08:06 , 27 марта 2019

Екатерина Шульман: Задержание Абызова — типичная новость, а не событие

Передача «Статус»

Алексей Соломин: Еще один министр медведевского правительства, на этот раз министр по вопросам открытого правительства Михаил Абызов задержан по подозрению в хищении 4 миллиардов у энергетических компаний в Новосибирской области.

Екатерина Шульман, политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС Вообще, мы в нашей программе не идем по тлетворному пути задавания вопросов ведущему по новостям дня. Для этого есть много других эфиров. Но пару слов о происходящем скажем.
Я понимаю, что это может показаться достаточно бессердечным, но, конечно же, это типичная новость, а не событие. Я, кстати, напомню, откуда, собственно, пошло это противопоставление новости и события, к чему корнями своими эта фраза уходит. Это цитата из Талейрана, одно из героев прошлой нашей рубрики «Отцы». Так вот, когда в 1821 году стало известно, что на острове Святой Елены умер Наполеон, то Талейран, который был у него многолетним министром иностранных дел, сказал: «Это больше не событие. Это новость». Что было в высшей степени бессовестно с его стороны. И вообще, это был человек, старый грешник, скажем так, воспитанный бессердечным 18-м веком. Но, тем не менее, понятно, в чем разница.
Мы последнее время более-менее привыкли к таким новостям. Если мы посмотрим статистику, то мы увидим данные, с какой частотой заводятся дела на чиновников. Самая, кстати, репрессируемая категория из высших госслужащих, избранных лиц — это мэры городов. Там вообще не очень понятно, как люди соглашаются на эти должности, поскольку там очень высокий процент, подпадающих под репрессии как действующих, так и бывших. У губернаторов сами знаете, какие тут показатели. Только сегодня, по-моему, пришло у нас сообщение о том, что Газеру, бывшему губернатору обвинение просит 21 год лишения свободы, что, в общем, тоже довольно лихо.
С министрами у нас был один прецедент — это бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев. Нынешний пострадавший — министр бывший. Он был министром без портфеля, министром без министерства. Он руководил так называемым Открытым правительством, которое в период медведевской модернизации занималось открытостью государственных данных, цифровизацией и внедрением всякого рода электронных технологий.

Но насколько мы понимаем, задержали его не за это. Обвинение, насколько можно понять на этом раннем этапе, нисколько не связано с его деятельностью в правительстве. Оно связано с его деятельностью в Новосибирске и с его активностью в энергетической сфере. Мы, естественно, ни сейчас, ни потом не можем высказываться о том, насколько обоснованы или не обоснованы эти обвинения. Но еще раз скажу, учитывая тенденции нашего времени, это те сообщения, которые не особенно удивляют. Что касается того, что это уже второй министр медведевского правительства. Ну, руководитель правительства у нас известен тем, что он не больше защищает своих подчиненных, чем, понимаете, Валентина Ивановна Матвиенко защищает сенаторов, которые тоже попадают под уголовное преследование с завидной регулярностью. Когда сенатор от Карачаево-Черкесии был у нас задержан прямо на пленарном заседании Совета Федерации, то тоже были подсчеты, сколько именно сенаторов у нас в разное время — бывших и действующих — подвергалось уголовному преследованию. Получалось, что около 10% состава, если брать за последние 10 лет. Так что это тоже скорее типичный случай, чем исключение. Вот, собственно говоря, и всё, что пока можно сказать.
Меня удивила деталь, которая, наверное, мало кого удивите. Две статьи вменяются. Это 150-я часть 4-я и 210-я. Ну, 150-я — это «резиновая» статься мошенничество, которая может быть применена к любому виду экономической деятельности. Тут интересно, что часть 4-я утратила силу в 2016 году, поэтому не знаю, что…

А.Соломин: Вообще, инкриминируемые действия совершал Михаил Абызов, по мнению следствия, с 11-го по 14-й год. Наверное, задним числом все равно судить-то не должны.

Е.Шульман: Вы знаете, тут я не буду влезать в юридические дебри. Просто этот факт про 150-ю, часть 4-ю я знаю, а дальше надо разбираться.
Ну, и по поводу 210-й. 201-я — это «преступное сообщество». Это, конечно, зловещая статья. Она всегда была зловещей. И последние президентские поправки, которые усиливали ответственность для руководителей преступных сообществ, делали ее еще более страшной в смысле сроков, которые могут по ней грозить. И, конечно, если это такая статья, то это точно, видимо, следствие будет просить СИЗО. В общем, это тяжелый такой случай.
Когда мы с вами говорили в этом эфире о президентских поправках в статью 210-ю, я говорила вам о том, что не надо себе представлять каких-то сплошь татуированных воров в законе. Преступным сообществом следствием обычно объявляется любая группа, которой инкриминируются экономические преступления политически преступления в предпринимательской сфере.
То есть если у вас какая угодно организация, и следствие полагает, что вы занимались мошенничеством, то, соответственно, оно становится преступной группой, а вы становитесь руководителем этой преступной группы и доказательством этому является, не знаю — табличка на вашем кабинете, ваше присутствие в уставных документах и так далее. Вот вы занимали должность директора — вот, соответственно, лидер это преступной группы и есть.
Сейчас мы посмотрим, как это будет разворачиваться на практике в реальном судебном процессе, эта самая 210-я. Сочетание этих двух статей говорит о серьезности намерений следствия. Это, в общем, достаточно очевидно. Но, как мы знаем из практики последнего времени, это только первая заявка это только первая карта, выложенная на стол. В таких делах есть несколько заинтересованных групп, которые играют друг против друга и вступают во всякие временные альянсы и коалиции. Поэтому рационально в рамках этих правил игры заявить максимум в начале, если придется потом что-нибудь уступать.
Еще раз повторю, эта трактовка может вам показаться какой-нибудь не гуманоидной, но мы тут с вами не занимаемся раздачей эмпатий в розницу — мы пытаемся как-то анализировать происходящее. Это по поводу этой новости сегодняшнего дня, которая, действительно, ровно подоспела под наш эфир.
Последнее, что по этому поводу хочу сказать. Это тоже относится к природе статьи 210-й. Как вы понимаете, не бывает преступной группы, состоящей из одного человека. Следовательно, не надо большого ума, чтобы предсказать, что по этому делу будут еще другие задержанные. Если вас это интересует, то имейте это в виду. Но если вас интересует, то вы, наверное, и без меня об этом уже догадались.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире