11:17 , 21 марта 2019

Максим Шевченко: Караджич не более преступник, чем западные лидеры

Передача «Особое мнение»

Алексей Нарышкин: Пересмотрели приговор Караджичу, говорят, что в Гаагском суде даже аплодисменты раздавались. Вы бы тоже хлопали в ладоши?

Максим Шевченко, журналист: Конечно, есть римское правило – пусть проигравший плачет, Караджич проиграл, как и Милошевич, поэтому проигравшие, как говорится, всегда виноваты. Но в той войне не только Караджич был виноват. Конечно, эта война была страшной и жестокой, и массовые убийства людей, которые там происходили со всех сторон. Нам запомнилась Сребреница больше всего – они вынуждали к выводам и оценкам.

Но так получается, по этим всем судам, что Запад, который продюсировал кровавый распад Югославии, который начал с признания разных республик, нарушая тем самым Хельсинские соглашения 75-го года, вроде как хороший и может кого-то судить. Хотя я уверен, что если бы тогда, в 92-м году, допустим, ФРГ или Франция заняли принципиальную позицию, что «знаете, если вы уж расходитесь, федерация, то она будет мирным способом». Но они начали с признания Словении и Хорватии, тем самым породив сразу же взаимное недоверие, повод для войны.

Поэтому при всем том, что в этой войне были страшные преступления, Караджич не более преступник, чем те западные лидеры, которые, может быть, сами не организовывали обстрел Сараево, блокаду Сребреницы, расстрелы, но которые своими политическими действиями, безусловно, спродюсировали, организовали эту бойню для того, чтобы уничтожить государство, которое было лидером движения неприсоединения, Социалистическую республику Югославию.

А.Нарышкин: Продюсирование поддается какой-то уголовной оценке?

М.Шевченко: Если бы они проиграли, то конечно, оно поддалось бы уголовной оценке. Но так как не выиграли, то и уголовные оценки они дают. Потому что победитель формирует юридическую систему – так всегда.

А.Нарышкин: Мне кажется, что некоторые слушатели, если вдруг когда-либо совершат преступление, могут сказать, что продюсером их действий стал Максим Шевченко, потому что он это сказал в эфире.

М.Шевченко: Максим Шевченко не обладает политическими инструментами, не обладает самолетами, которые могут нести бомбы и ракеты, не обладает возможностью поставлять оружие воюющим сторонам. Не организует наркотрафик и трафик боевиков по обе стороны фронта. И Максим Шевченко, даже если подпрыгнет до потолка и если признает какое-либо государство на земле, это никак не повлияет на это государство.
А вот если государство признают серьёзные, большие государства, то это влияет на ситуацию. Тем самым они вносят сразу разлад. Их задача была развалить Югославию, развалить Балканскую федерацию. Потому что в ЕС не должно быть других федераций, кроме европейского Союза. Тогда это еще не было Евросоюзом.

А.Нарышкин: Такая была идея развала Югославии?

М.Шевченко: Конечно. Должны быть маленькие национальные государства, каждое из которых возглавляется бюрократией, подсаженной на финансовые инъекции, на силовые рычаги.

А.Нарышкин: Маленькими республиками легче управлять?

М.Шевченко: Разумеется. Разделяй и властвуй — это принцип Рима, который был реализован во всей югославской трагедии начала 9-х годов. Я застал войну 99-го года, был с третьего дня войны – я приехал в Белград, когда были самолет Ф-117-Стеллз, в этот вечер. И через несколько дней мы поехали с Олегом Никишиным, другими ребятами, несмотря на запрет, в Приштину, в Косово. И я видел эти этнические чистки, бомбардировки страшные, когда они бомбили, там погибла турецкая семья. Албанцы бежали, турки не бежали, сербы к туркам не имели тогда в Приштине никаких претензий, как ни странно. Но не буду углубляться в страшные детали.

Потом я был, когда пришли десантники на аэродром, это Слатина. Я тоже из Белграда приехал и сидел два дня в окопах, когда сербы уходили, бежали, и заходили албанцы. Я видел албанцев, это были небоеспособные подразделения, поверьте. И сейчас в кино можно показывать все, что угодно, каких угодно террористов – это были такие колхозники, вооруженные устаревшим оружием. А вот натовцы, которых прикрывали с воздуха, которых поддерживали, которые обеспечивали им военную победу, это, конечно, были серьезные силы.

То есть, по сравнению с сербско-югославской армией албанцы, — а я потом ездил туда и встречался с ними, с руководством албанских формирований – во-первых, они были полностью под контролем западных спецслужб, там в каждом штабе сидел иностранный советник. И они производили впечатление наспех собранных подразделений каких-то партизан, которые буквально для картинки были собраны.

Поэтому я уверен, что вся югославская трагедия это абсолютно грязная, кровавая расправа с независимой Югославией для того, чтобы, во-первых, контролировать Балканы, уничтожить движение неприсоединения, а в него входили многие страны в Африке. Латинской Америке. И оно через Югославию контролировало сопротивление неоколониализму во многом. Поэтому да, это был такой акт трагедии после горбачевского предательства и распада СССР.

Читать текст эфира полностью >>>



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире