06:58 , 25 декабря 2019

Екатерина Шульман: Террористические акты такого типа страшны ответными шагами

Фрагмент передачи «Статус»

Екатерина Шульман, политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС:

Место и время выбраны, очевидно, с большой символической нагрузкой. Это был момент между большой президентской пресс-конференцией и празднованием Дня чекиста. В этот момент все силовое руководство страны, включая Верховного главнокомандующего, были на праздничном концерте в честь этого замечательного их профессионального праздника.

Поэтому, очевидно, человек хотел что-то сказать. Это как раз ровно такой акт терроризма в том смысле, что это демонстративное поведение, демонстративная акция, в которой есть сообщение. В чем состоит это сообщение, понять пока трудно. Никакая организация ни взяла на себя за это ответственность.

Человека этого нашли, он пока по тем сведениям, которые мы имеем, выглядит одиноким неприкаянным фанатиком, но при этом с выдающимися навыками стрельбы и довольно большим арсеналом оружия на дому.

Что можно сказать, не уходя в подробности его несчастной жизни и смерти? Надо признать, что террористические акты с участием одиночки-смертника непрофилактируемы и не предотвращаемы, это правда. Невозможно ни предвидеть такого рода события, ни остановить их, когда они происходят. Вообще, человек, который решился умереть, придет куда хочет и сделает то, что задумал. Ему помешать может только случайность. Никаких на этот счет рецептов не придумано.

<...>

Я могу сказать следующее. Террористические акты такого типа, как ни безнравственно это звучит, не столько страшны своим действием, сколько своими последствиями, так сказать, ответными шагами. В самом теракте пострадают только те, кто попадет, а вот дальше начинается работа больших силовых ведомств, которым нужно сначала выстроить план, как они будут отвечать на произошедшее, а потом отчитаться по реализации этого плана.

Я напомню, что предыдущий такого рода террористический акт, а именно взрыв в Архангельской приемной ФСБ имел очень тяжелые последствия, я бы сказала, для всей России.

После этого была начата вот эта нынешняя молодежная политика, после этого были организованы, судя по всему для того, чтобы их разоблачить, какие-то молодежные, квазиэкстремистские организации. Я думаю, что дела «Сети» (деятельность организации запрещена в России — прим.Ред.) и «Нового величия» — это прямое следствие о необходимости чем-то отчитаться в этом направлении работы. Понимаете, это такие же ведомства, как и все остальные. У них свои KPI , у них свои планы, у них своя отчетность, у них своя статистика. Если они не могут раскрыть каких-то террористов, то, значит, их надо создать, а потом уже их раскрыть.

Как это делается? Ну, вот такая немедленная рефлекторная реакция может нами наблюдаться в этих неожиданных поисках. В маршрутке вдруг находят бомбу. Вдруг так — раз! — неожиданно на заднем сиденье бомба сидит. Или вот сегодня тележку нашли подозрительную. Ну, бомба оказалась внезапно, действительно, бомбой, а тележка оказалась не бомбой, а тележкой, но, тем не менее, это такая быстрая паника. Это еще самое безобидное, что происходит.

Потом начинается уже серьезная, планомерная во всех смыслах работа. К ней очень часто присоединяются и законодательные изменения. То есть приходит идея, что надо чего-нибудь ужесточить, надо ввести какую-нибудь новую статью уголовную или административную. Административная нынче в моде. Ну, и, конечно, должны быть показательные дела.

Читать эфир полностью>>>>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире