10:39 , 30 октября 2019

Павел Тищенко, сотрудник Института философии РАН: Смерть — это облегчение

Программа «В круге света». Тема: Эвтаназия в руках народа?

Павел Тищенко, главный научный сотрудник Института философии РАН: Я хотел бы внести такую нотку. Мы пока что говорим о межличностных отношениях. О внутреннем решении, о поддержке или отрицании этого внутреннего решения. Со стороны врача, близких. Или самого человека. Но мы должны понять, что как только мы говорим о праве на эвтаназию, то мы сразу имеем в виду обеспечение этого права правоохранительными органами. И здесь мы попадаем в новую перипетию. Доверить обеспечение этого предельного права этим правоохранительным органам, очень непростая вещь. Потому что желание совершить эвтаназию может быть индуцировано со стороны, например, родственников, заинтересованных в получении наследства. Для меня, например, само словосочетание, что добровольное согласие на эвтаназию человека, переживающего мучительную боль это все равно что добровольное согласие заключенного на Лубянке в 37-м подписать признательное, что он шпион Японии, потому что его пытают с утра до ночи. То есть здесь добровольность очень непростая. А если бы смогли, то есть в какой степени и здесь все-таки мы должны быть начеку в том смысле, что смерть это не лечение. Понимаете. Это не облегчение. Мы не знаем, что там за той чертой. И для меня вообще, когда решают проблемы профилактики генетических заболеваний абортами. Это тоже принимают решение, что смерть лучше жизни. С такими-то проблемами. В любом случае для меня это совсем не решенный вопрос. И десятки раз можно подумать и уж тем более все-таки вероятно тот пример с девушкой писательницей, я приношу извинения, что неточно его знаю. Но примеры в той же Швейцарии, где просто за деньги совершают эвтаназию людям, которые практически ничем не страдают. А просто устали от жизни. Заплатил – и тебе это сделали. Все-таки мне кажется, что общество, чтобы сохранить себя, должно эту лазейку, эту щель для экстремального решения сохранять узким. Не делать его правом, которое является открытыми воротами. Под которые просто нужно подводить случаи. Как под общую закономерность. Как была сначала эксклюзивная ситуация в условиях запрета, когда… решают не возбуждать дело против врача, который помог. Эксклюзивно. Но ни в коем случае не право как общий закон, который сразу…

Дмитрий Першин, иеромонах, эксперт комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей: Помните, в США был осужден доктор Кеворкян.

Светлана Сорокина: Да, конечно. Мы все знаем про Доктора Смерть.

Павел Тищенко: Почему это случилось. Потому что он сделал видео. Он записал, как умирает человек, которому введен препарат. В каком отчаянии он умирает. Потому что ничего не может сделать уже. И это увидели все, и стало ясно, что это вообще невозможно. И он получил свой срок. Поэтому красивые слова – понятны, страдания – понятны. Но когда это становится конвейером смерти, вот здесь…

Читать эфир полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире