10:31 , 04 сентября 2019

Сергей Алексашенко: Мы готовимся к конфликту со всем западным миром

Передача «Персонально ваш»

Нино Росебашвили: Хорошие новости, наверное. У нас тут денежная подушка показала рекордный рост. Мы выросли на 56 млрд долларов. Вот «мы» — это денежные запасы российского госсектора в 18 году.

Евгений Бунтман: В 10 раз больше, чем в 2017 году денежных запасов. Это хорошо?

Сергей Алексашенко, экономист: Ну, наверное, с какой-то точки зрения это хорошо, потому что иметь финансовый резерв – это лучше, чем его не иметь. И иметь большие валютные резервы для страны, чье благополучие сильно зависит от колебаний мировой цены на нефть, конечно, это хорошо. Другое дело, что ценой этих накоплений… Накопления этой подушки является продолжающееся снижение доходов населения, является торможение экономики, потому что те деньги, которые Минфин складывает в кубышку, можно было бы направлять на выплату социальных пособий одиноким матерям, пособий, которые не повышаются с середины 90-х годов.

Совсем не обязательно было повышать налог на добавленную стоимость для того, чтобы из кошельков всех россиян забрать дополнительные рубли и сложить их в кубышку. Совсем не обязательно забирать налоги из экономики, складывать в кубышку, потому что это тормозит экономический рост. Поэтому сказать однозначно, что это хорошо, мне кажется, что та политика, которую проводит Минфин в последние годы, она такая… В том плане, что она бьет по кошелькам простых россиян и ведет к снижению их жизненного уровня. А второе, она дестимулируют экономический рост. Она делает то, чтобы экономического роста в России… Он и так вялый. Чтобы он был еще более вялым.

Н.Росебашвили: У меня такое чувство, что мы как будто к чему-то готовимся…

С.Алексашенко: Мы готовимся к войне. «Мы стоим на страже мира, мы готовимся к войне». Это давно известно. Мы готовимся к конфликту со всем западным миром. Поэтому российский Минфин с Центробанком свои валютные резервы переводит из долларов в золото, из долларов в китайские юани. Несмотря на то, что юань девальвируется – неважно. Самое главное, чтобы не дай бог американцы не заморозили.

Мы не готовимся к войне с Европой, мы считаем, что в Европе мы имеем достаточно сильные позиции. Кремль считает, что он имеет достаточно сильные позиции, которые не дадут заблокировать счета российского Центробанка или заморозить его активы. А вот с Америкой договариваться сложно. Возьмет Америка, заморозит все долларовые счета. Что тогда делать Центральному банку? Поэтому Центральный банк и продает все доллары, стремительно покупает юани. Не очень понятно, что он с ними будет делать. Народ побежит в обменные пункты просить доллары…

Е.Бунтман: А потом юани.

С.Алексашенко: Продавать юани, да. Приходишь в обменный пункт, а там говорят: «Сегодня замена на нашем валютном рынке, вместо выпавшего из игры доллара вступает в игру китайский юань».

Е.Бунтман: Теперь, Иван Иванович, будете получать зарплату на заводе в юанях.

Н.Росебашвили: Подождите, мы опять перешли к шуткам. Но как мне показалось, вы про войну сейчас не очень шутили.

С.Алексашенко: Нет, я абсолютно серьезен, Нино. Это на самом деле ни для кого не секрет, что такую… Знаете, нельзя назвать бытовым сознание людей, сидящих в Кремле и принимающих политические решения о судьбах России, но они действительно… Они не то, что считают… Мы в состоянии войны с Америкой, эта война идет, не знаю, с 2012, с 2014 года. И все, что происходит в Украине и Донбассе – это не война с Украиной, это война с Америкой. Америка на нас напала, а мы защищаемся на дальних рубежах. Америка совершила госпереворот в Украине для того, чтобы приблизиться к нашим границам и там в перспективе разместить свои ракеты под Харьковом. Конечно, это война. Это гибридная война, она не обязательно горячая. Ведется информационная пропаганда. Видите, там американское посольство распространяет информацию о шествиях оппозиции в Москве. Печеньки, небось, пекут. Что-то их на последнем марше не было видно, значит, все были заняты подготовкой ко Дню труда, праздновали. Либо пекут печеньки на следующее событие. Ну вот так.

Нино, гибридная война идет полным ходом. Валютные резервы нужны на случай… Кубышка. На случай обострения, если против России будут применены какие-то новые санкции.

Е.Бунтман: То есть, в этой политической ситуации, если смотреть трезво на политики России сейчас внешнюю и внутреннюю, другого варианта, кроме как копить-копить деньги нет?

С.Алексашенко: Нет, почему. Есть. Просто прекратить эту войну, и все.

Е.Бунтман: Войну за скобки, прекращать ее никто не будет.

С.Алексашенко: Евгений, мы же говорим об альтернативах. Смотрите, если Кремль решил, что с Америкой нужно воевать, если Кремль решил, что Америка на нас напала, а мы защищаемся, эта война продолжается, то, конечно, другого выхода нет. Выход – либо нанести опережающий ракетный ядерный удар по Америке, чтобы ее уничтожить… Если враг не сдается, врага уничтожают, да? Понятно, что цена этого вопроса очень велика. Либо готовятся к тому… Как любой генштаб, любое военное руководство, в данном случае – гибридное руководство, сидящее в Кремле, оно планирует некие операции, оно исходит из неких предпосылок, что враг будет делать то-то и то-то, что он может нанести нам такой-то удар, здесь удар… Нужно здесь рубежи обороны построить, здесь рубежи обороны построить. И очевидно, что после того, как с 14 года против России вводилось несколько волн санкций экономических в том числе, некоторые из них были достаточно болезненными. Очевидно, что мысль о том, что какой-то еще удар санкций может быть нанесен по России, она в Кремле не исчезает. Они к этому готовятся.

А защита от санкций это, естественно, накапливание резервов.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире