10:03 , 25 апреля 2019

Андрей Кураев: Печально, что власть не может найти иной скрепы

Передача «Персонально ваш»

Алексей Соломин: Снова приходят многочисленные сообщения о том, что акция «Бессмертный полк», которая раньше появлялась как светлая замечательная инициатива снизу — опять приходят разнарядки: столько-то учеников должно участвовать, массово печатают эти таблички. Как вы относитесь сегодня к этой акции? Сами вы принимаете участие в ней?

Андрей Кураев, дьякон: Сам нет. Вы знаете, я чувствую, что скоро придется ставить серьезный богословский вопрос, потому что христианство очень ревнивая религия, которая не допускает многоверия. Религиозная идентичность должна быть у человека только одна: я христианин, а всё остальное — от лукавого. То есть нельзя быть христианином и синтоистом, христианином и мусульманином, скажем, и так далее.

А.Соломин: Так вот то, что культ Победы становится именно культом…

А.Кураев: Религиозным энтузиазмом, церемониалом и так далее. Это становится все более очевидным. В свое время это была серьезная проблема для ранней церкви — культ победы. Там был серьезный скандал, потому что статуя победы Ника веками украшала зал заседаний Римского сената. До поры до времени римские папы терпели, а потом, в конце IV века сказали: «Нет, хватит».

Алексей Нарышкин: А георгиевская ленточка, она тоже, получается атрибут этой веры в Победу?

А.Кураев: Ну, вот много таких. Сама-то ленточка ладно. К ней какие особо претензии?

А.Нарышкин: К ней много претензий.

А.Кураев: А вот, скажем, вечный огонь, особенно когда он с пентаграммы рвется наружу и так далее. И ему предлагается кланяться. Есть вопросы. В общем, само по себе это очень печально, то, что современная власть не может найти иной скрепы, нежели память о тех событиях, к которым она не имела никакого отношения.

А.Нарышкин: Так, а новая скрепа, она не будет конкурентом церкви автоматически?

А.Кураев: Так вот я и говорю, что если со временем это так будет продолжаться, вполне возможно, что… Некая мифология своя с этим рождается, распространяется, и которую, упаси господь, еще затронуть, что-то не то сказать. Тем более, что Россия такая страна, в которой даже чисто светские модели норовят то и дело превращаться в религиозные секты.

А.Нарышкин: Человек верующий может ходить на акции «Бессмертный полк»?

А.Кураев: Пока еще может.

А.Соломин: А почему вы говорите, что не имеет никакого отношения? Ну, не власть, конечно, а люди нынешние. Они идут с портретами своих предков, которые к этому имели непосредственное отношение. Они их потомки, они воздают дань памяти своим погибшим родственникам.

А.Кураев: Если это их инициатива, имеют полное право. Но когда это становится приказом и несут портреты, включая Николая II и так далее и прочих Героев Советского Союза, с которыми в родстве никак не состоите, а просто, чтобы заполнить площадь или улицу, то это уже некое опошление самой этой идеи, которая изначально было хорошей, человечной, доброй, потому что она была соразмерна человеку. А сейчас она опять превращается в нечто огромное, имперское.

А.Соломин: Символы победы, о которых мы говорим, в том числе, звезда, из которой идет вечный огонь — это все-таки советские символы. Означает ли это, то ваше неприятие их связано с тем, что советская власть сделала с церковью, здесь конфликт на самом деле?

А.Кураев: Это не только советские символы. И в этой связи возникает вопрос, что, скорей всего, это масонские символы. Напомню, что знаменитые гаргульи на Нотр-Даме — это отнюдь не готика. Это XIX век, когда Франция вполне была масонской такой — верхушка Франции, и когда там очень своеобразное было отношение к христианской памяти, идентичности христианской святыни. Поэтому, кстати, это еще большой вопрос, надо ли ставить гаргульи или нет, надо ли их восстанавливать? Это отдельный вопрос.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире