11:08 , 16 августа 2019

Леонид Радзиховский: В России никогда не будет силовой революции

Передача «Особое мнение»

Леонид Радзиховский, журналист: Общественное настроение к 24-му году будет довольно паршивое. Оно и дальше могло бы мирно тянуться. По инерции оно бы могло тянуться и дальше мирно. Потому что у Путина есть три аргумента. Аргумент первый – это дубинки.

Аргумент второй: да, всё это плохо, но самое главное – это пиндосы. Если ослабнет власть, то пиндосы захватят власть и расчленят Россию. И аргумент третий, главный, собственно, единственно важный: «Кто, если не я?» Кто, если не он?

Ирина Воробьева: А кто, если не он?

Л.Радзиховский: А кого назначит, тот и будет. По инерции тянуть это можно долго, но в 24-м году катастрофа заключается в том, что инерцию надо разорвать, надо что-то делать. Просто перевести часы и сказать: «Опять 23-й год». Вот 31 декабря 23-го года сказать: «А вот теперь у нас 1 января 23-го года» – этот номер не пройдет. И с такими козырями делать игру нельзя.

Поэтому опасность для власти, для Путина и, соответственно, для монархии вообще в 24-м году очень велика. Другое дело, что у Путина есть союзник, конечно, этот союзник – «пятая колонна», которая отнюдь не «пятая колонна» Госдепа, а, естественно, «пятая колонна» администрации президента.

Я не к тому, что так называемые лидеры протеста – платные или бесплатные агенты ФСБ, агенты администрации. Есть там и агенты, есть там и не агенты, как в любой политической организации разные есть. Я к тому, что их вопиющая, кричащая беспомощность, примерно такая же, как беспомощность правящей номенклатуры, они, конечно, делает всё, чтобы тормозить ногами об асфальт.

Но – и вот это, собственно, то основное, что я хотел бы сказать – вот Ленин говорил, что разбитые армии хорошо учатся. Судя по тому, что было в декабре 2012 года и по тому, что мы видим, армия креативных людей совсем не учится. Вот креатив равен нулю. Когда они гуляют по Бульварному кольцу, они гуляют по граблям, ровно по тем самым граблям, по которым они успешно гуляли в 2012 году.

Но интуитивно, не продуманно, а интуитивно по факту оппозиционное движение набрело случайно, методом тыка на безошибочную тактику, которую, если они отрефлексируют, найдут, наконец, лидеров и будут ее дальше продолжать, эта тактика, действительно, реально опасна для власти.

А в чем заключается эта тактика? Ее прекрасно описал Высоцкий. Когда поминают Высоцкого, все вспоминают одну и ту же фразу: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Это не относится к данной истории. В данной истории настоящие буйные не нужны. К данной истории относятся совсем другие слова Высоцкого:
«Неправда, будто бы к концу я силы берегу.
Бить человека по лицу я с детства не могу.
Вот он ударил – раз, два, три – и сам лишился сил.
Мне рукe поднял рефери, которой я не бил».

Если вы мышки, то вы можете драться с кошками – это то, что нужно кошкам. Этим вы оправдываете кошек, и кошки вас уничтожат, растерзают с величайшим удовольствием. Но у мышек есть огромное преимущество перед кошками: Непротивление, которое морально разбивает кошек. Этих кошек не разобьешь, эти кошки дрессированные, воспитанные и так далее. Ложь. Это ложь. С первого раза не разобьешь, со второго не разобьешь. С десятого разобьешь.

Массовость и упорство мышек в несиловом противостоянии кошкам показывает и кошкам и, что гораздо важнее, широким народным массам, кто тут агрессор, а кто жертва, кто прав, а кто не прав; на чьей стороне моральная сила, а на чьей стороне физическая сила и моральная слабость. Вот в чем фокус.

И.Воробьева: То есть чем более мирным и ненасильственным будет протест, тем он будет сильнее.

Л.Радзиховский: Да, безусловно. Путин в свое время сказал пророческую фразу: «После смерти Ганди и поговорить-то не с кем».

Вот к тебе идут Ганди – поговори! Вот эти Ганди, 50 тысяч Ганди. Ты звал меня – и я пришел. Вот они, Ганди – говори! Говори с ними, с Гандями. Понимаете, вот этом, не «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Настоящих Ганди мало, вот и нету вожаков.

В ходе всей это заварухи власть одержала полную, безоговорочную и стопроцентную победу. Задача оппозиции заключается в том, чтобы превратить эту победу в пиррову победу. Никаких других ходов у оппозиции нет.

Для этого у нее есть два способа. Способ первый: показать и объяснить, что власти кроме дубинок сказать людям просто нечего; что власть не защищает ни закон, ни порядок, она защищает только свои несправедливые, воровские права, больше она не защищает ничего. И защищает голой силой, потому что аргументов нет. Это первое.

И второе: показать что сила полная, моральная сила, полное моральное преимущество на их стороне. Понимаете, сила хороша против силы. Вот если с вами дерутся, то ваши удары точны. Так?
«Вот он ударил – раз, два, три – и сам лишился сил…
И я сказал ему: «Чудак, устал ведь, отдохни!»
Но он не услышал, он думал, дыша,
что жить хорошо и жизнь хороша».

Попробуйте кулаками, дубинками, БТР разбить море. Оно же мягкое. Разбить стенку можно? Можно. Разбить железку можно? Можно. Разбить машину можно? Можно. Разбить башку человеку, который с вами борется, можно? Легко, самое легкое. Попробуй разбей море. Попробуй разбей воздух. Вот в чем проблема.

У вас господа оппозиционеры, нет никаких сил для физической борьбы с властью, нет и не будет. Баррикады вы не построите, рабочими с Красной Пресни вы не будете, даже «желтыми жилетами» вы не будете никогда. Вы не те люди и не та цель.

Кстати, насильственная борьба с властью – это была борьба XIX века, начала XX века, когда были действительно великие революционеры, среди них был величайший, гениальный революционер всех времен и народов – Ульянов Ленин. Это была борьба против монархии. И вот в чем анекдот: время силовой борьбы, лимит на силовую борьбу кончился, в Европе, по крайней мере. И в России он кончился. В России не будет никогда силовой революции. Кончился лимит, исчерпался.

Но в Европе одновременно исчерпался и лимит на силовую борьбу и лимит на монархию. А в России лимит на силовую борьбу исчерпался, а монархия задержалась.

И.Воробьева: У нас особый путь всегда.

Л.Радзиховский: Особый путь и особое мнение. И вот в эту расщелину, когда силовая борьба уже вышла из моды и монархия тоже вышла из моды, но монархия еще физически осталась, а силовой борьбы уже нет. Поэтому единственный вариант – это пойти на поводу у Путин. Путин просил встречи с Ганди – обеспечьте Владимиру Владимировичу встречу с Ганди. Ему не с кем говорить кроме Ганди – вот пусть он поговорит с Ганди.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире