13:03 , 21 мая 2019

Михаил Сеславинский: Могла ли Россия распасться на суверенные республики?

Разбор полета

М. Максимова: Вы считаете, что либеральная идея просто не приживётся на территории нашей страны?

М. Сеславинский, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям: Ну почему, она существует. Она существует в разных странах, она существует в умозрении разных людей. Но представить себе руководителя государства…

М. Максимова: Сейчас или вообще?

М. Сеславинский: Применительно к России образца конца 20 — начала 21 века. Вообще я всё-таки не астролог, я не возьмусь, наверное, загадывать. Но наша страна проходит трудный период, понимаете? Вот давайте вспомним ситуацию в Чечне — болезненный для всех вопрос. Опять-таки (извините, что я всё время обращаюсь к своему опыту 90-х готов, потому что я его очень хорошо помню), ведь многие говорили: всё, надо отпустить Чечню. Пусть будет свободным государством, если они хотят. Надо отпустить Чечню. А потом вдруг раз — и то же самое стало касаться Татарстана, потому что там тоже заговорили: вот Татарстан — почему он не может быть суверенной республикой? А потом вдруг стали возникать идеи, что должна быть Уральская республика с центром в Екатеринбурге.

И трудно предсказать, могло ли это произойти или не могло. Могло ли в России произойти то, что произошло с Советским Союзом? Могла ли Россия распасться на автономные, суверенные республики?

С. Крючков: А сейчас вы вопрос так не ставите?

М. Сеславинский: Сейчас я вопрос так не ставлю. С кровью, с большим трудом, с разными потерями — в том числе ресурсными — было сделано так, что вопрос о том, что Чеченская республика существует вне России, прекратил свое существование. Я не знаю, кто его сейчас сам себе задаёт. Кто-нибудь задаёт? Это актуальный вопрос в нашей жизни? Наверное, уже нет. Наверное, всё-таки всё более или менее понятно в устройстве нашего государства. А могло быть по-другому.

С. Крючков: А вот вы в середине 90-х для себя этот вопрос задавали? А может быть, действительно есть какой-то смысл, какая-то сермяга в предложениях тех, кто говорит: да чёрт с ней, с Чечнёй, пускай идёт на вольные хлеба.

М. Сеславинский: Я задавал себе этот вопрос неоднократно. У меня не было на него ответа. А потом произошёл такой случай — на меня он произвёл большое впечатление. Я был во Львове со своим коллегой — уже немножко попозже. И вот у нас идёт экскурсия по Львову. Проводит чудесная женщина, которая до этого возглавляла, если я не ошибаюсь, как раньше называлось, Управление по охране памятников истории и культуры. И вот мы идём по Львову. Улица Пушкина переименована там, предположим, в улицу Степана Бандеры. Улица такая-то переименована, улица такая-то переименована. И около памятника первопечатнику Ивану Фёдорову такой небольшой книжный, букинистический базарчик. И там продаются брошюры и книги с нацистской символикой. Я говорю: «Ничего себе, ребята, вы даёте! Мало где в Европе можно увидеть такое на открытых прилавках».

Дальше у нас возникает спор, и наша сопровождающая всё время говорит: «Ну если люди хотят уйти, если они хотят отделиться, зачем вы их держите? Дайте им свободу! Пусть они уйдут». И я ей задаю такой же вопрос: «А если мы то же самое экстраполируем на Крым, применительно к Украине? Вы так же скажете: вот если люди хотят уйти, если они хотят свободы, хотят отделиться, дайте им такую возможность?». После этого дискуссия естественным образом прекратилась.

Поэтому такие человеческие, психоэмоциональные рассуждения — «раз они хотят уйти, дайте им свободу, пусть они уйдут»... То, что применительно к друзьям, знакомым, к семье, компании, расколу в политических партиях, как правило, неприменимо по отношению к государству.

читать эфир целиком



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире