавии не будет, уверяю вас.

Марина Максимова: Никогда?

А.Малашенко: А что такое когда и что такое никогда? Когда в 40-е годы начинался ближневосточный конфликт, есть масса занятных материалов. «Ну, пошалят ребята – арабы, израильтяне, – ну, и как-нибудь договоримся. Есть Советский Союз, есть Америка, мало ли что есть…». И, кстати говоря, мировое общественное мнение, на которое последние почти 100 лет плюют все кому не лень в том, что касается Ближнего Востока тем более.

Поэтому если мы посмотрим с точки зрения глобальной ситуации, ничего не изменится. Вы видите какое-нибудь урегулирование конфликта в Ливии? А в Сирии? А Саудовская Аравия и Иран? Да, можно помириться на полгода, потом опять поругаться. А, простите, Йемен? А вот только что вчера было сообщение, что сомалийцы – Аш-Шабаб, такая экстремистская контора – напала в Кении на американцев. Это что такое? И как-то про это очень мало говорят. То ли дело с этим Сулеймани.

Поэтому я здесь не вижу ничего принципиально нового. Это может быть не только в связи с Сулеймани, но с кем угодно, по какому угодно поводу. Поэтому сейчас это, конечно, интрига, это безумно интересно. Опять мировое общественное мнение, опять американцы. Но такого, принципиально нового здесь ничего нет.

С.Крючков: Здесь есть важный фактор. Американцы убили человека, занимавшего влиятельную позицию в государственной системе другой страны, третьего человека в Иране.

А.Малашенко: И вы, Стас, абсолютно правы. У вас абсолютно нормальная логика. А теперь поставьте себя на место Трампа. Там американские войска, наличие которых официальный Багдад признает. Постоянно нападают на эти базы шииты – Хашд аш-Шааби, Хезболла, еще кто-нибудь. И всё это организуется этим самым покойным генералом.

Опять же, повторяю, поставьте себя на место Трампа. Как-то реагировать надо. Как? Войска вводить повсюду? Но они и так там стоят. Вести какие-нибудь переговоры – с кем? С Сулеймани, с Хезболла? Тоже непонятно.

Да, и еще нападение на посольство, что нарушает вообще всё, что можно было нарушать. А, кстати говоря, это шиитская традиция. Грибоедова-то вспомните. Понимаете, какая вещь?

С.Крючков: Да-да-да.

А.Малашенко: Американское посольство 79-го года, да и не только их. Ну, как-то надо реагировать. Вот он и прореагировало таким образом. Он плохо прореагировал. В общем, так не делают. Ситуация какая-то дикая и непонятная. И ему нужно заявить, что «Да, мы сильные – Америка – и мы не будем прощать эти нападения». Да, он нарушил всё, что можно. А Сулеймани что, был святой, что ли? Он руководил «Кудс». Это самое мощное подразделение КСИР (Корпуса стражей Исламской революции). И ни где-нибудь он воевал, а он воевал в Сирии, в другой стране, между прочим. Так что там искать какую-то чистую правду и говорить, что этот виноват, а этот не виноват, очень сложно. Тут, действительно, нужно разбираться объективно. А это тоже очень тяжело, потому что как бы ты ни рассуждал, ты обязательно будешь кого-нибудь чуть оправдывать, и ты будешь прав.

Вот посмотрите, сейчас Иран обращается в ООН, и он прав. Но как он там будет рассказывать про этого Сулеймани, кто это такой? Ведь мировое общественное мнение не только сейчас ругает американцев, но оно и не забывает то, что происходит в Сирии. Так что это очень интересно, занятно и все время все говорят и пишут, а самое любопытное, что будет дальше.

С одной стороны, все всё знают – обострение и так далее – это мы всё слышали. А какое обострение, к чему это приведет? Вот есть такое вариант, что грохнут какие-нибудь нефтепромыслы или нефтеперерабатывающие заводы, ну потопят корабль, еще что-нибудь. Но когда я временами слышу о том, что будет какая-то жуткая война – да между кем и кем будет война-то?

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире