10:01 , 10 октября 2019

Ирина Прохорова: Главное, чтобы не поддались на идею радикализации

Передача «Персонально ваш»

Ирина Прохорова, главный редактор «Нового литературного обозрения»: Я думаю, что все, даже маленькие победы – это вовсе не проявление неожиданного гуманизма наших судов, а, я думаю, очень большая активность общества, которое привлекает к этому внимание. И это одно из немногих явлений, которые настраивает меня на осторожный оптимизм, что это что-то в обществе поменялось, что такие процессы происходили, они проходили часто на периферии сознания…

Сажают же за госизмены ученых уже давно, с середины 2000-х. Никто как-то особенно не замечал. Это проходило сторонней информацией. Но сейчас что-то изменилось и в самом обществе, прежде всего, что на эти вещи стали обращать внимание. И, мне кажется, это важно. А чего они там… уж наверное настолько дело развалилось, что пришлось чуть снизить меру наказания. А вот если совсем ничего нету, давайте дадим условно. Это считается гуманностью невероятной и победой демократии.

Строго говоря, мне кажется, подошли к этому порогу, когда общество не хочет мириться с такой ситуацией. А с другой стороны, мне кажется, здесь невероятно символическое поражение репрессивной системы, потому что всем очевидно, абсолютно всем, что нет никаких дел вообще. То есть если еще 6 мая 12-го года, тем не менее, кто-то действительно из ребят, но тоже относительно хоть какое-то сопротивление власти – и то надо еще проверить – то здесь же это такая картинка: вот идут безоружные люди, а их бьют дубинками. И они не сопротивляются. Это такой действительно ненасильственный протест. И в данном случае у власти очень сложное положение, потому что надо изобретать агрессию, которой нет.

Привычней понимать, что вот оказали дикое сопротивление – мы сейчас им дадим! Вроде как есть символическая легитимация, почему так жестоко. Потому что сопротивлялись представителю власти. А тут не сопротивлялись. Тащат девушек, наступают им на волосы, бьют человека стоящего. И это ужасно смотрится. И поэтому приходится высасывать из пальца: стаканчиком там бросили. «Нет, он на меня не так посмотрел» – уже шутки пошли. Я бы сказала, появление этих частушек про росгвардейцев – это такой приговор всей этой ситуации, потому что если это уже на уровень частушек переходит, то репутация всех этих репрессивных органов, она чудовищная.

И мне кажется, стратегически это в некотором смысле победа общества, потому что оно ставит саму эту систему в крайне невыгодное положение. Потому что система привыкла реагировать насилием на насилие. А вот как насилием на ненасилие, Она не понимает и не может с этим работать. Отсюда эти чудовищные дела рассыпаются, потому что они настолько идиотические, что и предъявить по большому счету нечего. Сажают тупо. Но при этом все равно ощущение настолько неправоты, что ставит большой вопрос и перед самой системой.

Алексей Соломин: Ну а система посмотрит на вас и скажет: «Ну, а чего вы сделаете. Вы считаете, что вы неправы. О’кей, хорошо. Вам кажется, что не было никакого насилия. Мы видим в этом насилие. А что вы сделаете-то?».

И.Прохорова: Казалось бы, а что делала самая активная часть общества? Во-первых, ходили в суды. Адвокаты появились. Как-то это освещали. И это все равно как-то действует. Согласитесь, что если бы никто не обращал на это внимание, все бы люди от «Седьмой студии» и до нее, сидели в тюрьмах. Потому что общественное мнение все равно важно для власти.

А.Соломин: Кстати, по поводу «Седьмой студии», Мосгорсуд же вернул на рассмотрение дело.

И.Прохорова: Естественно, это будет тянуться бесконечно, потому что признать, что там не было никакого дела сразу в системе нашего правосудия, невозможно. Власть не может ошибаться, она у нас сакральная. Она всегда права. Я меньше всего думаю о людях, выносящих приговоры. Мне интересней видеть, как меняется отношение к обществу ко всему. И я бы сказала, что стихийно общество нашло самое мощное стратегическое оружие, а именно ненасильственный протест.

Вот, может, звучит как «карась-идеалист», но тем не менее, это видно. Потому что любая власть, не только наша, умеет перехватывать повестки. То есть если нельзя убить движение, надо его возглавить. Можно заменить белые ленточки на георгиевские. Можно перехватить какие-то лозунги, еще что-то. Но вот гуманистическую повестку нельзя перехватить, потому что наша власть не может это перехватить по определению. И в этом смысле сознательность общества, которое не поддается искушению насильственно нападать на кого-то и так далее, мне кажется, невероятно важный момент повзросления общества как такового.

Да, хватают, и так бы хватали. Еще больше бы хватали. То есть они могут хватать кого угодно на улицах. Это их проблемы, называется. Но то, что достойно люди себя ведут, все равно это влияет. Ну правда, это влияет. И в отличие даже от волнений 12-го года, где легко дискредитировали протестующих: они какие-то хипстеры, пижоны, безбожники и прочие…

А.Соломин: Не то чтобы это было большим оскорблением для протестующих.

И.Прохорова: Для протестующих – нет, но в общественном сознании, в обществе этот же образ навязали, что там какие-то смутьяны зажравшиеся, черти чем занимаются. А вот сейчас, обратите внимание, это невозможно. Либо замалчивает сама система… Потому что я как-то так посмотрела, что говорится в СМИ – невнятно говорится, потому что непонятно, что предъявить. Потому что безоружные люди, вышедшие с требованиями, в общем, благородными и говорящими, что не надо бить, — их бьют безоружных. И это производит впечатление колоссальное на большую аудиторию. Это всем понятно. Потому что если мальчика загребли ни за что за три квартала, не нужно много об этом говорить.

И в этом смысле, я боюсь, главное, чтобы не поддались на идею радикализации. Потому что такая тактика, мне кажется, в нашей стране, куда более, я бы сказала продуктивна. И соединение правозащитной деятельности с таким мирный протестом, мне кажется, создают эту новую ситуацию.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире