12:44 , 19 июля 2019

Максим Шевченко: Они считают: «Мы имеем право. Те, кто внизу – это лохи»

Передача «Особое мнение»

Ольга Журавлева: Вы себя считаете политиком? Вы же в выборах участвовали?

Максим Шевченко, журналист: Я политик.

О.Журавлева: Вы добились определенных успехов. Вы контактируете с определенными политическими силами.

М.Шевченко: Главный успех – что нам удалось нанести поражение власти во Владимирской области. Я не считаю депутатский мандат каким-то успехом, если честно.

О.Журавлева: А что-то делать можно, обладая этим депутатским мандатом?

М.Шевченко: Ничего нельзя делать. У нас во Владимирском законодательном собрании при всем при том, что во фракции «Единая Россия» есть много порядочных, образованных и умных людей, которые как бы являются патриотами Владимирской области – я это искренне говорю, – ничего нельзя сделать, потому что даже эти люди, понимая, что надо сделать, все-таки будут голосовать так, как их обязывают некие обстоятельства, в которых они оказались завязаны, давши согласие на то, чтобы получить этот мандат. Кто-то очевидно, деньги вносит за то, чтобы попасть в списки на прохождение в заксобрание, кому-то это надо для преференций по работе.

Может быть, это так и надо, может быть, такая система договоренностей и нужна, но просто наша фракция – 7 человек – мы предлагаем не какие-то, знаете, лозунги «Долой власть!», мы говорим: «Давайте сделаем рабочую группу по мусору, допустим, с привлечением общественников». Проваливают. Дважды провалили. Почему? На слушаниях открытых были представители «Единой России», все соглашались. Почему проваливают? Потому что не может исходить от оппозиции ничего конструктивного. Это их подход. Единственный вариант, когда мы уже сказали: «Знаете, мы объявим просто бойкот и начнем уходить с каждого заседания собрания. Фракция КПРФ будет вставать и уходить, если вы будете так относиться к нашим законопроектам». После этого…

О.Журавлева: Согласитесь, это тоже не очень страшная история.

М.Шевченко: А я считаю, что это история, которая для власти опасная. Вот если бы фракция КПРФ вчера, когда Володин заставил всех почитать память царя расстрелянного и его семьи, встала бы и в полном составе вышла бы из зала – я знаю, некоторые члены фракции и вышли из зала – и отказалась бы участвовать в этом спектакле, то тогда, как говорится, многое было бы… Если бы в знак протеста против уничтожения «Совхоза имени Ленина» и кандидата в президента Грудинина, акция КПРФ не митинги проводила бы, которые власти совершенно не опасны, а в полном составе сложила бы мандаты – не только в Государственной думы, но и по всем собраниям страны, – это было бы для власти опасно. Это бы создало бы крайне опасный прецедент перевода достаточно влиятельных людей с большими возможностями, известных в так называемую несистемную оппозицию.

Если бы фракция КПРФ в полном составе пришла бы в субботу в 2 часа на проспект Сахарова на митинг, встала бы рядом с Навальным, с Соболь, с Яшиным, со всеми… а там и коммунисты были – вот Рашкин Валерий Федорович пришел в Новопушкинский сквер в прошлое воскресенье, Влад Жуковский был – были другие депутаты от КПРФ, которые зарегистрированы, потому что они шли по спискам; правда, Рашкин не участвует, он депутат Государственной думы, но он руководитель Московского обкома партии, – вот это я считаю, правильная позиция, единственно правильная позиция в этой ситуации. Власть крайне боится консолидации.

О.Журавлева: То есть вы видите здесь методы, которыми можно этот селевой поток…

М.Шевченко: Власть крайне боится гражданской консолидации. Чем больше мы будем втягиваться…Она нас хочет втянуть в юридические процедуры – оспаривание в суде, доказательства… Ничего нельзя доказать, ты ничего не можешь доказать.

Вот как ты разговариваешь с преступником… вот ты, допустим, играл в наперстки. Ты решил ради каких-то своих целей, интересов – вот я же точно угадаю, я же вижу, где шарик – ты не можешь угадать. Потому что, во-первых, не докажешь ему, что ты угадал – раз. Вокруг него стоит силовое прикрытие, которое, в случае чего, тебе нож прижмет к ребрам, скажет: «Валил бы ты отсюда, паринь!» – два. И у них куплены менты, которые им позволяют возле метро, как это я помню, в 90— годы на Соколе наперсточники стояли, это делать – три. Поэтому ты в любом случае проиграешь, если пойдешь по юридической процедуре.
Нужны нестандартные решения, которые власть боится. Это если вся оппозиция – левая, демократическая, либеральная, патриотическая, националистическая, монархическая, какая угодно, которая не принимает позицию власти, – объединиться и встанет…

О.Журавлева: Вы опять говорите об объединении оппозиции, о которой мы говорим уже сколько лет.

М.Шевченко: Не либеральной оппозиции.

О.Журавлева: Любой.

М.Шевченко: Есть сегодня гораздо более серьезная вещь. Власть хочет дискредитировать любые формы политических, социальных, гражданских процедур внутри страны. Она хочет, чтобы не было вообще никакого понятия нации. Мы должны быть подданными, которые тоскуют о свободе, подданными, которые не согласны с несвободой, подданными, которые любят Россию, подданными, которые не любят Россию – подданными. Подданные могут жить хорошо, могут жить плохо. Но отличие подданного от гражданина в том, что подданный не обладает никакой совокупностью прав и свобод. Подданный полностью зависит от воли государя.

А в данном случае государь у нас коллективный. Это система выступает в роли государя. Это не Путин совсем. Путин – это просто лицо, одна из масок этой системы. И мы им не нужны, потому что они думают о себе. Они себя мыслят героями фэнтези, поймите. Сурков же опять всё сказал: «золотая элита России». Лихие люди, которые захватили власть, имущество, выжили в 90-е, удержали в 2000-е, закрепились в 2010-е. Они считают: «Мы имеем право. Те, кто внизу – это лохи».

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире