10:41 , 08 ноября 2019

Владимир Рыжков: Уверенная в себе власть не занимается репрессиями

Передача «Особое мнение»

Евгений Бунтман: 102-я годовщина Октябрьской революции сегодня. Коммунисты на шествии ежегодном, которое проходит, говорят, что лозунги по-прежнему актуальны, а Россия как никогда близка к революции. Вы согласны с каким-нибудь из этих утверждений? Одно – про лозунги, второе – про близость революции.

Владимир Рыжков, политик: Я считаю, что ни лозунги не актуальны, ни близость революции. Что имеется в виду, какие лозунги. Вся власть советам? Что там было. Мир народам.

Е.Бунтман: Мир – хижинам, война – дворцам. Почему нет.

В.Рыжков: Известно, как большевики решили эту проблему. То есть была объявлена война дворцам, уничтожена частная собственность, уничтожены компании процветающие, уничтожен процветающий аграрный сектор, и страна на десятилетия погрузилась в дефицит и нищету.

Е.Бунтман: Но лозунги-то хорошие. Расследование Навального посвящено дворцам, например.

В.Рыжков: Но просто есть гораздо более гуманные человечные способы решения этих проблем, чем те, что предлагал Ленин и те, что сейчас предлагают коммунисты. Поэтому ленинская программа она совершенно не актуальная и не приведи господь нам по второму кругу пойти по этому пути.

Е.Бунтман: Но может быть, возможно, какое-то новое прочтение этих лозунгов.

В.Рыжков: Есть, конечно, новое прочтение. Но желательно держаться при этом от коммунизма подальше. Есть либеральное прочтение, например, проблемы справедливости, проблемы борьбы с коррупцией, проблемы подотчетности государства, проблемы сменяемости власти. Есть вполне внятные либеральные ответы на эти проблемы. А то, что предлагали коммунисты и то, что сейчас они предлагают – не имеет никакого отношения к решению проблем.

Что касается актуальности революции, я пока не вижу таких признаков. Страна наша неблагополучная, система создана крайне несправедливая, не демократическая. Узкие элиты решают все. Узкие элиты обогащаются, народ обездолен. Это всё правда. Но пока признаков революции я не вижу и думаю, что будет гораздо правильнее нам говорить не о революции, а о реформах. О том, чтобы выйти из этого довольно позорного состояния мирным демократическим путем. А не путем кровавой революции, как было сто лет назад.

Е.Бунтман: Реформы могут быть при сохранении существующей власти?

В.Рыжков: Нет, не могут, конечно. Поэтому первая задача – смена этой власти на выборах. И как показывает опыт многих стран, это вполне возможно. Если люди откажут нынешней власти в доверии и в массовом порядке проголосуют против нее за кого-то другого, то она не удержится.

Е.Бунтман: Притом, что не будет зарегистрирован ни один из оппозиционных кандидатов.

В.Рыжков: Мы видели, как на выборах в Хабаровске и в других местах никому неизвестные кандидаты побеждали кандидата власти.

Е.Бунтман: И где они сейчас?

В.Рыжков: Работают губернаторами. Тот же Фургал работает, Коновалов. Мы же говорим не о личностях, мы говорим о модели. Модель очень простая. Та система, которая у нас создана, специалистами называется «электоральный авторитаризм». Он как бы с одной стороны авторитаризм, а с другой стороны электоральный. То есть выборный. И в этом его слабость. Потому что вообще классический авторитаризм в выборы не балуется, зачем ему эти выборы. Держит власть и всё.

Е.Бунтман: Условно выборный все-таки.

В.Рыжков: В нашем случае выборы как институт формально сохраняются. Их же никто не отменил. И вполне можно себе представить ситуацию, когда 90% народа приходит и говорит «нет». И что они с этим будут делать? Нарисуют все сто процентов бюллетеней? Не получится.

Е.Бунтман: Не зарегистрируют кого-нибудь. Договорятся с победившим кандидатом.

В.Рыжков: Еще раз говорю, для того чтобы исключить возможность поражения, нужно вообще всех не зарегистрировать. Оставить только одного кандидата. Как это было в Советском Союзе. Но у нас ведь «электоральный авторитаризм» он сохраняет формы. Видимость. У нас всегда есть альтернатива какая-то на выборах. У нас всегда есть много партий, у нас есть даже две палаты парламента. В этом слабость «электорального авторитаризма». Что он вынужден мимикрировать под якобы демократию, быть похожим внешне на демократию, будучи на самом деле авторитаризмом. Но так как он вот эту ширму рисует демократическую и оставляет формально и многопартийность, и альтернативных кандидатов, то всегда народ может, если народ действительно довести до ручки и действительно народ в подавляющем большинстве скажет «нет» этой власти, то неважно, за кого он проголосует. Произойдет смена власти в любом случае.

Поэтому я думаю, что у нас ситуация лучше, чем в 17-м году. Потому что тогда уже просто шло вразнос, и большевики захватили власть, потом началась кровавая гражданская война. Где погибло несколько миллионов человек. Сейчас с одной стороны есть авторитаризм, очень неуверенный в себе, как мы видим по репрессиям. Уверенная в себе власть не занимается такими репрессиями. И с другой стороны сохраняются формально и многопартийные выборы, и парламент, и многопартийная система. И если действительно сложится ситуация революционная или предреволюционная, у нас есть все способы поменять власть мирным путем.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире