09:51 , 28 августа 2019

Наталья Пискунова, политолог: Мы ни с США, ни с Китаем, мы тут сами с усами

Программа «В круге света». Тема: G7: место ли нам в большой компании?

Светлана Сорокина: Китай сейчас привносит серьезную историю во все эти отношения.

Наталья Пискунова, политолог, старший преподаватель кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ: Конечно. Я бы немножко поспорила. То, что я вижу, Трамп делает как бы два оффера чисто деловых. И он спрашивает у России: смотри, вот у меня есть Китай и вот у тебя есть Китай. Ты куда. Ты к Штатам или с кем будешь договариваться. Больше с Китаем и тогда у него одна стратегия действий. Связка Россия плюс Китай, вот мы с ними будет работать вот так. Либо ты говоришь, что мы тут независимые совсем, мы не с ЕС, не с Британией, естественно, по-другому тут никак не получится. Мы ни с США, ни с Китаем, мы тут сами с усами. Тогда это еще одна интересная линия рассуждения. Поэтому Трамп просто своим таким фактическим выставлением Макрона в качестве локомотива, иди, договорись с Россией, я тебе потом что-нибудь после брекзита выдам. Он собственно, приглашает к беседе не столько Россию, Россию приглашает на самом деле к беседе, но по другому вопросу. По Украине, это отдельная история. Он приглашает к беседе Китай. То есть он Китаю дает сигнал: смотри, в «семерку» мы тебя не возьмем, это не интересно. Двусторонние переговоры у нас очень жесткие. Но в торговле совсем жесткие. Но именно поэтому он Китай и уважает. Он не будет уважать того, с кем он не может в каком-то смысле торгово повоевать. Смысл какой. То есть он уверен в своей победе. Зачем напрягаться. Он приглашает к диалогу Китай. То есть ну что вы будете с Россией беседовать, вы возьмете Россию в свои союзники или вы все-таки будете сами по себе, политика начала века и так далее. А Китай уже не политика 19-го, даже не политика 20-го века. У Китая очень интересно. Мне в МГУ, я веду курс…, очень много китайских студентов приезжает. Они такие уже достаточно постарше. Люди не 20-летние. И они в основном госслужащие, скажем так. У них там повышение квалификации. Они что говорят насчет своей внешней политики. Вы знаете, совершенно другие вещи, у нас есть активное миротворчество и пассивное. У Китая. Это официально, они говорят, да, вы рассказывайте. Говорю: хорошо. И что мы делаем. Когда мы разговариваем со Штатами, это значит пассивное миротворчество. А когда мы разговариваем с Россией – то активное. Я спрашиваю: а что вы имеете в виду. Активное, пассивное. У нас вообще такого нет. Они говорят, вы знаете, пассивное – это когда за деньги. Активное – когда с танками. Получается, то они, конечно, немножко привирают, естественно. Китайские хитрости. И вот когда миротворчество за деньги и такое общение за деньги, это про связку Китая и Штатов. Они как бы делят, не делят, то есть фактически показывают, что это борьба за то, чтобы тебя признали. Поскольку в переговорной практике важно, чтобы тебя признали. И тогда с тобой будут договариваться. Если у тебя нет права подписи – зачем с тобой разговаривать.

Читать эфир полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире