12:40 , 14 мая 2019

Владимир Дворкин: У нас с американцами одинаковое количество ядерных стратегических боезарядов

«РАЗБОР ПОЛЁТА»

С. Крючков А в какой момент эта героика или юношеский романтизм сменился рациональным пониманием того, что военный — это серьёзная профессия? Причём профессия, требующая не просто определённого физического усилия, но и усилия интеллектуального.

В. Дворкин Это пришло уже позже, после того, как я поступил в военно-морской училище. Понимаете, там тоже героики хватало. Романтизма уже такого не было. Была задача: встать на защиту страны. Там, где хочется встать. Вот это впечатление было очень широко распространено среди всех тех, с кем я учился.

С. Крючков Вас называют одним из крупнейших российских экспертов в области ядерного оружия. У меня, наверное, вопрос такого сугубо эмоционального порядка. Ядерная война — это такое метафизический конструкт, умозрительная конструкция, или всё-таки имеет смысл о ней говорить? Я поясняю: этотпредмет разговоров или военные ведут реальные расчёты шансов на выживание после того, как ракеты туда-сюда полетят?

В. Дворкин Это реальные исследования, базирующиеся на многочисленных экспериментах, ядерных взрывах, всех испытаниях, которые проходили, том, что мы знали о Хиросиме и Нагасаки. Это был предмет исследования и обеспечения (потом я уже стал лучше это понимать) такого баланса сил, который не допустит никакой ядерной войны. Вот это было очень важно.

С. Крючков Сегодня этот баланс в мире сохраняется?

В. Дворкин Я не буду говорить о мире. Я буду говорить о том, что существует между двумя главными оппонентами — Соединёнными Штатами и Россией. Да, баланс сохраняется в полном объёме. У нас с американцами совершенно одинаковое количество ядерных стратегических боезарядов. И это обеспечивает то, что называется ядерным сдерживанием, стратегической стабильностью. Хотя в последнее время она, конечно, подвергается эрозии по известным причинам. И нужно продолжать работать в этом направлении, чтобы сохранить баланс и не допустить снижения порогов применения ядерного оружия, обеспечить ядерное сдерживание.

С. Крючков Если перечислите эти факторы эрозии, потому что для многих они совсем неочевидны — что это?

В. Дворкин Эрозия — это, во-первых, то, что Договор о ракетах средней и меньшей дальности находится, по существу, в состоянии краха.

С. Крючков Причём с обеих сторон, судя по всему.

В. Дворкин Ну, что значит «с обеих сторон»? Представления об этом.

С. Крючков И американцы как-то не демонстрируют готовности в нём участвовать, и мы тоже заморозили.

В. Дворкин Тут очень много военных и политических факторов. У нас долгое время уже после горбачёвской эпохи говорили, что это вредный договор, что мы сократили гораздо больше, чем американцы, фактически не понимая состояния всего этого. Потому что наши ракеты средней и меньшей дальности не угрожали Америке, а их ракеты стояли рядом с нами, рядом с Советским Союзом, и ввиду технологических преимуществ угрожали нам очень серьёзно. И поэтому наше руководство, Михаил Сергеевич Горбачёв (и его поддерживал в этом деле и маршал Ахромеев) пошли на этот договор и уничтожили в 3 раза больше боезарядов и в 2 раза больше ракет, но обеспечили такое существование, когда никто друг другу в Европе не угрожал — ни они нам, ни мы им.

Вот это я считаю эрозией. Чем она кончится сейчас — неизвестно. Сейчас десятки, если не сотни разных мозговых центров размышляют о том, какой может быть найден выход в сохранении контроля над ядерным оружием. Но пока прорывов в этом направлении нет, хотя некоторые тренды замечаются.

Читать дальше интервью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире