12:45 , 23 мая 2019

Эльман Мехтиев — президент «Национальной ассоциации коллекторских агентств»: Сейчас мы берем закон 230-й, он только коллекторов

ПЕРЕДАЧА A-TEAM

Э.Мехтиев Сказал бы так. В каждом конкретном случае нужно анализировать, но, наверное, потому что наказание отвратимо. Вот мы когда рассуждаем по поводу США, что там все боятся закона, мы все почему-то привыкли говорить про НРЗБ, которого посадили по налоговым делам. Я хочу напомнить другую историю. Помните вот эти объявления Wanted? Они фактически исполняли частные приставы, приезжали и по всем штатам искали, находили и исполняли закон. Да, за деньги. Если мы с вами когда-то придет к тому, что наказание неотвратимо, то оно будет неотвратимо не только в части взыскания, оно будет неотвратимо и для банков, и для микрофинансовых организаций, и для коллекторских агентств. А сейчас мы берем закон 230-й, он только коллекторов. ЖКХ исключаем. А потом «коллекторы замучили ветерана долгами за ЖКХ». Начинаем разбираться, а там коллекторов рядом не было. После чего руководитель управляющей компании, когда директор получил публично НРЗБ, извинился. И теперь они сами ремонтируют ему квартиру. Ветерану Великой Отечественной войны.

А.Соломин А кто это был?

Э.Мехтиев Управляющая компания, которая занимается, в том числе, расчетами по ЖКХ. Чувствуете? Поэтому я говорю, у каждого кредита, у каждого займа есть имя. У каждого коллектора есть имя. Пожалуйста, называйте.

А.Соломин Просто не очень понятно. Вот написал кто-то на моей двери «здесь живет должник»…

Э.Мехтиев Прямое нарушение закона.

А.Соломин Вот. Банк, которому я должен деньги, я знаю. А коллекторов, которым передали мой долг, я не знаю, я вижу только результат их работы.

Э.Мехтиев Правильно. Вот сейчас мы пытаемся… Я на двух стульях… И коллекторские организации, и микрофинансовые организации, сейчас мы пытаемся микрофинансовые организации, принять стандарт по взысканию просроченной задолженности. И одна из самых бурно дискутируемых моментов, по которому, я надеюсь, есть не только понимание, но и единство, то, что даже если я продал долг, юридически я его продал, я не имею к нему отношения как микрофинансовая организация, я все равно несу ответственность за то качество работы, которую делает тот, кто купил у меня этот долг.

А.Соломин А какая это ответственность? Как вы отвечаете…

Э.Мехтиев Начиная с морали. Второй пункт, как это сделать… Мы когда работали в банке, я работал в одном иностранном банке, мы, к сожалению, были вынуждены продать, наша компания ушла из финансового сектора. Мы в договор о продаже долга включали пункт «вы обязуетесь следовать нашим стандартам, даже если вы собственник. Если вы не следуете, то вы платите штраф». Да, за это мы чуть-чуть дешевле продавали свои долги. На копейку дешевле. Но когда потом что-то происходило, мы говорили: «Смотрите, они подписались, они несут ответственность не просто моральную, но и материальную». Это норма не сегодняшняя, этой норме более 10 лет…

Читать полностью интервью



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире