13:14 , 31 мая 2019

Алиса Ганиева: Фигура спасителя может быть чисто символической

Передача «Страсти»

Алиса Ганиева: Ты знаешь, Сергей, для меня фигура спасителя, она может быть и предельно трагичной, потому что спасение может не удастся, оно может кончится и гибелью спасателя. Мы, кстати, часто это видим во время трагедий. Недавняя трагедия с «Суперджетом», когда погиб стюарт, пытавшийся вывести люди. Но и фигурой чисто символической.

Я в этом смысле вспоминаю всегда Олега Сенцова, украинского режиссера и политзаключенного, который сейчас сидит на Крайнем Севере, осужденный на 20 лет строго режима. Ему осталось сидеть еще 15. И все помнят, что в прошлом году он 4 месяца держал голодовку ради спасения не себя самого, а своих сограждан украинцев, которые попали в российские тюрьмы после аннексии Крыма, после ужасающих событий 2014 года, прости меня за пафос. Но вот эта его попытка спасти, окончившаяся, с одной стороны, неудачей, потому что политзэки эти всё еще сидят за решеткой, но, с другой стороны, она сплотили целое движение гражданское, которое называется бессрочные пикеты. Они стоят уже почти 300 дней, начиная с сентября

ежедневно, у администрации президента и не только и требуют обмена заключенных между Россией и Украиной. Это спасение, кстати, не только украинских заключенных, но и тех авантюристов и искателей приключений из России, которые поперли туда воевать с котомкой за плечами, а кто-то и с «калашниковым», остались там, были пойманы на месте преступления или перехода границы и теперь пишут письма Владимиру Путину с просьбой их обменять. Письма эти игнорируются пока что, но вот это движение в сторону обмена. Обмен же — это тоже такая сказочная операция, трансформация. Можно вспомнить стихотворение Генриха Сапгира, где крокодил и петух меняются головами. Вот это стремление поменять и как-то выйти к счастливому финалу и тем самым оправдать этот героический жест спасителя, он тоже интересен.

Сергей Шаргунов: Ну, что я могу сказать? Я понимаю, что этот отчасти и вопрос, адресованный мне. Не разделяя хлесткости некоторых твоих формулировок, хочу сказать, что касается обмена всех на всех, то я всегда был последовательным и горячим сторонником этого дела. И, безусловно, это должно касаться и того большого количества людей из юго-восточных регионов Украины, которых, не знаю, ты называешь авантюристами или нет, но которые восстали против государственного переворота, происшедшего в Киеве, которых многих похватали там буквально за георгиевскую ленточку и как бытовых сепаратистов. Это родные мне наши люди, и, конечно, они должны быть выпущены из тюрем. Что касается сидящих в тюрьмах Украины — потому что до сих пор гражданка России Алиса стоит в бессрочной пикете, на что имеет полное право по поводу гражданина Украины господина Сенцова, который, как известно, обвиняется…

А. Ганиева: Который помимо своей воли стал гражданином России, так как он был жителем Симферополя.

С. Шаргунов: Не берусь рассматривать целиком это дело, но хочу напомнить, например, о судьбе Евгения Мефедова. Может быть, тебе известно…

А. Ганиева: Конечно. Один из тех, кто писал письма.

С. Шаргунов: Мне кажется, было бы здорово, если бы причисляющие себя к прогрессистам, либералам наши писатели обратились к идейно близким им властям Украины и попробовали на них повлиять, чтобы не только, так сказать, пикетировали здание российских государственных ведомства…

А. Ганиева: Конечно.

С. Шаргунов: Но чтобы хотя бы на каком-нибудь, так сказать, либерально-литературном сайте появились бы и эти имена.

А. Ганиева: Сергей, я тебе сообщаю, что это всё уже сделано и делалось неоднократно, и власти Украины готовы к обмену, о чем они сообщали раз 13 или 14, отправляли запрос в наш МИД, но наталкивались на стену непонимания.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире