11:30 , 21 мая 2019

Кирилл Мартынов: Если такой человек контролирует газету – любая тема может стать минным полем

Передача «Особое мнение»

Александр Плющев: Сегодня с отделом политики у нас есть новости. Правда, в газете «КоммерсантЪ».

Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты»: Все, кто из отдела политики, давайте дружить и поддерживать друг друга. Поэтому первое, что хочется сказать, что, конечно, это беспрецедентный жест. Наверное, со времен НТВ ничего на ум похожего в голову не приходит. Когда двух человек или увольняют…

А.Плющев: Лента. Одного человека уволили.

К.Мартынов: Да, там все-таки смена главного редактора и соответственно уход коллектива. Такое было на наших глазах. Тоже солидарность, хорошо, красиво. Но здесь есть большая структура, я думаю, что больше, чем «Новая газета» и «Эхо Москвы» по количеству сотрудников. Внутри этой структуры есть соответственно очень понятное подразделение, которое пишет про политику. Конкретно про внутреннюю политику. Так же как и мы в «Новой газете» этим занимаемся. И здесь двух сотрудников, которые хорошие профессионалы и занимают важную роль внутри газеты, им предлагают собирать вещи идти на выход. И вместе с ним встает еще 9 человек и целиком «КоммерсантЪ» лишается отдела политики. Вместе со своим заведующим. Мне кажется, это очень сильный жест. Не знаю, как они принимали его внутри себя. Очень, конечно, тяжело, сейчас приходится тем коллегам из «Коммерсанта», которые остались на своих местах из соседних подразделений. Некоторые из них сделали заявления какие-то. Но дальше пока ничего не происходит.

И с одной стороны это история профессионального мужества и гражданского одновременно. Для тех, кто показал свою солидарность. С другой стороны это в целом история про продолжающиеся разрушения российской журналистики и профессионального медиаполя. Потому что это наверное не первый случай такой, но он очень показательный. Предыдущие были, допустим, с главным редактором «Ведомостей», что раньше считалось, что если ты занимаешь какую-то оппозиционную позицию и власть критикуешь, — тебя постепенно из профессии выдавливают. И у нас есть огромное количество примеров, как это было. Но «КоммерсантЪ» это не оппозиционная газета. Это газета, которая просто пишет о том, что происходит. То есть это как бы журналистика по более-менее объективным стандартам профессиональным. Ты пишешь, что есть одна сторона конфликта, есть другая сторона конфликта, развиваться он может так-то и так-то. И выясняется, что профессиональная журналистика с российским политическим контекстом, сейчас, в принципе, несовместима. То есть у тебя есть какая-то информация, ты о ней написал. И тебе говорят: собирайся и уходи за дверь.

А.Плющев: Смотрите, по слухам, потому что нет официального заявления ИД «КоммерсантЪ», есть только очень невнятное интервью Желонкина Би-би-си. Заканчивающееся фразой: «Вы задаете слишком много вопросов». Но по слухам вроде бы они нарушали какие-то стандартные этические и так далее. Вы наверняка сегодня перечитали эту статью.

К.Мартынов: Да, два раза.

А.Плющев: Я тоже сегодня перечитал. Вы поняли, за что их уволили?

К.Мартынов: Да нет, конечно. Очевидно, что Желонкин лицемерит, то есть вы, конечно задним числом можете все, что угодно объяснить. Вы не так сели, нарушили этические стандарты. У нас здесь двойная сплошная проведена. Еще один этический стандарт. Нет там никаких нарушений стандартов. У авторов всегда есть редактор и всегда, в конечном итоге за стандарты публикаций несет ответственность главный редактор. Если это такая невероятно бомба не этичная, подложенная под «КоммерсантЪ», зачем увольнять автора, надо разбираться, кто эту неэтичную публикацию вообще провел, грубо говоря, не автор публикует в газете текст. Это довольно очевидно. Автор его пишет. Дальше есть цепочка производственная, как это все делается. И он провисел ровно месяц, получается, и после этого вдруг они проснулись и поняли, что сделали что-то неэтическое. Полная ерунда.

Очевидно, что есть какая-то третья сторона в этом вопросе. Которая зашла в эту ситуацию и предъявила спустя некоторое время после того, как текст был опубликован, свои претензии. Другого объяснения здесь в принципе быть не может. Но если вдруг Желонкин захочет объяснить, в чем был нарушен этический стандарт, то я думаю, сейчас к нему все просто выстроятся в очередь, чтобы он дал подробное интервью. У них есть какой-то кодекс профессионализма. Пусть он возьмет его и покажет, в каких местах в этой публикации что-то нарушено. По дефолту, очевидно, что там ничего подобного нет.

И, развивая историю о том, что это все-таки тенденция, а не разовый случай, понятно, когда вообще в России медиа постепенно отошли под наш олигархат замечательный, то медиа фактически раз за разом просто выключаются из реального медиапроизводства. Потому что, что из себя представляет российский олигарх. Слово из 90-х, но оно вполне конкретный смысл имеет применительно к владельцу и человеку, который контролирует «КоммерсантЪ» — к Усманову. Что это всеобщий друг. Он со всеми связан. С государством, с какими-то своими контрагентами. С миллионом с огромным количеством людей, и он всех их брат, кум, сват. Они вместе здесь, там. Это означает, что если такой человек контролирует газету, то потенциально это просто любая тема может стать минным полем.

А.Плющев: Такой заложенный конфликт интересов.

К.Мартынов: Если раньше была пресловутая история про двойную сплошную, когда РБК распускали, не распускали, а сказали, что у них, оказывается, есть такие стандарты, которые не позволяют об этом писать. А здесь это не сплошная какая-то, это даже как описать. Это поле, где ты никогда не знаешь, ты играешь в сапера. Ты пишешь про кого-то, а выясняется, что это чей-то друг. А ты об этом заранее не мог знать. Или ты не знал, что важный друг для владельца твоего СМИ. Кстати, еще важный момент, что когда Черкасов, глава отдела политики сказал, я думаю, что он как бы так оговорился скорее, когда сказал, что владелец акционер может решать, кто работает в газете, а кто нет. Мы все знаем, что формально по закону о СМИ это не так. Закон написан таким образом, что он декларирует какие-то ценности СМИ…

А.Плющев: Акционер не вправе вмешиваться.

К.Мартынов: Если уж на то пошло, это вопрос главному редактору. Вот он принимает решение. Сейчас, когда Желонкин после Би-би-си уже какой-то комментарий кому-то дал, который сейчас в новостях цитируется. Он теперь говорит, что это его было личное решение. Никто на него не давил и так далее. Но самое поразительное, что эта история про депрофессионализацию посредством наших крупных собственников, не только Усманов в этом участвует, там есть разные замечательные бизнесмены, которые медиа очень интересуются. Березкин какой-нибудь. Это только одна сторона этой истории. И мне кажется, что она все-таки не единственная.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире